Обчак

Опчак (варианты: Абчак, Апчак, Обчак, Obczak, Apčak, Obchak, Abczak), деревня Лугослободского сельсовета. так называлась общая или общедеревенская пашня, угодье общего пользования. Первое упоминание относится к 1667 г., тогда Опчак — деревня, шляхецкая собственность.

В 1791 г. Опчак — деревня маентка Лошицы Минской парафии, шляхетская собственность.

В 1800 г. — село, шляхетская собственность Р. Прушинского, 34 двора, 263 жителя. В ней находилась деревянная униатская церковь Николая Чудотворца. В 1815 г. Обчак — деревня, собственность С. Прушинского, в 1858 г. — собственность К. Пяликши. В 1884 г. в деревне открыта церковноприходская школа.

В 1897 г. Обчак — деревня Сеницкой волости, в ней было 77 дворов, 428 жителей. Обчак — маенток, двор, 68 жителей, крахмальный завод, мельница, смолокурня.

В 1917 г. в деревне 90 дворов, 591 житель, народное училище; в маентке — двор, 62 жителя. В 1941 г. в деревне 12 дворов, 64 жителя.

На 1.01.1997 г. 147 хозяйств, 322 жителя.

Возле кладбища находится братская могила советских воинов, похоронено 307 человек. Среди них воины 110-й и 362-й стрелковых дивизий, в 1957 г. на могиле установлен обелиск.
(Памяць. Мiнский раён., Мiнск. «Беларуская энцыклапедыя», с. 557-558)

Ниже приведена статья журналиста Сергея Крапивина, расскрывающая интересные странички истории, связанные с Обчаком.

У деревни Обчак в 1945 на месте танкового сражения под Минском проводили экскурсии.

Писатель Константин Симонов в книге «Последнее лето» трилогии «Живые и мертвые» сделал примечательное описание местности к юго-востоку от Минска. События происходили в начале июля 1944 года:

Из дивизии в полк Синцов ехал на попутной машине, которая везла снаряды туда, на огневые. Едва сел и поехал, как впереди снова послышались звуки боя. Стреляли и минометы, и артиллерия, и, кажется, танковые пушки. Дорога сначала петляла по лесу, а потом вывела к широкой просеке. По просеке было разбросано полтора десятка разбитых немецких танков, штурмовых орудий и броне-транспортеров, а дальше, в глубине, стояла целая колонна сгоревших машин...
— Тут позавчера сильный бой был, — сказал водитель.

На обочине стояла полуторка, а по полю между немецкими машинами ходило несколько человек. „Трофейщики“, — подумал Синцов и, повернувшись, снова увидел странно, как палец, торчавшую из земли пушку...

Есть основания полагать, что в этом фрагменте романа изображены окрестности деревни Обчак на Могилевском шоссе близ Минска. Тут бывал проездом летом 1944 года специальный корреспондент «Красной Звезды» подполковник К.Симонов. И не только одного его возили сюда, а многих журналистов центральных газет. Белорусский лидер Пантелеймон Пономаренко любил показывать гостям республики кладбище немецкой бронетехники возле Обчака. Вот он — зримый триумф операции «Багратион»!

Подбитый немецкий танк PzKpfw V «Пантера». На гусеничной обшивке надпись на немецком: «Людвиг так храбр. Победил в 50 из 60 столкновений». Июль 1944 г. Автор снимка — корреспондент газеты «Красноармейская правда» Белорусского военного округа Михаил Савин
Кадр кинохроники 1945 года: Пантелеймон Пономаренко (в центре) среди руководителей БССР. Белгосархив кинофотофонодокументов.

Мемориал

Пройдет время, и военные исследователи раскроют обстоятельства гибели Героя Советского Союза летчика-штурмовика Бориса Окрестина. Выяснится, что в 1944-м старший лейтенант Окрестин направил свой горящий «Ил-2» на скопление бронетехники врага в районе деревень Обчак, Малое Стиклево, Сосны. А в общем, характерно, что еще до наступления победного мая сорок пятого руководители БССР озаботились приданием Обчаку статуса мемориала.

В конце марта 1945 года белорусские газеты писали:

В 13 километрах от Минска, вблизи деревни Опчак (современное название — Обчак. — Ред.), музей [истории Великой Отечественной войны] взял под охрану поле, где сохранились следы июльских боев 1944 года за Минск — валяется разбитая немецкая техника — пушки, танки. К этому месту летом будут организовываться массовые экскурсии.

Итак, массовые экскурсии на места боев в районе деревни Обчак... Здесь мы обратимся к официальной хронике создания Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны:

18 июля 1944 г. ЦК КП(б)Б, Совнарком и Президиум Верховного Совета БССР вернулись в Минск. Руководство БССР и лично первый секретарь ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко, придавая огромное значение открытию музея, пошли на то, чтобы выделить ему одно из немногих уцелевших в центре Минска зданий — Дом профсоюзов на площади Свободы. 1 августа 1944 г. был назначен директор музея. Им стал Василий Демьянович Стальнов. 22 октября 1944 г. музей распахнул свои двери перед посетителями.

Настоящее

Совершенно очевидно, что кроме тесноватого помещения в Доме профсоюзов белорусскому военному музею требовались филиалы — площадки под открытым небом. По аналогии: основанный также в 1944 году Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда разместился на нескольких площадках, в числе которых — филиал «Дорога жизни» на берегу Ладожского озера.

Вот ситуация лета сорок пятого: в Минск прибывают почетные делегации китайских или польских товарищей. Гостям после осмотра музейной экспозиции в закрытом помещении предлагают: «А теперь давайте сядем в автобус, проедем десяток километров и на местности увидим подбитую немецкую бронетехнику».

И, действительно, в Обчаке все было натурально, ничего тут не притягивали за уши. Да и не имелось в бюджете разоренной Беларуси средств на музейные новоделы и прочие «реконструкции».

Но в 1948 году Пантелеймона Пономаренко отозвали в Москву на пост секретаря ЦК ВКП(б), и следом заглохла практика экскурсий в Обчак. Трофейную бронетехнику увезли на переплавку. В местах, где когда-то ревели боевые моторы, послышался мирный рокот — в Обчаке разместилась испытательная станция Минского тракторного завода.

Не делая сегодня упреков кому-то и не занимаясь общими ламентациями по поводу «утерянной боевой славы», просто констатируем одно объективное обстоятельство. Музейно-монументальная пропаганда в СССР должна была учитывать географический фактор: существующий прямой вектор Брест-Минск-Москва. А вот Обчак находится несколько в стороне — на могилевском направлении. Поэтому символьным объектом стала монументально-скульптурная композиция Курган Славы у Московского шоссе и железной дороги Минск-Москва.

Но думается, что не следует забывать и поле ратной славы у деревни Обчак под Минском.

Тут все было по-настоящему.

Источник: С. Крапивин «У деревни Обчак». www.aif.by/ru/articles/social/item/13338-obchak.html

Рассказать друзьям

Поделиться
Поделиться

Подпишитесь на рассылку

Материалы по теме

Читайте еще