Минский Главпочтамт

Главпочтамт, 1955г,  29 К
Главпочтамт, 1955 г.

Проспект Сталина,10 (Ленина, Ф. Скорины, Независимости). Построен в 1949-1953 гг. (арх. В. Король). Снято в 1955 г. Слева по кадру — газоны. На их месте в 1957 г. будет построена гостиница «Минск» по проекту арх Г. Баданова.

строительство минского главпочтамта
Фото публикуется с сайта http://www.belpost/ по согласованию с отделом рекламы и маркетинга РУП «Белпочта».
Здание главпочтамта, 1957г,  35 К
Снимок сделан со стороны площади Ленина (пл. Независимости). 1957-58 гг. Фото Иванова Н.А. 

Главпочтамт — центральное почтовое предприятие города, созданное в 1946 г. Организует почтовую связь на территории города, руководит узлами связи и почтовыми отделениями связи. Предоставляет услуги почтовой и телеграфной связи, Internet. Принимает и обрабатывает посылки, бандероли, письма, денежные переводы.

Захарьевская, там где сейчас главпочтамт, 1910 г, 26 К
В 1910 г. это место выглядело так.

Почтовая связь в Минске, да и во всей Беларуси, получила развитие позже, чем в других городах Российской империи. Для создания государственной почты в России в 1667 году был заключен мирный договор с Польшей. В виде особой статьи в него был включен почтовый договор, по которому устанавливалась связь между Москвой и резиденцией польского короля. Почта перевозилась по тракту Варшава — Вильно через Москву, Вязьму, Могилев, Смоленск и Минск.

В Российской империи (частью которой была и Беларусь) существовала почтовая служба с развитой сетью почтовых станций и сопутствующим сервисом. В произведении А.С. Пушкина «Станционный смотритель» отображены почтовые дома XIX века, люди, которые там работали. Некоторые из построенных тогда домов сохранились и до нашего времени. 36 таких строений находятся сейчас на территории Беларуси. Надо заметить, что в почтовых домах Российской империи позволялось останавливаться не всем, а тем, кто имел определенный документ, прописанный в губернии. А вот в корчмах во времена ВКЛ (Великого княжества Литовского, Жемойтского и Русского — так называлось полностью ВКЛ) мог останавливаться как простой люд, так и паны, князья и даже короли. Великое княжество Литовское было демократичным государством.
В XVIII веке была построена Минская почтовая станция. Это было солидное предприятие — 45 лошадей, 15 телег и столько же саней. Еще в 1717 г. появилась постоянная почтовая связь, которая соединяла Минск с крупнейшими городами государства. В 1786 г. магистрат принял решение о нумерации городских зданий — редкое явление для Беларуси того времени. В общероссийскую сеть почтовой связи Минск включили в 1795 году. Тогда и начались регулярные почтовые перевозки.

Время сохранило много любопытных свидетельств развития минской почты. Жизнь связистов была тяжелой — изнуряющий труд при чрезмерно длительном рабочем дне, низкая зарплата, бесправие. Унизительным было положение женщин, служивших в почтово-телеграфном ведомстве. Специальными правилами, изданными в 1865 году, устанавливалось, что телеграфистами могут работать вдовы и девицы не моложе 18 лет. Из замужних принимали лишь тех, кто состоял в браке с чиновником почтово-телеграфного ведомства. Для поступления на работу требовалось разрешение мужа. Если жена болела, муж работал за двоих.

Историческая справка

В 1504 г. Франц фон Таксис принял на себя обязанность доставлять корреспонденцию между императорским, испанским и французским дворами. Так было положено начало первой почтовой династии. Их услугами могли пользоваться не только правительства но и частные лица. Позднее в разных государствах появляются свои собственные почты. Постепенно связанные друг с другом почтовые линии покрыли почтой почти всю Европу. В первой половине 17 века у западных границ России окончательно сложились Польские, Бранденбургские и Шведские почты.
18 мая 1665 года приказ Тайных дел царя Алексея Михайловича заключил договор с голландцем Яном Ван Свиденом, который обязался «привозить вестовые письма всякие Цесарской, Шпанской, Францужской, Польской, Свейской, Дацкой, Аглинской, Италианской, Галанской и Недерлянской земель из стольных городов по две недели, из Турского, из казилбашского царств и из Индеи по времени.
Первая почтовая линия соединила Москву с Ригой, а через нее с Бранденбургскими почтами и далее со всей Европой.
Через два с небольшим года глава Посольского приказа А.Л. Ордин-Нащокин предложил создать вторую, польскую почтовую линию до Вильно. «Пункт об организации почтовой связи по настоянию Ордина-Нащокина включили в Андрусовский договор 1667 года. Почта должна была служить сношениям между московскими и польскими правительствами по турецким и украинским делам, а также развитию торговли». Руководить почтой поручалось иностранцу на русской службе Леонтию Марселису.
Для перевозки почты по территории России предполагалось использовать ямскую службу. «На почтовых станах от Москвы до Риги и Вильно среди ямщиков полагалось выбрать почтарей. Их приводили к присяге и вручали особую форму».
Ямщик был маленьким человеком, от которого часто зависела большая политика, и государство не выпускало его из сферы своего внимания. Если по вине ямщика происходила задержка нарочного или курьера, едущего по делам империи, его следовало казнить. Шотландец Джон Кук, рассуждая о русских ямщиках, сделал по этому поводу следующее замечание: «Здесь приходят в голову два соображения.... Первое: абсолютный характер русской власти; и второе: быстрое обслуживание, предоставляемое ее курьерам и гонцам из конца в конец этой обширной империи, более всего прочего способно принести пользу государственным делам, особенно в военное время и при иных важных обстоятельствах...

«Переведенцы», Ольга Кошелева, кандидат исторических наук, журнал «Родина», № 12, 2001 г., стр. 12-19

Кстати, в беларуском местечке Мир беларуско-польский писатель, публицист, историк-краевед Владислав Сырокомля услышал печальную историю ямщика, которая легла в сюжет его стихотворения «Почтальон». Позднее оно было переведено Леонидом Трефолевым с польского языка на русский, положено на музыку и до наших времен дошло как знаменитый романс «Когда я на почте служил ямщиком».

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку,
И крепко же, братцы, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.

Сначала не чуял я в девке беду,
Потом задурил не на шутку:
Куда ни поеду, куда ни пойду,
Все к милой сверну на минутку.

И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце болит все сильнее.
Однажды дает мне начальник пакет:
«Свези, мол, на почту живее!»

Я принял пакет — и скорей на коня,
И по полю вихрем помчался,
А сердце щемит, да щемит у меня,
Как будто с ней век не видался.

И что за причина, понять не могу,
И ветер так воет тоскливо...
И вдруг — словно замер мой конь на бегу,
И в сторону смотрит пугливо.

Забилося сердце сильней у меня,
И глянул вперед я в тревоге,
Потом соскочил с удалого коня, —
И вижу я труп на дороге.

А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом.
Разрыл я сугроб-то и к месту прирос, —
Мороз заходил под тулупом.

Под снегом-то, братцы, лежала она...
Закрылися карие очи.
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи!

Время движения почты от Вильно до Москвы было определено в договорах с виленскими почтмейстерами 1669 и 1685 годов. Срок доставки корреспонденции равнялся 8-10 дням. (стр. 13-14)

В период своего расцвета Виленская почтовая линия выдерживала его, что высоко отмечалось современниками.

Обозначились и другие проблемы, связанные с адаптацией чужого изобретения к русской культуре. Неожиданное неприятие вызвал обычный почтовый рожок. Когда первая почта из Вильно пришла в Смоленск, местный воевода князь Репнин даже побоялся пропустить к Москве вместе с почтовой сумкой этот подозрительный предмет. Ямщикам рожок тоже пришелся не по вкусу. Они предпочитали оповещать о своем приближении к ямскому стану громким свистом. В петровское же время, когда почтарей стали насильно заставлять трубить в рожок, один из них отравился. (стр. 14)

Кстати, теперешней эмблемой почтовой связи в Беларуси также выступает рожок.

Самой массовой группой почтовых отправлений были куранты (так в 17 в. называли в России иностранные газеты и их русские переводы). С учреждением почты газеты, которые начали присылаться регулярно, превратились в основной источник поступавших в Посольский приказ сведений о политических событиях. Выпускавшиеся ближе всего от границ России кенигсбергские куранты оказывались в Посольском приказе через 21,5 (+2) дня после своего выхода. (стр. 15)

Источник: Статья «Письма, грамотки, куранты», Степан Шамин, журнал «Родина», № 12, 2001 г.
На странице также были использованы фотографии из архива Адамовича А.

пр-т Независимости, 10

Читайте еще