минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Экскурсия по Минску, часть 3

Известный писатель и историк Захар Шибеко в своей книге "Минск. Страницы жизни дореволюционного города" назвал Троицкое предместье "чревом Минска". Здесь в многочисленных лавках всегда можно было купить свежую рыбу, горячие бобы, сыр, табак. На Троицкой горе устраивались воскресные базары, которые собирали множество крестьян, привозивших в город птицу, печеный хлеб, сало, зерно. Троицкая гора - одно из самых высоких мест Минска. Троицкий рынок существовал здесь до 30-х годов 20 века, пока не началось строительство Оперного театра, венчающего вершину холма.

01

Перед театром в 1981 году установлен памятник поэту Максиму Богдановичу. Он здесь не случайно: одна из национальных опер, "Зорка Венера", написана на стихи Богдановича. И родился Максим Богданович здесь, в Троицком предместье.

От огромного когда-то Троицкого предместья сегодня остался всего один квартал в излучине р. Свислочи, сохранивший застройку 18 - 19 веков. 

02

Рядом, справа - необычный остров-памятник, который минчане называют "Островом слез".

Небольшой горбатый мостик, перекинутый через протоку Свислочи, ведет на искусственный остров - мемориальный комплекс "Сынам Отечества, которые погибли за его пределами". В Сирии, Анголе, Мозамбике, Никарагуа, Эфиопии, Сомали, на Кубе погибло 789 солдат и офицеров из Беларуси. Но минчане воспринимают мемориал как памятник жертвам Афганской войны и называют его "Остров слез". 


32 тысячи уроженцев Беларуси проходили службу в Афганистане в составе "Ограниченного контингента". 771 белорусских воинов погибли в Афганистане. 12 пропали без вести. Около 2000 бывших "афганцев" скончались от ран и болезней уже по возвращении домой, многие из них покончили жизнь самоубийством. 785 белорусов стали инвалидами после тяжелых ранений и контузий. Безвременно умирают от горя по погибшим сыновьям их родители.

03

Остров слёз. Фото Георгия Матвеева.

"Остров слез" создавался группой украинских скульпторов и архитекторов под руководством Юрия Павлова и был торжественно открыт 3 августа 1996 года. Мемориал необычайно пластичен, насыщен художественными идеями и символикой. В центре мемориала - храм-памятник. Первый памятный знак на острове - валун с бронзовой иконой Божьей Матери - был установлен здесь еще в 1988 году как закладной камень.

04


Памятник погибшим воинам выполнен в виде храма. Он стоит на 16 сваях, уходящих в болотистую почву и укрепленных валунами. В основу его очертаний положен облик храма, основанного Евфросиньей Полоцкой. Кому-то храм напоминает колокол, кому-то - опрокинутый цветок с четырьмя лепестками. На четыре стороны света обращены взоры скорбящих женщин, оплакивающих своих сыновей, мужей, внуков, братьев, возлюбленных. За каждой из четырех скульптурных композиций внутри храма - четыре алтаря с высеченными именами белорусских воинов, погибших в "горячих точках" нашей планеты. В алтарях - иконы "Матерь святая Беларусь", "Евфросинья Полоцкая - заступница белорусского народа", "Не рыдай мене, мати" и "Молитва 14 святых за Беларусь". На изображение 14 святых, канонизированных православной и католической церквями, наложен бронзовый текст молитвы, основной смысл которой заключен во фразе "Убереги нас, Господи, от братской невзгоды". Все иконы и внутренняя роспись выполнены древней техникой энкаустики - восковой живописи. Это живопись, выполненная горячим способом, расплавленными красками, связующим веществом которых является отбеленный пчелиный воск.

05

В центре храма, в подземном колодце, находится Святое место, где заложены горсти земли, привезенные матерями с могил своих сыновей. В подземный колодец уходят туго натянутые струны из металла, покрытого медью, прикрепленные к пяти колоколам. При сильных порывах ветра струны гудят. А в дни поминовения раздается колокольный звон.

Самый выразительный элемент мемориала - скульптура плачущего ангела.

06

Ангел-хранитель плачет, потому что не смог выполнить свою миссию - уберечь воинов от смерти.
У кромки воды разбросаны валуны с названиями афганских провинций, где вели бои советские войска. Стела с маскировочным мозаичным покрытием символизирует поминальный стол.

07

Панорама Троицкого предместья, вернее, его единственного сохранившегося квартала.

Это первый объект Минска, где проведена полная регенерация, то есть восстановление всего архитектурно-градостроительного комплекса. По старым фотографиям, архивным документам, данным археологических раскопок воссоздан первоначальный облик квартала, отдельных зданий, интерьеров. Троицкое предместье сегодня - это не только своеобразный музей под открытым небом, сохранивший стиль и образцы городской кирпичной застройки 19 века. Авторы проекта реставрации Леонид Левин, Юрий Градов, Сергей Багласов сумели включить весь комплекс в современную городскую структуру. Сейчас в Троицком предместье 12 жилых домов, но в основном в старых постройках разместились всевозможные магазинчики, музеи, кафе, картинные галереи, литературные гостиные, художественные мастерские. Возрожденное Троицкое предместье для Минска - то же, что Латинский квартал для Парижа, место, где в уютных кавярнях - кофейнях собираются студенты и представители минской богемы. Троицкое предместье сохранило неповторимый колорит старого города с его двориками, массивными брамами, арками подворотен, коваными лестницами и балкончиками. Я предлагаю вам совершить прогулку по Троицкому предместью, окунуться в атмосферу Минска 19 столетия.

Здесь проходит древняя Старовиленская улица, которая за городской заставой превращалась в Виленский тракт - дорогу, ведущую к Вильне (современному Вильнюсу). На Старовиленской улице сохранилась типовая застройка начала 19 века.

В начале 19 века в Минске, как и во всей Российской империи, начались массовые градостроительные работы. Проекты городов утверждались "монаршим повелением". Минск перестраивался по типовому или, по выражению тех времен, "образцовому" проекту, составленному для губернских городов.

08
Вид на Троицкое предместье со стороны Театра оперы и балета

Проект переустройства Минска был создан в 1817 году и осуществлен к середине 19 века. Губернский город Минск сменил средневековое переплетение узких кривых улиц на ровные линии регулярного плана. В соответствии с планом была выполнена и застройка Троицкого предместья. Четкие грани домов подчеркивают регулярность улицы. Здания высотой в 2 - 3 этажа стоят, тесно прижавшись друг к другу, по одной "красной" линии застройки, создавая сплошную уличную стену, или, как тогда говорили, "единую сплошную фасаду". Все дома построены в стиле классицизма по принципу "единообразие, согласованность, порядок". Декор зданий также выполнен в классическом стиле: ритмичное расположение окон, строгие по рисунку наличники, пояски, карнизы. Украшениями фасадов служат кованые балкончики, слуховые окна самых разнообразных очертаний - полуциркульные, прямоугольные, треугольные.

Хотя архитектурных шедевров здесь нет, но каждое здание имеет свое лицо, свой характер.

Почти половину улицы занимают четыре отдельно стоящие дома. Первый дом справа - корчма "Старовиленская". Рядом, в двухэтажном доме, размещается корчма "Троицкая", где посетителям предлагают традиционные блюда белорусской кухни. Следующие трехэтажные здания имеют симметричное построение, но отличаются формой крыши.

Высокая двускатная крыша - особенность местной архитектуры, которая учитывалась при застройке Троицкого предместья. Такие крыши определялись обилием осадков и традицией устройства чердаков для хозяйственных нужд.

К традиционному белорусскому чердаку эпоха классицизма добавила мансарду. Мансарда - дополнительное жилое помещение, которое устраивалось под высокой крышей характерной формы. Свое название мансарда получила от фамилии французского архитектора 17 века Франсуа Мансара, который впервые использовал чердачное помещение под мастерскую художника. И сегодня в домах с мансардами Старовиленской улицы располагаются мастерские художников.

09

Дома не случайно покрашены в разные цвета. Это было не только красиво, но и удобно. Ведь нумерации домов в старину не было. И если писали письма или просто объясняли адрес, приходилось указывать: "на земле Ваньковича между Комаровкой и Переспой, второй желтый дом от аптеки", или "около артиллерийских казарм, третий зеленый дом от булочной", или "на Старовиленском тракте, дом с мансардой". В Минске таблички с названиями улиц и нумерация домов появились лишь в конце 19 века.

Вплоть до конца 19 века Троицкое предместье оставалось пригородом из-за его невыгодного расположения: этот район отделен от центральной части города рекой. Между тем центр старого Минска расположен очень близко. Вид на него открывается со стороны Коммунальной набережной.

На противоположном берегу Свислочи виден незастроенный участок. Это - бывшее Замчище, место, где в 12 веке возникло первое в Минске поселение.

10

Место для строительства замка было выбрано удобное для обороны: при впадении в Свислочь реки Немиги. Сейчас Немига забрана в трубы и течет под асфальтом улицы, носящей ее название.

11
Коллектор под ул. Немига. Фото Василия Семашко.

Название "Немига" носит и построенная здесь станция метро. Метро в Минске очень неглубокое, поскольку близко проходят грунтовые воды, и строительство станций и тоннелей ведется открытым способом. При строительстве станции "Немига" была обнаружена неисследованная ранее часть древнего города. Поэтому станцию перенесли на 50 метров в сторону, а на замчище были проведены археологические раскопки, которые обнаружили нижние срубы деревянных домов, деревянные тротуары, оборонительные укрепления и фундамент каменного храма с захоронениями Рюриковичей. Сейчас на том месте, где находится фундамент храма, установлен памятный знак.

12
Фото Дмитрия Дзержинского

Также при раскопках были обнаружены мечи, арбалеты, керамическая посуда, разноцветные стеклянные браслеты.

Раскопки помогли установить положение древнего Минска и провести реконструкцию его внешнего вида. Замок овальной формы был окружен мощным земляным валом высотой в 10 метров и длиной около километра. Поверху шел частокол. Попасть в город можно было только через деревянную въездную браму - крытые ворота. Город был одновременно и крепостью, и жилищем. Вдоль узких улиц, мощеных бревнами, тесно стояли деревянные избы, состоявшие из одной комнаты, и хозяйственные постройки. Топились хаты по-черному. 

Оценивая возраст обнаруженных находок, ученые установили, что поселение здесь возникло не ранее конца 11 века. А между тем уже в середине одиннадцатого века Минск упоминается в "Повести временных лет" как известный город. В чем же дело? Скорее всего, Минск первоначально возник не здесь, а в 15 км на запад от современного города, где при впадении небольшой речки Менки в Птичь до сих пор возвышаются валы древнего городища. В древности названия белорусским городам часто давали по названиям рек, на которых они были основаны: Полоцк - на Полоте, Витебск - на Витьбе, Менск - на Менке. Старое название нашего города - Менск, под этим именем он и упоминается в летописях. Археологи установили что городище на Менке было жилым только до конца 11 века. Ученые считают, что в ходе одной из междоусобных войн Менск был уничтожен до основание, и его решили не восстанавливать, а перенести сюда, на Свислочь, сохранив старое название.

Разрушения городов не были редкостью в те далекие времена. Вот и первое упоминание о Минске связано с трагедией. В 1067 году три сына Ярослава Мудрого, поделившие после смерти отца власть в Киевской Руси, двинулись войной в Полоцкое княжество. Минск в те времена был пограничным городом Полоцкого княжества и первым попался на пути братьев Ярославичей. Торопился полоцкий князь Всеслав Чародей на помощь Минску, но опоздал.

13

Вот как описывает дальнейшие события "Повесть временных лет", самая древняя из летописей: "Холода были великие. И подошли к Минску. И минчане закрылись в городе. Братья же взяли Минск и перебили мужей. А жен и детей взяли на щиты (то есть взяли в плен, как добычу). И подошли к Немиге. И Всеслав пошел против них. И встретились оба на Немиге 3 марта. И был снег великий. И пошли друг против друга. И была сеча злая и много людей погибло".

Битва на Немиге описана и в первом известном художественном произведении восточных славян - "Слове о полку Игореве": "На Немизе снопы стелют головами, молотят чепы харалужными, на тоце живот кладут, веют душу от тела. Немизе кровавы брезе не Бологом бяхуть посеяны, посеяны костьми русских сынов".

Через 17 лет после похода Ярославичей, в 1084 году, Минск вновь был разрушен киевским князем Владимиром Мономахом. Как хвастался сам Мономах, в городе не осталось "ни челядина, ни скотины". Возможно, именно после этих событий разрушенный дотла древний Минск и был перенесен сюда, на Свислочь.

Город рос, места жителям в замке не хватало - и вокруг замка вырос посад. Центром города замок оставался до 16 века. В 16 веке административный и торговый центр переместился к Верхнему Рынку, а возле замка сформировался рынок, который стали называть Нижним, или Старым.

По свидетельствам современников, здесь продавали белорусский сбитень, приготовленный в огромных самоварах из березовых листьев, аира, липового цвета и патоки, торговали баранками, кренделями, ветчиной, колбасами, сальтисоном, дичью, селедкой, сыром, горячими пирожками. В 19 веке при перепланировке города валы древнего замчища были срыты, а Нижний рынок существовал еще в 20 веке.

Нижний рынок был связан с Троицким предместьем перевозом, а позже мостом. Со стороны Нижнего города к мосту подходила улица Немига, чтобы в Троицком предместье превратиться в его главную улицу, Троицкую, ныне Богдановича.

 Первыми постройками в Троицком предместье, на самом берегу Свислочи были бани, снесенные при реставрации квартала. Комплекс зданий в излучине Свислочи относится, как и весь квартал, к первой половине 19 века. Самое колоритное здание на набережной - корчма.

Корчма - своеобразный ресторан или гостиница прошлых лет. Два дома, поставленные торцами, соединены характерной белорусской "брамой" - крытыми воротами. За ними дворик, куда выходят двери обоих зданий. В левом разместилась корчма "Старовиленская", в правом, на втором этаже, куда ведет наружная кованая лестница - кавярня (кофейня). Оформление интерьеров выполнено в стиле ретро. В кавярне воссоздана печь, выложенная в белорусских традициях керамической плиткой - кафлей (кафелем), изготовленной по аналогии с образцами, найденными при расчистке подвалов в этом доме.

Здание корчмы всегда выделялось на фоне застройки: вход в нее освещали фонарями, массивные ворота украшали фигурные завесы, ручки, клямки. Вывески у входа зазывали зайти внутрь. Корчмам часто давали звучные и красноречивые названия: "Утеха", "Погулянка", "Последний грош"… Корчмы бывали незаезжие, где можно было просто выпить и закусить, и заезжие, где путники останавливались на ночлег. Корчма - это и место общения, своеобразный клуб прошлых веков. Здесь устраивали собрания, обменивались новостями. Сюда приходили и повеселиться, и потанцевать под нехитрый белорусский оркестр - скрипка, дуда и цимбалы.

Корчма - непременная спутница белорусских городов и местечек, почтовых трактов и проселочных дорог. Это были очень демократичные заведения. "В корчме, как в бане, все равны", - гласит старинная белорусская поговорка. А рядом с корчмой, как символ возвышенного рядом с земным - книгарня - книжный магазин.

Книжный магазин "Вянок", стилизованный под книгарню, книжную лавку прошлых веков магазин - дань памяти  Максиму Богдановичу: так назывался единственный прижизненный сборник его стихов. В книгарне есть букинистический и антикварный отделы, где можно приобрести старые книги.

14
На празднике (ярмарке) народных ремесел. На заднем плане книгарня "Вянок"

Начало белорусского и вообще восточнославянского книгопечатания связано с именем великого гуманиста и деятеля Ренессанса Франциска Скорины. Он окончил Краковский университет со степенью бакалавра свободных искусств, Падуанский университет со степенью доктора медицины. В 1519 году (на 47 лет раньше, чем Иван Федоров напечатал свою первую книгу в Московии) он издал Псалтырь и Библию на белорусском языке.

Дело Скорины продолжил Сымон Будный, философ, деятель Реформации 16 века, открывший типографии в Несвиже, Заславле, Лоске. Первые белорусские книги были в основном религиозного содержания, но были и естественнонаучные трактаты, сборники медицинских рецептов, рыцарские любовные романы. Большинство книг 16 - 17 веков были напечатаны на старобелорусском языке. Но уже к концу 17 века белорусский язык был вытеснен польским из государственной жизни и литературы. Этому способствовало объединение Польши и Беларуси в 1569 году в федеративное государство. В Российской империи, к которой Беларусь была присоединена в конце 18 века, белорусский язык был запрещен. На белорусском языке разрешалось печатать только этнографические труды. Белорусский язык был обречен на умирание. А между тем, как писал великий польский поэт, уроженец Беларуси Адам Мицкевич, белорусский язык - самый богатый и самый чистый из всех славянских языков.

Возрождение белорусского самосознания, белорусской нации пришлось на конец 19 - начало 20 века. Это время расцвета не только белорусской литературы, но и музык, театра, изобразительного искусства. Многие деятели культуры белорусского возрождения были незаслуженно забыты во времена господства социалистического реализма, и только в последние годы их имена возвращаются к нам вновь. Один из них - самобытный Язэп Дроздович.

Здесь же установлен памятник Язэпу Дроздовичу, художнику и краеведу первой половины 20 века. Памятник отлит из бронзы и установлен в Троицком предместье в 1993 году. Это дипломная работа скульптора Игоря Голубева.

15

Скульптурная композиция, посвященная Язэпу Дроздовичу, носит название "Вечный странник". Дроздович изображен идущим по дороге в крестьянской свитке, с посохом в руке, с мольбертом через плечо. Он и был странствующим художником - ходил от деревни к деревне, останавливался в гостеприимных хатах, рисовал и оставлял картины хозяевам. За время путешествий по Западной Беларуси художник создал уникальные альбомы графики - сотни зарисовок городищ и курганов, замков, храмов и деревенских хат, которые и сегодня служат как источник для историков и этнографов.

Язэп Дроздович был не только художник. Он был поэт и философ, этнограф и педагог, мечтатель и фантаст. Его творчество - одновременно наивное и мудрое, реалистическое и фантастическое - отображено в дереве-мечте, корни которого уходят глубоко в землю, а крона устремлена в космос. В кроне дерева видны образы произведений Язэпа Дроздовича. Здесь и знакомые силуэты башен белорусских замков и храмов, и фантастические видения художника, и зничка - падающая звезда…

Памятник Язэпу Дроздовичу установлен в Троицком предместье не случайно. Здесь, на Троицкой горе, находилась высшая женская школа, в которой Дроздович преподавал рисование.

С Троицким предместьем связана жизнь и других деятелей культуры. Здесь была редакция журнала "Лучынка", в котором печатались Янка Купала, Якуб Колас, Змитрок Бядуля, Тишка Гартный. Редактировала журнал поэтесса Алоиза Пашкевич (Тетка). В Троицком предместье в духовной семинарии учился будущий языковед и фольклорист академик Карский. На Троицкой улице родился классик белорусской литературы, лирический поэт Максим Богданович. Сейчас это улица носит его имя.

В глубине Троицкого предместья расположен дом-музей Максима Богдановича. Деревянный дом, где в 1891 году родился будущий поэт, не сохранился, и музей создан в одном из уцелевших каменных зданий Троицкого предместья.

16

Исследователи говорят о феномене Максима Богдановича: ведь он был с детства оторван от белорусских корней и белорусскому языку научился только из книг. Когда Максиму было пять лет, умерла его мать, и отец с осиротевшими детьми уехал в Россию, в Нижний Новгород. Там прошла половина жизни Максима Богдановича. Отец поэта Адам Богданович был известным этнографом и собрал богатую библиотеку книг о Беларуси. По древним сказкам и легендам, преданиям и поверьям открывал для себя будущий поэт далекую, загадочную и таинственную Беларусь.

В Минск Максим Богданович вернулся лишь за год до смерти. Судьба Богдановича трагична - с 18 лет он болел туберкулезом и умер в 25 лет. Последние дни жизни поэт провел у моря, в Ялте, куда уехал по настоянию друзей, но это уже не могло спасти его. При жизни Максима Богдановича вышел единственный сборник его стихов - "Венок". О нем вспоминал поэт в последнем своем четверостишии:
У краіне светлай, дзе я ўміраю,
У белым доме ля сіняй бухты,
Я не самотны, я кнігу маю
З друкарні пана Марціна Кухты.

Максим Богданович - поэт высочайшей культуры. Он читал в оригинале и переводил на белорусский язык Горация и Овидия, Гейне и Шиллера, Верлена и Пушкина. Он доказал, что белорусский язык - не только "мужицкий" язык, что им можно выразить самые высокие идеи, самые тонкие чувства.

Многие стихи Богдановича стали хрестоматийными, их поют как народные песни.

Максим Богданович был требовательным критиком. Ему принадлежат слова: "У нас нет белорусской поэзии, есть стихи, написанные на белорусском языке". Но творчество самого Богдановича стало началом истинной белорусской поэзии. Его печальные и в то же время жизнеутверждающие стихи изящны по форме и полны тончайшего лиризма. Особое настроение пейзажной лирике Богдановича придают мифические образы, почерпнутые из белорусского фольклора - лесовики и русалки, дух вьюги Подвей и Змеиный царь… Языческие поверья, до сих пор живущие в народе, вдохновили многих белорусских поэтов. Некоторые языческие обряды и праздники сохранились до нашего времени. Одному из них - Купалью - посвящена скульптурная композиция возле Дома природы.

Прежде всего, обратите внимание на двухсотлетнее здание, практически полностью сохранившее свой внешний вид, в котором сейчас работает Дом природы. Здесь часто устраиваются выставки, где можно увидеть экзотических животных, редких пресмыкающихся, птиц. Здание было построено в начале 19 века как синагога - дом, где евреи собирались на молитву.

17
Дом природы

Мужчины и женщины в синагоге молились отдельно, поэтому в ее конструкции прослеживается четкое деление на две части: основное помещение, где собирались мужчины, и женская галерея. В довоенном Минске евреи составляли почти половину населения, а всего евреев в Беларуси было около 10 %. Евреи живут в Беларуси с 1388 года, когда великий князь Витовт своей грамотой разрешил им селиться и торговать на белорусских землях. Беларусь - многонациональная, толерантная страна. Здесь всегда мирно жили по соседству представители разных вероисповеданий. Даже отзвуки язычества сохранились до нашего времени. И не случайно рядом с Домом природы стоит скульптурная композиция "Купалье".

18
Скульптура у Дома природы

Белорусам всегда было свойственно обожествлять природу, а купалье - один из праздников языческого природного цикла, в его основе лежит культ огня, солнца, воды, растений, это праздник летнего солнцестояния. Купальская ночь - самая короткая в году. По христианскому календарю купалье совпало с днем святого Ивана, поэтому его часто называют "Иван-Купала".

Купалье - девичий праздник. Девушки раскладывали костер, прыгали через него, пели обрядовые песни, пускали на воду венки и выбирали себе женихов. Скульптура изображает участницу купальского обряда. А может быть, это чаровница или сама Купала - языческая богиня, которая в образе юной девушки появляется в купальскую ночь на белорусской земле. На плече у нее сова - символ мудрости, у ног ящерица - символ бессмертия и вечного возрождения. Девушка ступает на лист цветущего папоротника. По белорусским поверьям, папоротник зацветает лишь раз в году, в купальскую ночь. Тот, кто найдет "Папараць-кветку" - цветок счастья - станет ясновидящим, ему откроются все заклятые клады, он поймет язык зверей, птиц и деревьев. В купальскую ночь собирали лекарственные травы и чародейное зелье. И магические, и целебные настойки изготавливались в домашних условиях - до тех пор, пока не появились первые аптеки.

На границе квартала рядом стоят аптека и цирюльня - парикмахерская. Они оказались рядом не случайно.

19

Ведь в старину цирюльник и хирург - одна и та же профессия. Цирюльник не только стриг волосы и брил бороды, но и лечил раны, пускал кровь, вырывал зубы, вправлял вывихи и ставил пиявки. Даже слово "фельдшер" в переводе с немецкого означает "полевой цирюльник". Правда, цирюльники были менее привилегированной группой медиков по сравнению с врачами-терапевтами, имевшими университетский диплом. В 17 веке цирюльники-хирурги выделились из числа других практикующих медиков и объединились в цеха. Цеха цирюльников появились в Минске, Бресте, Полоцке. Членом цеха мог стать только тот, кто представит свидетельство о законном рождении от почтенных, не запятнанных каким-либо проступком родителей. Вступающий в цех приносил присягу на верность городу. Цех состоял из мастеров, подмастерьев и учеников. Получив звание мастера, цирюльник становился уважаемым и хорошо обеспеченным человеком.

Первые аптеки в Беларуси появились в 16 веке в Пинске и Бресте. В Минске аптека открылась в середине 17 века. Аптекари тоже были уважаемыми людьми. Им давались большие льготы, они освобождались от несения городских повинностей. Сохранилась грамота, изданная 28 ноября 1748 года великим князем Августом III, в которой он дал разрешение члену минского магистрата Яну Давиду Шейбе открыть в Минске аптеку - как сказано в грамоте, "для поратования здоровья людей духовного, светского стану, в том городе живущих, так и для всего воеводства Минского".

Большинство лекарств в аптеках 16 - 19 веков были растительного происхождения - масла, смолы, соки. Лекарственное сырье собирали на полях, в лесу или выращивали в специальных аптекарских огородах. Некоторые лекарства привозили из-за границы. В аптеках продавали не только лекарства, но и ликеры, конфеты, парфюмерию. Специальная аптекарская посуда - реторты, перегонные кубы - изготавливалась на радзивилловских стекольных заводах в Уречье и Налибоках.

Аптека Троицкого предместья, хотя и не является аптекой-музеем, но стилизована под аптеку прошлого. На ее полках можно увидеть старинную аптекарскую посуду и старые фармацевтические книги. В оформлении аптеки использована характерная для белорусских интерьеров кафля - керамическая плитка с изображениями растений и животных, копирующих рисунки из средневековых аптекарских книг.
Над входом - эмблема аптекарского дела в виде змеи, обвивающей чашу. Девиз медиков - "Будь мудр как змея, а мудрость черпай из чаши природы". Эта эмблема получила распространение в 19 веке, хотя и раньше змея присутствовала в медицинской символике. Например, на гербе одного из крупнейших ученых средневековья Гарвея изображена свеча, обвитая змеей. Горящий светильник был одним из символов медицины в средние века. Античный бог врачевания Эскулап изображался с жезлом, обвитым змеями.

В средневековой Европе символом аптекарского дела считался крокодил. В любой белорусской аптеке обязательно имелось чучело крокодила или его изображение как символ здоровья и долголетия. Конечно же, есть изображение крокодила и в аптеке Троицкого предместья. Как и в старину, аптека специализируется на лекарственных травах и пользуется большой популярностью у минчан.

Продолжение здесь

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl