Комаровка

Комаровка — бывшая северо-восточная окраина Минска, расположенная за Троицкой горой и Золотой горкой. Ныне район пл. Я. Коласа, улиц В. Хоружей, Кульман, Я. Коласа, Гикало. Название произошло от находившейся здесь в прошлом деревни Комаровки.
(Есть еще версии о происхождении названия «Комаровка». См. Легенды, мифы, предания).

До 1812 года деревня принадлежала князьям Радзивиллам, которые во время войны выступили на стороне французов. После войны деревня была секвестрирована и приобретена минским помещиком Станиславом Ваньковичем.

Позднее деревня вошла в черту города. Прилегающая к ней территория представляла собой заболоченную низину, где в 1911 г. была открыта Болотная станция — один из центров изучения и практического использования болот России.В XIX — начале ХХ века Комаровка была одним из самых захудалых рабочих окраин старого Минска, которую населяла ремесленная беднота. Люди, по свидетельству современников, жили здесь в жутких условиях. Многие из местных обитателей не имели собственного жилья и снимали «угол». Бывало, что в одной части дома хозяева держали скот, а другую сдавали внаем. Порой одну комнату в целях экономии делили две-три семьи. Жалкое и неприглядное зрелище являло собой большинство улиц окраины. После дождей они превращались в непролазное болото.

Вот что писала о ней газета «Северо-Западное слово» в 1898 году:

«Через Комаровку ежедневно проходит до сотни возов дров и прочего, и все это перетаскивается чуть ли не на руках. Артиллерийские повозки часто выше колес вязнут в грязи, ночью нет ни одного фонаря на всю Комаровку; и только один огонь казенной лавки освещает ночью улицу, сажени на две-три кругом. Жители, в большинстве бедный люд, неоднократно обращались о замощении Комаровки, но все безуспешно...».

Окраина, по оценке санитарной службы, была одним из главных очагов желудочно-кишечной инфекции в городе. В здешних колодцах (а всего их в Минске было 400) вода выглядела так, что пить ее брезговали. Антисанитария, царившая тут, была притчей во языцех. А один минский поэт посвятил ей шутливое стихотворение:

«Он рано вечным сном уснул,
Он жить хотел, но жил по-свински.
В грязи несчастный утонул
На Комаровке, в славном Минске».

В 1903 году фельдшер Н. Владимиров обращал внимание властей Минска на то, что Комаровка — опасное место, в котором сосредоточивается зараза, море разных комаров, — чиновники и зажиточные люди считают позором посещать ее, потому что это заброшенный рабочий нищий квартал.

В 1907 году «Минский листок» сообщал читателю: «Трудно себе представить что-нибудь более ужасное, чем наша Захарьевская улица, которая носит за Золотой Горкой название Комаровки... Эта улица представляет собой липкое сплошное болото, перейти через него никоим образом невозможно...».

В народе говорили: «Выйду за вароты — кусты ды балоты,
Мядзведзь кару дзярэць,
Камар песню пяець...»

Глухой, замшелый комариный угол. Вот такой была Комаровка.

Кстати, с Комаровкой связано одно малоизвестное историческое событие. Здесь, на Комаровском поле (полигоне), которое находилось приблизительно на месте современного рынка, 24 и 25 мая 1911 г. совершал полеты на аэроплане знаменитый российский авиатор Сергей Исаевич Уточкин (1876-1915/16 гг. Один из первых российских летчиков. В 1910-11 гг. он совершал публичные полеты во многих городах России и за рубежом). Это было большим событием для города. Полет был заснят для кинематографа собственным аппаратом кинотеатра «Гигант». Посмотреть на это чудо собрался весь город. Люди бежали на военный полигон как на пожар. Набилось столько народу, что только благодаря солдатам авиатор и аэроплан не были раздавлены.

Интересно было бы найти хоть одно фото этого события.

С 1925 года проводились работы по осушению болота. В 1929 г. трамвайная линия соединила Комаровку с Товарной станцией.
В 1939 г на стыке бывших Логойского и Борисовского трактов построено здание института физкультуры (арх. А. Воинов, А. Брегман). В годы войны в этом районе действовала подпольная группа.

С середины 1950-х годов начали сносить старые деревянные дома. Пустили троллейбус.

В 1964 г. построили Дом мебели, в 1979 г. открыли центральный колхозный рынок — Комаровский.

На месте исторической Комаровки расположена площадь Якуба Коласа, которая занимает более 5 гектаров и с 1956 г. носит название поэта (ранее она просто называлась Комаровской). В центре площади в 1972 г установлен памятник народному поэту.

В настоящее время Комаровка, в основном, ассоциируется с Комаровским рынком — центральным рынком Минска и страны. Расположен он по ул. В. Хоружей, 8, на пересечении с ул. Куйбышева. В 1979 г был построен крытый рынок — самый большой в республике. Площадь торгового зала крытого павильона составляла 13 тыс. кв. метров.

колхозный рынок — "Комаровский"

Из воспоминаний Олега Белоусова
Когда-то, над всеми советскими базарами висели вывески: „Колхозный рынок“. Но, тем не менее, у каждого базара было свое испокон, издавна, людской молвой прикрепленное имя. „Комаровка“ — всегда была Комаровкой, Был „Сурожский“ рынок — это рядом со мной, с моей Московской улицей. Сейчас его нет. Был „Червенский“ — этот и сегодня на своем месте. Был базар на автозаводе, базар на Красноармейской. У каждого базара существовала своя специализация, у каждого, свой контингент, как продавцов, так и покупателей. Продавцы „привязывались“ к базарам сообразуясь с транспортными возможностями — со слуцкого направления оседали на Суражском, подвоз на Червенский был удобен, видимо, для тех, кто двигался в Минск со стороны Червеня. Комаровка же была базаром базаров. Самая людная, самая богатая. Там можно было найти и купить все или почти все. По мелочи, для ежедневного потребления, продукты покупались на базарах поближе к дому.

На базаре все происходило на ваших глазах. Всегда на торговом месте присутствовал мужик, который эту свинью вырастил. С ним можно было побалагурить, поторговаться, сбить цену — это входило в ритуал. Были и невиданные в магазинах продукты — домашние сыры, колбасы, всевозможная птица, кролики, нутрии, мясо дикого кабана, лосятина. Одним словом, гурман и любитель, имевший деньги, всегда мог что-нибудь выбрать. Пожалуй, у каждого посетителя базара были постоянные продавцы, которых знали, которым доверяли. Зачастую они откладывали постоянному покупателю кусочек по вкусу.

На минских базарах продукты были простые и присущие сельскохозяйственной традиции Беларуси. Кроме мясных и молочных, конечно, — сезонные овощи и фрукты.

Олег Белоусов, «Мой город», Минск, «Беларусь», 2005, с. 85-87

Сегодняшним умом понимаю, колхозник, работавший за «палки» (так назывались начисляемые в колхозе трудодни, которые не были обеспечены ни деньгами, ни продуктами) тащил на базар все, за что можно было получить хоть копейку. При социализме, именно колхозник был самым обездоленным человеком в государстве — без паспорта, без денег. Грабили и обижали его все, кто мог и, как мог. Наверно оттого, что многие «новоприбывшие» в Минск «насельники» были или приезжими из России начальниками, или местными крестьянами, правдами и неправдами вырвавшимися из колхоза, чисто эмоциональное отношение к мужику, торговавшему на базаре, было уничижительное. Относились к кормильцу свысока, как к человеку, не сумевшему чего либо добиться в жизни, плохо образованному — одним словом, неудачнику. Не отсюда ли, не из тех ли времен и пренебрежительное прозвище — «колхозник», которым и сегодня, подчас, награждают хлебороба?

Олег Белоусов, «Мой город», Минск, «Беларусь», 2005,http://belousovart.com/russian/liter_journal/prosa/eto_moi_gorod/022/

В те далекие годы в Минске, кроме бочек с пивом, стояли на перекрестках бочки с сухим вином, и запросто можно было дернуть по стаканчику-другому, легкого-легкого, хорошо разбавленного продавцами „сухача“.

Гурманы ходили на Комаровку, где целый ряд занимали молдаване с привозными бочками домашнего вина. Здесь можно было ходить между бочек, дегустировать, изображать из себя знатока, беседовать с продавцами о достоинствах вин. Тем более, что продавцы были заводные: — Ты у меня попробуй! Это же настоящее „Каберне“, настоящий „Совиньон“, настоящее „Мерло“... Приходилось пробовать, причмокивать, делать вид, что разбираешься».

Олег Белоусов, «Мой город», Минск, «Беларусь», 2005, с. 183


В последнее время рынок значительно реконструирован: появились новые торговые дома — Паркинг, Зеркало, удобные автостоянки.

Нынче общая площадь рынка составляет 20 тысяч квадратных метров, действует почти 2,5 тысячи торговых мест. Частный сектор представляют более четырех тысяч предпринимателей. Доля продукции отечественных производителей составляет 90 — 95 процентов. На сезонном рынке сейчас работают четыре сектора, на реконструкцию которых ушло четыре миллиарда рублей. Строительство пятого и шестого секторов запланировано на 2005 — 2007 годы.

В 2002 году на площади перед Комаровским рынком появилось несколько достопримечательностей:
великолепный фонтан перед входом на сезонный рынок, расположившиеся рядом скульптуры лошади, фотографа, дамы с собачкой, бабушки, торгующей семечками.

На этой странице были использованы материалы, предоставленные Главным редактором газеты «Ваше здоровье» академиком, профессором М. А. Либинтовым. А также по материалам — [14-4].

 

Комаровка

Читайте еще