×

Река Цна

Согласно Википедии, река Цна - левый приток Свислочи. Длина реки — 14 км, площадь водосборного бассейна — 70 км². По одной из версий, название Цна происходит от *Тъсна, как и Тосна. В качестве языковых параллелей предлагается древне-прусское tusna — «тихий», авестийское tušna, tušni — «тихий», и древнеиндийское tūṣṇī́m — «тихо», а также слово с другой ступенью чередования — тушить. Вариант происхождения гидронима от из *Дьсна и сближение с Десна́ считается менее вероятным. Согласно В. Н. Топорову и О. Н. Трубачеву, название реки Цна имеет балтское происхождение. Считается, что гидроним претерпел такую эволюцию: *Тъсна < балтск. *Tusna. Балтский первоисточник указывается как др.-прусск. tusnan «тихий».

Ниже приведен рассказ, присланный одним читателем сайта.
"От истока до устья канализированная - именно такое определение, к сожалению, можно часто прочитать в энциклопедии Беларуси в разделе реки … Осушали, выпрямляли русло, пускали по коллекторам, гнались за показателями, а по сути, уничтожали то, что нам не принадлежит. Ну а сейчас мы имеем то, что имеем, простыми словами - изуродованную землю. «Время было такое, понимали, что делаем, но ничего поделать не могли», - такую фразу я услышал в беседе от человека, который почти всю жизнь проработал в мелиорации на Минщине.

Каким-то рекам, или как их называют мелиораторы, «водотокам», « повезло» больше: они хотя бы сохранили свои название, а ведь немало рек, которым и этого не осталось. Изучая старые карты, отчетливо видишь полноценную извилистую речку с красивым названием, рядом деревня, приезжаешь на место, сверяешься по карте, гидроним привязываешь к топониму, все верно тут она и есть, а точнее была, но вместо реки ты видишь заросший ряской канал, с буроватой водой и липким болотным запахом. От реки не осталось и следа, все стерто. А на берегу стоит деревня, к которой и привязывался при поиске.

Что делать, идешь в деревню пообщаться с местными жителями, спрашиваешь у людей, «как называлась эта бывшая река»? В большинстве случаев местные жители или их родственники еще помнят название бывшей реки, а старые люди, даже могут рассказать, как она выглядела, припоминая разные случаи на реке и то, что с ней было связано. Я всегда ловил себя на мысли, что люди о своих речках отзывались с любовью и трепетом, а вот о выпрямлениях и мелиорации мне еще никогда не доводилось слышать рассказ хоть с какими-то нотками одобрения. Часто это сожаление, смешанное с обидой, а иногда откровенный гнев и даже проклятие. В своих опросах доводилось слышать даже криминальные истории.

Дело было в шестидесятых на реке Черница Логойского района. Пришла разнарядка на канализацию участка р.Черницы от деревни Каменецкая Слобода и вниз по течению. Народ местный, как и всегда это бывает, разделился на две части, кому-то было все равно, другие же пыталась этому противостоять. Недовольство было открытое, жаловались в местные органы власти, пытались изменить решение, но вспять уже ничего было не повернуть, решение было принято «на самом верху». Погудел народ, поскрипел зубами и смирился, но не все. Когда начала приходить техника на этот участок реки, кто-то из недовольных ночью вывел из строя три бульдозера, насыпав в цилиндры двигателей песка. Злоумышленника искали, завели дело, велось расследование, но так и не нашли. Я, слушая этот рассказ, думал, ведь тот человек рисковал свободой на долгие годы, по сути ломая себе весь остаток жизни, но всё равно шел на это. Мне тяжело его обвинить, хотя я прекрасно понимаю, что это откровенное вредительство государственной собственности. Но язык не повернется сказать, что этот человек не любил свой кусочек малой Родины, на котором родился и вырос, был доведен до отчаяния и пытался сохранить его первозданный вид до последнего. … Что это?

Сейчас река Черница на участке ниже д. Каменецкой Слободы, имеет индустриальный пейзаж, какой имеют многие спрямленные реки, мелиорированные как под копирку: ровное поле, а по нему такая же ровная лента канала. Водоток, который уже никогда не станет былой рекой…

Есть и у меня такая река, на ней в далеком детстве я выловил своих первых пескарей и плотвичек. Речка по-своему уникальна: она три раза пересекает минскую кольцевую дорогу и впадает в р.Свислочь. В свое время я многое узнал от местных жителей, уже при мне спрямляли её последние куски, в ней до 60 годов прошлого века еще была в изобилии форель. Это река Цна, маленькая и приветливая, имеет в длину всего 14 километров. Но обо всем хочу рассказать по порядку, думаю, многим этот рассказ будет интересен.

В конце двадцатых годов прошлого века в самых истоках Цны, недалеко от деревни Малиновка начали добывать торф. Часть верхнего участка канализировали, проложили узкоколейную дорогу, которая вела от торфазавода к поселку Готище (нынешняя улица Мирошниченко) и далее к Выставке (теперь это район бульвара Толбухина). Река от спрямления трехкилометрового участка практически не пострадала, а именно, не был нарушен исток. Хоть и заключенная в канал так же, как и раньше, река принимала дождевые стоки с окрестных холмов минской возвышенности, быстро создавая дождевые кратковременные паводки, снося в пики паводков все мостики и кладки в окрестных деревнях. На всем ее протяжении было много родников. Эти родники давали ровный уровень и держали межень (низкий уровень воды в реке, озере, фаза водного режима). В те годы в деревнях Цна-Йодкова, Цна-Хмаринская, Чижовка, Якубово, Зацень было нормой брать воду прямо из реки. Еще бы, наличие в изобилии форели в Цне всегда было хорошим индикатором чистоты воды.

Шли годы, отгремела Вторая мировая война, за годы войны полностью разобрали узкоколейную дорогу в верховьях реки - добыча торфа на том и закончилась, приобрела локальное значение для жителей близлежащих деревень. Речка на участке добычи торфа начала зарастать кустами вербы и ольхой. Бывший прямой участок Цны у деревни Малиновка дичал, и постепенно природа взяла своё. Из года в год дождевые паводки делали свое дело: искривилось русло, появились меандры, вернулась (и была в изобилии) рыба. Еще оставался девственный кусок реки на всём её протяжении до впадения в Свислочь. Но уже не за горами была тотальная мелиорация.

В начале шестидесятых утвердили проект постройки минской кольцевой дороги. По проекту в районе деревень Цна-Йодково и Цна-Хмаринская магистраль МКАД должна была пересечь речку два раза. Естественно эту длинную меандру, которая огибала деревню Цна- Йодково, решили спрямить, памятуя о том как быстро и стремительно во время паводка речка набирала воду. В итоге при строительстве МКАД спрямили четыре –пять километров реки в районе деревни и построили два моста. На третьем пересечении Цны МКАДом возле деревни Зацень тоже пришлось построить мост и значительно спрямить речку выше и ниже моста. А заодно от истока до устья был спрямлен основной приток Цны - совсем крохотная речка Николаевка. В итоге оставалось два не спрямленных участка р.Цны близ деревни Якубово с двумя впадающими безымянными ручьями и самый нижний двухкилометровый участок Цны перед впадением в Свислочь прямо в деревне Зацень (который уцелел до сих пор). Именно на этих двух участках после открытия минской кольцевой дороги в 1963 году еще водилась форель, причем у деревень Якубово и Чижовка (за счет двух безымянных ручьев, которые вероятно были основными нерестилищами), она считалась самой обычной рыбой.

В первый раз я попал на р.Цну в 1977 году. Рыбачил только на верхнем участке, ниже деревни Малиновка, именно там, где в 1920-30 годы велась добыча торфа. Река была вся изрядно заросшая, берега в окружении кустов, ольхи, густой травы. Угадывалась давняя хозяйственная деятельность в этех местах, фрагментально были заметны остатки насыпи от бывшей узкоколейки, извилистое русло (хотя и сохраняло в целом линейность). Поваленные деревья создавали прекрасные укрытия для стоянок рыбы, заливчики, ямки, перекатики. Форели именно там я не ловил. В улове обычными были окунь, пескарь, плотва. Даже в летнюю жару в реке было невозможно искупаться: вода буквально обжигала своим леденящим холодом.

Весной 1979 года Цну решили окончательно добить. Приехав на велосипеде на очередную рыбалку, я не узнал речку, более того, я даже не смог к ней подойти: уже были вырублены все деревья и кусты, во всю работали бульдозеры и экскаваторы. Побывав там еще неделей позже, отметил, что техники уже не было. Среди идеально причесанного поля в ровной как стрела канаве текла мутная вода. Примерно в это же время в такой же бездуховный канал превратили участок реки возле деревни Якубово, спрямив не только Цну но и два впадающих в неё ручья. На этом была поставлена жирная точка, и от той речки, которую застал даже я, не осталось ровным счетом ничего кроме названия.

Сейчас ту Цну, которая была много раньше, можно увидеть только в деревне Зацень, где она на двухкилометровом отрезке перед самым впадением в Свислочь сохранила свой первозданный вид. Часто там встречаю фотографов, находящихся в нирване от многообразия сказочных ракурсов.
Русло сильно извилистое, меандры реки настолько причудливы в своих линиях изгибов и направлений, что поражают своей запутанностью, река течет то на восток, то после крутого поворота она уже бежит на запад, еще один крутой поворот - и это уже юг. Дно песчаное, песок желтый, хорошо промыт родниковой водой. Прорезая галечники и гряды, река после долгого молчания в прямом русле канала начинает что-то шептать на маленьких перекатах. Ивы, ольха, и ракита часто сплетаются между собой с разных берегов, образуя туннели и ворота. То тут, то там мелькают стаи плотвы и уклейки, зашедшие на кормежку из Свислочи. На песчаных отмелях, освещенных пробивающимся сквозь кроны деревьев солнцем, можно увидеть стайки пескарей, а точнее, только их тени, потому как они имеют такой камуфляж, что почти сливаются с речным песком. На старом, черном, давно замытом в песок комле дуба, посередине реки, сидит аквамариновый зимородок, который своим тропическим цветом создает такой контраст, что неискушенному человеку может показаться, что это некий сюр. Речные корни старых деревьев создают сказочные лабиринты в своих подмытых водой недрах. Они наверняка еще помнят последних форелей, которые водились в реке 60 лет назад (и которые в ней уже никогда не появятся).

Этот материал подготовлен на основе многолетнего мониторинга, личных наблюдений, а так же рассказов и воспоминаний старожилов деревень минского района Цна, Цна-Йодково, Цна-Хмаринская, Якубово, Зацень и уже несуществующих приречных хуторов".

Telegram

Читайте еще