×

Наводнения 1929 -1931 гг.

В первой половине XX века Свислочь, еще не укрощенная системой водохранилищ, зачастую преподносила неприятные сюрпризы. Во время паводков, особенно весенних, она затопляла низинные районы Минска, превращая город в подобие Венеции. Впрочем, с подобными проблемами сталкивались все белорусские города и населенные пункты, стоящие на реках. Но иногда эти проблемы принимали характер катастрофы.

Довоенная зарисовка. В «...весенние паводки Свислочь выходила из берегов, заливала по самые крыши прибрежные домики и нынешний парк имени Горького. Вода перекатывалась через деревянный мост, по Советской, Садовой и Октябрьской улицам плавали лодки, спасая людей и добро, а вода несла корыта и лестницы, курятники и венские стулья».

Сергей Граховский «Три песни любви»

1929

"Зьвязда" 16 марта 1929 г.
"Зьвязда" 16 марта 1929 г.
"Зьвязда" 21 апреля 1929 г.
"Зьвязда" 21 апреля 1929 г.

1930
"Бывали в истории Минска годы, когда теплого лета горожане ждали с особым нетерпением. Таким годом, например, стал 1930-й, зима которого принесла сильные жгучие морозы. Холода «загоняли» ртуть в термометрах до отметки минус 35 градусов. Минчане не жалели дров, бросая их в ненасытные «зевы» печек. По вечерам город вымирал. На безлюдных улицах лютовали трескучие морозы и метели. Снега было столько, что дома буквально утопали в сугробах. Не потеплело и с наступлением календарной весны - зима уходить не спешила.

Долгожданное солнце стало пригревать лишь в конце апреля, зато как! Началось стремительное таяние снега. На целых три дня город погрузился в «молоко» тумана. Знающие люди говорили: «Это не к добру! Свислочь вздуется, и будет паводок». Власти создали специальную комиссию, куда вошли военные, милиция, пожарные. О предстоящем наводнении предупреждали жителей приречных районов, заходя в каждый двор. Но многие, как всегда, понадеялись на авось. И совершенно напрасно!

Однажды ночью в их дома с шумом ворвалась вода. Люди искали спасение на крышах, холмах, а река все наступала. Город был поделен водой на две части. Пройти по мостам было решительно невозможно: по ним, перекатываясь, гуляли волны. Затопило часть Пролетарской улицы (современная Янки Купалы), Немигскую, Ново-Московскую, Романовскую Слободу. Вода плескалась у самых домов Старо-Виленского тракта, подступала к Троицкому предместью.

Но хуже всего пришлось обитателям низменных Татарских огородов (берега Свислочи у нынешнего проспекта Победителей). Дома здесь ушли под воду по самые крыши! На реке днем и ночью работали пожарные: они подбирали в лодки тех, кто не смог спастись самостоятельно. Поднявшаяся вода не спадала три дня. Не работали некоторые учреждения, на вынужденные каникулы закрылись школы. Казалось, что жизнь в городе замерла. «Господи, скорей бы лето!» - украдкой молились «несознательные» старушки. Наконец, уровень воды в реке стал падать. Минчанам предстояло устранить все следы страшного наводнения".

Автора и источник не знаю...

Сидели на крышах, махали флагами и звали на помощь
(Печатается с небольшими сокращениями)

В 1931 году белорусы спасались от самого большого в истории страны потопа.

В первой половине XX века Свислочь, еще не укрощенная системой водохранилищ, зачастую преподносила неприятные сюрпризы. Во время паводков, особенно весенних, она затопляла низинные районы Минска, превращая город в подобие Венеции. Впрочем, с подобными проблемами сталкивались все белорусские города и населенные пункты, стоящие на реках. Но иногда эти проблемы принимали характер катастрофы.

В Государственном архиве Минской области сохранились документы, рассказывающие о самом сильном наводнении за всю историю регулярных метеонаблюдений в Беларуси. Весной 1931 года вся БССР была охвачена не бывало сильным паводком, нанесшим серьезный ущерб хозяйству страны. Снежная и морозная зима накопила большие запасы снега и льда на полях и реках, а установившаяся в апреле теплая и солнечная погода вызвала быстрое таяние снега и резкий подъем уровня воды во всех белорусских реках. В своих секретных информационных бюллетенях, направленных партийному руководству страны, ОГПУ охарактеризовало наводнение весны 1931 года как «небывалое».

Из донесений ОГПУ по Минску: «Уровень воды в р. Свислочь начал подниматься 20 апреля. 21-го с 3 часов дня вода начала выступать из берегов, заливая прилегающие кварталы в районах Ляховки, Садовой, Пролетарской, Татарской, Первомайской и др. улиц.

Из хроники наводнения, «Чырвоная Беларусь», №10, 1931. Куркоў Ілья /Мінск незнаёмы. 1920-1940 / Минск незнакомый. 1920-1940/ "УРАДЖАЙ"/ г.Минск/ 2002, с.85

В 9.30 21 апреля начало заливать водой Эльвод (городская электростанция, располагалась около современного здания цирка), который спустя несколько минут выбыл из строя, лишив город света и воды.

Вот что рассказал директор водно-электрической станции "Эльвод" товарищ Позняк в беседе с корреспондентом газеты "Рабочий":
«…Во время наводнения торф, который находился в вагонах, остался на дворе электростанции; из шести бочек машинного масла, уплывших во время разлива воды, четыре пойманы. Со двора "Эльвода" уплыли дрова. В настоящее время на электростанции все рабочие и инженерно-технический персонал мобилизованы для осмотра машин и выяснения возможности их пуска. Станцией будут приняты меры к тому, чтобы к 26 апреля дать электроэнергию основным предприятиям Минска. Энтузиазм рабочих и инженерно-технического персонала, которые работают не покладая рук день и ночь, говорит за то, что город в ближайшее время будет обеспечен энергией».


"Рабочий", № 93 от 19 апреля 1931 года
http://news.tut.by/society/282909.html

С вечера 21 апреля жителям кварталов, которым опасность затопления угрожала непосредственно, было предложено эвакуироваться, однако часть населения, предполагая, что вода не достигнет квартир сравнительно более отдаленных, отказалась перебраться в безопасные места.

Из хроники наводнения, «Чырвоная Беларусь», №10, 1931. Куркоў Ілья /Мінск незнаёмы. 1920-1940 / Минск незнакомый. 1920-1940/ "УРАДЖАЙ"/ г.Минск/ 2002, с.85

В ночь на 22 апреля вода в реке прибывала настолько быстро, что жители прилегающих кварталов просыпались среди ночи от стука дежурных пожарных в полузатопленных квартирах (Ляховка, Нижний рынок, Садово-Набережная).

Из хроники наводнения, «Чырвоная Беларусь», №10, 1931. Куркоў Ілья /Мінск незнаёмы. 1920-1940 / Минск незнакомый. 1920-1940/ "УРАДЖАЙ"/ г.Минск/ 2002, с.85

К утру население указанных кварталов оказалось в домах, полузатопленных водой, и, взобравшись на крыши домов, люди кричали, вывешивали флаги, призывая на помощь. К часу дня 22 апреля уровень воды, по данным Всебелорусского гидрометеорологического института, достиг 380 см выше среднего летнего уровня».

Затопление низинных районов Минска и отсутствие электричества вызвало остановку практически всех предприятий города. Перестал ходить трамвай. Вода снесла несколько мостов через Свислочь. Сообщение между частями города было затруднено. В пригородной деревне Банцаровщина напором унесло мельницу, которую чудом удалось поймать, в противном случае она могла снести оставшиеся минские мосты. К спасению людей, оказавшихся в водном плену, привлекались армейские саперные части.

Водой размыло железнодорожные пути, в результате чего было прервано железнодорожное сообщение Минска с Борисовом и Бобруйском. Нарушилась и телефонно-телеграфная связь. Наводнение охватило всю страну.

...

Наибольший подъем уровня воды был зафиксирован в реке Западная Двина — почти 13 метров! В Свислочи максимальный подъем воды в Минске составил 385 см, а в нижнем ее течении (в районе Осиповичей) — 535 см.

В Минске вода начала спадать уже 23 апреля, в бассейне Западной Двины — 28 апреля. Правительству предстояло провести огромные работы по ликвидации ущерба, нанесенного наводнением. По всей БССР были размыты дамбы, дороги, железнодорожные пути, снесены сотни мостов, подтоплены тысячи домов, повреждены линии связи и электропередачи, системы водоснабжения, затоплены десятки баз и складов с товарами и продуктами.

Из хроники наводнения, «Чырвоная Беларусь», №10, 1931. Куркоў Ілья /Мінск незнаёмы. 1920-1940 / Минск незнакомый. 1920-1940/ "УРАДЖАЙ"/ г.Минск/ 2002, с.85

Но главное, как рапортовало ОГПУ, число жертв было минимальным — всего несколько человек по всей БССР. Хотя среди населения ходили слухи о десятках погибших в одном только Минске. На самом деле чрезвычайные меры по эвакуации населения и помощь армейских частей позволили своевременно вывезти людей из наиболее опасных районов.


Василий МАТОХ, ведущий научный сотрудник Государственного архива Минской области,
«Рэспублiка», 18 августа 2009 г.

Instagram
Instagram

Читайте еще