минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Наводнения

Сидели на крышах, махали флагами и звали на помощь
Василий МАТОХ

Печатается с небольшими сокращениями.
Так в 1931 году белорусы спасались от самого большого в истории страны потопа.

Минский потоп 24 июля 2009 года, несомненно, войдет в историю. Белорусы еще долго будут вспоминать плавающие автомобили и затопленные магазины. Но наша страна знала потопы с еще более серьезными последствиями, вызванными не дождями, а целыми наводнениями.

В первой половине XX века Свислочь, еще не укрощенная системой водохранилищ, зачастую преподносила неприятные сюрпризы. Во время паводков, особенно весенних, она затопляла низинные районы Минска, превращая город в подобие Венеции. Впрочем, с подобными проблемами сталкивались все белорусские города и населенные пункты, стоящие на реках. Но иногда эти проблемы принимали характер катастрофы.

В Государственном архиве Минской области сохранились документы, рассказывающие о самом сильном наводнении за всю историю регулярных метеонаблюдений в Беларуси. Весной 1931 года вся БССР была охвачена не бывало сильным паводком, нанесшим серьезный ущерб хозяйству страны. Снежная и морозная зима накопила большие запасы снега и льда на полях и реках, а установившаяся в апреле теплая и солнечная погода вызвала быстрое таяние снега и резкий подъем уровня воды во всех белорусских реках. В своих секретных информационных бюллетенях, направленных партийному руководству страны, ОГПУ охарактеризовало наводнение весны 1931 года как «небывалое».

Из донесений ОГПУ по Минску: «Уровень воды в р. Свислочь начал подниматься 20 апреля. 21-го с 3 часов дня вода начала выступать из берегов, заливая прилегающие кварталы в районах Ляховки, Садовой, Пролетарской, Татарской, Первомайской и др. улиц.

В 9.30 21 апреля начало заливать водой Эльвод (городская электростанция – Авт.), который спустя несколько минут выбыл из строя, лишив город света и воды.
С вечера 21 апреля жителям кварталов, которым опасность затопления угрожала непосредственно, было предложено эвакуироваться, однако часть населения, предполагая, что вода не достигнет квартир сравнительно более отдаленных, отказалась перебраться в безопасные места.
В ночь на 22 апреля вода в реке прибывала настолько быстро, что жители прилегающих кварталов просыпались среди ночи от стука дежурных пожарных в полузатопленных квартирах (Ляховка, Нижний рынок, Садово-Набережная).

К утру население указанных кварталов оказалось в домах, полузатопленных водой, и, взобравшись на крыши домов, люди кричали, вывешивали флаги, призывая на помощь. К часу дня 22 апреля уровень воды, по данным Всебелорусского гидрометеорологического института, достиг 380 см выше среднего летнего уровня».

Затопление низинных районов Минска и отсутствие электричества вызвало остановку практически всех предприятий города. Перестал ходить трамвай. Вода снесла несколько мостов через Свислочь. Сообщение между частями города было затруднено. В пригородной деревне Банцаровщина напором унесло мельницу, которую чудом удалось поймать, в противном случае она могла снести оставшиеся минские мосты. К спасению людей, оказавшихся в водном плену, привлекались армейские саперные части.

Водой размыло железнодорожные пути, в результате чего было прервано железнодорожное сообщение Минска с Борисовом и Бобруйском. Нарушилась и телефонно-телеграфная связь. Наводнение охватило всю страну.

...

Мероприятия властей по спасению людей и организации помощи пострадавшим можно хорошо проследить на примере Минска. В столице ожидали, что весенний паводок 1931 г. будет сильным – в газетах заранее печатались призывы к населению быть готовыми к подтоплению города. Но никто не предвидел столь быстрого и катастрофического подъема воды. Властям пришлось принимать срочные меры по размещению людей, эвакуированных из своих домов и спасению городского имущества и хозяйства:

«В зданиях, где размещены потерпевшие от наводнения (Белпедтехникум, Дом рабпроса) настроение бодрое. 23 апреля – пострадавшие от наводнения были снабжены хлебом, колбасой, горячими обедами и молоком для детей – бесплатно.

Швейная фабрика «Октябрь» (около 2000 рабочих) не работает с 22 апреля. На охрану фабрики и оказание помощи пострадавшим от наводнения мобилизована вся общественность. Пожарная дружина фабрики в полном составе работала на Нижнем базаре по выгрузке ваты из склада. Рабочие с большим подъемом работали в очень трудных условиях по пояс в воде. Все рабочие, не захваченные наводнением, приходят на фабрику, где поступают в распоряжение фабричного штаба».



Власти открыли для пострадавших все столовые города, питьевая вода подвозилась в больницы и столовые города в бочках, были организованы переправы для рабочих, направляющихся на работу и возвращающихся домой, для перевозки грузов и людей был мобилизован весь автомобильный, гужевой и ж/д транспорт. Велась борьба с мародерством и расхищением имущества из оставленных жителями домов – город по ночам патрулировался милицией и военными.

ГПУ сообщало по Минску: «Наводнением подняты мосты по Пролетарской ул., на Нижнем Базаре и по ул. Бакунина (по непроверенным сведениям в момент подъема моста по Пролетарской ул. на нем находилось 3 человека, которые утонули)».

«По неточным данным, в ночь на 22 апреля на Серебрянке снесло дом, причем погибло двое детей и один взрослый мужчина. По городу распространяются слухи, что в одном только доме жертвами наводнения стали 15 человек. Распространены также слухи, что в районе наибольшего затопления на Татарской улице затопило 10 семейств.

23 апреля в 3 часа дня вследствие подмыва обрушился трехэтажный кирпичный дом на Коммунальной улице. Жертв не зарегистрировано.

До сих пор нет точных данных о жертвах наводнения. В результате по городу циркулируют слухи о гибели десятков людей.

Поступающие материалы отмечают прекрасные отзывы рабочих о работе воинских частей во время наводнения».


К счастью для минчан, достигнув менее чем за сутки отметки почти в четыре метра, уровень воды в Свислочи начал быстро спадать. 25 апреля учреждения города приступили к работе в обычном режиме.

Зато на остальной территории Беларуси наводнение оставалось катастрофическим около недели.

Наибольший подъем уровня воды был зафиксирован в реке Западная Двина – почти 13 метров! В Свислочи максимальный подъем воды в Минске составил 385 см, а в нижнем ее течении (в районе Осиповичей) – 535 см.

К концу апреля уровень воды в реках начал повсеместно снижаться. В Минске вода начала спадать уже 23 апреля, в бассейне Западной Двины – 28 апреля. Правительству предстояло провести огромные работы по ликвидации ущерба, нанесенного наводнением. По всей БССР были размыты дамбы, дороги, железнодорожные пути, снесены сотни мостов, подтоплены тысячи домов, повреждены линии связи и электропередачи, системы водоснабжения, затоплены десятки баз и складов с товарами и продуктами.

Но главное, как рапортовало ОГПУ, число жертв было минимальным – всего несколько человек по всей БССР. Хотя среди населения ходили слухи о десятках погибших в одном только Минске. На самом деле чрезвычайные меры по эвакуации населения и помощь армейских частей позволили своевременно вывезти людей из наиболее опасных районов.

Василий МАТОХ, ведущий научный сотрудник Государственного архива Минской области, "Рэспублiка", 18 августа 2009 г.  - http://arhivarius.by/vasilijj-matokh-navodnenie-vesny-1931-goda-v-belarusi/





Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl