минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Взрыв 6 сентября 1943 в казино СД, ч.7

Олег Иванович Усачев
 
Начальник управления полиции безопасности и СД по Беларуси Э.Штраух в своем выступлении (10.04.1943) на совещании руководящих сотрудников генкомиссариата (ARCHE 7- 8 (94 - 95),  жнiвень 2010.  Тэрор i прапаганда у акупованай Беларусi. С. 435) упоминал, что у него в управлении работало около 150 сотрудников-немцев и около 1100 сотрудников из числа бывших советских граждан, среди которых были латыши, эстонцы, украинцы. Штрауха еще до взрыва в казино сменил Эрих Иссельхорст. Для обслуживания многочисленных сотрудников СД рядом с управлением в большом соседнем здании было организовано казино (="столовая") СД, которое располагалось в университетском городке БГУ в здании довоенного историко-филологического факультета на ул. Базарной. В советские времена ул. Базарную переименовали в Университетскую, но жители Минска продолжали ее называть по-старому.


Расположение Управления (SiPo und SD) полиции безопасности и СД в университетском городке


Ул. Базарная и коммерческое училище на дореволюционном плане Минска

Казино находилось рядом с бывшим коммерческим училищем, в котором располагалось само управление. В казино работало большое количество обслуживающего персонала. Следует отметить, что многие авторы не упоминают о наличии многолетнего (с 1935) конфликта между Кубе и СС (Гиммлером) и ошибочно утверждают, что основной целью этой операции было убийство Кубе во время банкета (6.09.1943) в казино СД. При этом историки не объясняют причину отсутствия Кубе на этом банкете и не указывают повод для проведения банкета, которого фактически не было. Единственное конкретное утверждение минского историка А.Валахановича (А.Валаханович. Забойства Вiльгельма Кубе // Новы час. 2011, 11 лiстапада. С.14), что 6 сентября в казино отмечали 10-летие прихода Гитлера к власти не соответствует действительности, т.к. Гитлер пришел к власти (стал канцлером) 30.01.1933 г. В соответствии с "Энциклопедией нацизма" в эти дни не было никаких нацистских праздников. Лишь 9.11.1943 был ближайший  официальный юбилей "старой партийной гвардии" (Tag der Alte Garde) нацистов. К этой категории принадлежали члены партии, у которых номер партбилета был меньше 100 000. Эта численность членов партии была превышена летом 1930 г. В это время в партию вступило большое количество безработных, надеющихся впоследствии к денежному довольствию члена СС дополнительно получить и работу. По этой причине у вступившего в партию в 1930 г. Бах-Зелевского партбилет был с номером 489 101 и его не считали ветераном партии, принадлежавшим к старой партийной гвардии. Соответственно, он не был и обладателем юбилейного золотого партзначка. 

Кубе в Беларуси был единственным представителем "старой партийной гвардии" и предпочитал носить партуниформу старого (до 1940) образца,  подчеркивая этим свою принадлежность к ней и свое несогласие с последующими партреформами Гиммлера. Следует обратить внимание и на то, что конкретный приказ Сталина об убийстве Кубе у нас до сих пор часто подменяют мифическим и абстрактным приговором народа. О возможности наличии такого приказа Сталина упоминал в своей статье (Валерий Надтачаев. Погоня за гауляйтером // Белорусская военная газета (vsr). 2011, 2 ноября): " ...уже в скором времени на оккупированной территории Беларуси де-факто появилась мишень № 1. Спецгруппы госбезопасности, РУ ГШ, отряды и группы Белорусского и Центрального штабов партизанского движения, подпольщики в буквальном смысле открыли сезон охоты на генерального комиссара (гауляйтера) генерального округа «Белоруссия» Кубе. Самым удачливым из них обещали высокие правительственные  награды. Развернулось почти стахановское движение. ... Дать команду на погоню мог лишь Сталин. Когда это произошло, в какой форме был приказ, автору пока неизвестно. Полковник-пограничник запаса (Москва) И.Плугатарев (Игорь Плугатарёв. Виктория Надежды. Белорусская военная газета // 2012, 21 ноября. С.4, 5. http://vsr.mil.by), ссылаясь на младшего сына Н.Троян - Алексея Коротеева, бездоказательно утверждает, что "приказ на уничтожение ... Кубе ... был отдан Верховным главнокомандующим Сталиным в феврале 1943".

Геннадий Сенюков о взрыве в казино в своей статье (Сенюков Г. Охота на "Кабана"// Вечерний Минск. 2005, 31 августа) ход операции по организации взрыва в казино СД, проведенной спецгруппой из отряда НКГБ "Местные" под командованием С.Ваупшасова (15.07.1899 - 19.11.1976), изложил более подробно, но (как и у других авторов) без упоминания  последствий для местного населения. Сенюков утверждал: "Одной из задач, стоявшей перед отрядом, было исполнение приговора над палачом белорусского народа Кубе, нареченного в оперативных документах "Кабан". Однажды разведка доложила, что .... намечается банкет офицеров СД, на котором должен присутствовать и "Кабан". Такой возможности нельзя было упустить". По какому поводу намечался банкет в этой статье (как и в других) Сенюков предусмотрительно не упоминает. 

Операцию наметили провести во время банкета, на котором должно было присутствовать много гостей и сотрудников СД. Для ее выполнения партизаны привлекли двух официанток этого казино: Капитолину Гурину и Ульяну Козлову. Разведчики отряда Гуринович, Матузов доставили в Минск и затем передали этим девушкам (не указанное Сенюковым) большое количество взрывчатки и мину с взрывателем замедленного действия.  Девушек обучили как и когда запускать взрыватель мины и как ее укладывать вместе с взрывчаткой. Было решено спрятать взрывное устройство в большую перевернутую кадку, на которой в деревянном ящике стояла высокая пальма. Сенюков не поясняет, почему официантки пришли в зал заранее и производили там уборку помещения вместо уборщиц и как девушкам удалось незаметно пронести через охрану в зал большое количество взрывчатки, т.к. вся территория была обнесена глухим забором и круглосуточно охранялась. 

Улучшив момент девушки с большим трудом сняли с кадки весьма тяжелый ящик с пальмой, приподняли кадку и заложили в нее толовые шашки с миной. Предварительно запущенный ими взрыватель замедленного действия должен был сработать в 8 часов вечера. Но партизаны не учли большую погрешность во времени срабатывания взрывателя, которая дополнительно зависела еще и от температуры окружающей среды. Затем девушки с большим трудом поставили пальму на прежнее место и продолжили уборку зала. Затем Ульяну отпустили домой, а Капитолину (с неуказанной Сенюковым целью) оставили на рабочем месте. После этого (около 16.00) в зал зашла большая группа эсэсовцев (?) и стала тщательно осматривать зал. Они проверили все печи в зале, заглянули под столы, перевернули и осмотрели все стулья, металлическим щупом проверили землю в ящике с землей для пальмы, но кадку под пальмой не проверили, полагая, что один человек не сможет поднять с нее пальму. Далее Сенюков утверждает, что "К семи часам вечера начали съезжаться гости, среди которых нередко мелькали генералы и полковники, другие важные чины ". Когда тучный генерал начал провозглашать первый тост, Капитолина накинула платок на плечи, для маскировки взяла ведро с мусором и незаметно выскользнула через черный ход. Здесь Сенюков не объясняет причину отсутствия охраны у всех входов в здание. Невдалеке от казино ее ждал подпольщик Иванов на своем грузовике. Они заехали за ее братом с сестренками и помчались за город. Что в это время делала Ульяна Козлова и как она спасалась, Сенюков не упоминает. "Когда они были уже за городом, ровно в двадцать ноль-ноль услышали мощный раскат ... яркое пламя вспыхнуло и охватило небо". Это был "... взрыв в столовой СД, в результате которого нашли свою смерть десятки офицеров и генералов".

 В далее приведенном Сенюковым спецсообщении НКГБ СССР для ГКО события излагались немного иначе и указывалось, что "6 сентября 1943 г. в 19 часов оперативной группой НКГБ СССР, действующей в районе г. Минска, возглавляемой подполковником Ваупшасовым С.А., после тщательной агентурной подготовки в г. Минске взорвана офицерская столовая-казино службы СД. В результате взрыва, по неполным данным, убиты 4 генерала, несколько подполковников, начальник службы СД и полиции г. Минска, начальник одного из отделов службы СД и тяжело ранены более 30 немецких офицеров." Следует отметить, что в своей статье Сенюков не уточняет расхождения в указании времени взрыва, в числе погибших и не упоминает о последствиях этой диверсии для жителей города.

Другие авторы о взрыве в казино. Доктор исторических наук А.Попов (Москва) в журнале СОЛДАТЫ РОССИИ (31-12-2008)  погибших называл просто офицерами и чиновниками. Авторы многочисленных публикаций об этом взрыве любят ссылаться на показания капитана 52-й немецкой пехотной дивизии, перешедшего на сторону Красной Армии, Ганса Шмидта, который (по неизвестным причинам) утверждал (Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы ВОВ. Т. 2. С. 354, 355), что он видел развалины этого здания, из-под которых было извлечено 30 убитых и 50 тяжелораненых немецких офицеров. Это же недостоверное  утверждение Шмидта упоминается и в столичном многотомнике "Памяць" (Памяць. Мiнск. БЕЛТА. 2005. Т4, с.150).

В.Надтачаев в своей статье (Валерий Надтачаев. Погоня за гауляйтером //Белорусская военная газета (vsr). 2011, 2 ноября) справедливо отмечает: "Совинформбюро со ссылкой на немецкого дезертира капитана Ганса Шмидта сообщило о 30 убитых и 50 тяжелораненых немецких офицерах. Поскольку неизвестно, из какого источника почерпнул эти цифры сам Шмидт, то не будем торопиться безоговорочно принимать их на веру. Для сравнения, профашистские газеты писали о 16 убитых и 32 раненых эсэсовцах." Интересно и утверждение В.Надтачаева в этой же статье, где он отмечает, что им в архиве КГБ РБ обнаружена информация, касающееся взрыва в столовой СД.

Минчанка А. С. Шинкевич во время оккупации работала медсестрой в  городской тюрьме на ул. Володарского. Когда в 1963 г. в КГБ при СМ БССР ее в качестве свидетеля допрашивали по делу бывшего сотрудника минского филиала Абвера (Абвернебенштелле «Минск») Акселя Ганзена, то она рассказала и о том, что после взрыва в столовой СД в тюрьму привезли  Раису Качову, 1914 го или 1915 года рождения, подозреваемую в совершении диверсии. Она работала в столовой то ли официанткой, то ли уборщицей. Женщину так изуродовали во время пыток в СД, что в тюрьму привезли только труп. По спискам группы К. Л. Матузова, а именно его люди  совершили диверсию в столовой СД в сентябре 1943 г., женщина по имени Раиса Качова не проходит. Из членов группы, да и то в январе — феврале 1944 г., была арестована только Н. И. Чумакова 1913 года рождения. Где на момент ареста она работала, неизвестно. Если свидетельница ничего не напутала и Качова действительно работала в столовой, то в 1963 г. еще  можно было навести о ней справки у тех же Гурьевой или Козловой. Но следователя тогда интересовал лишь немецкий контрразведчик Аксель Ганзен.

К этому замечанию В.Надточаева можно добавить, что из этого следует, что родных Гурьевой и Козловой, других родных многочисленного персонала казино СД никто не искал и не расспрашивал. Предположительно,  не изучались по этому вопросу и сохранившиеся (не переведенные) архивные документы Минского СД , а авторитетные историки игнорируют ряд общедоступных документов. Например, в НАРБ имеются документы, содержащие более достоверную информацию о потерях немцев во время взрыва в казино СД. Например, 18.09.1943 в ЦК КП(б)Б от партизанских формирований было получено следующее донесение (НАРБ, 3500-11а-6, л.197) для П.Пономаренко: "... 6 сентября в Минске в столовой СД .... на Базарной улице произошел взрыв, убито 2 и ранено 4 офицера гестапо ....".  О взрыве в казино СД начальник управления полиции охраны правопорядка (OrPo) по Беларуси Э.Герф на минском судебном процессе (в Доме офицеров) над нацистскими преступниками  22.01.1946 сообщал (НАРБ, 4п-29-112. л. 524 -560) следующее: "После взрыва в здании СД я приехал на место, чтобы лично ознакомиться с происшествием. Я установил, что было 4 человека убито и 4 ранено. Мина была подложена с таким расчетом, чтобы взрыв произошел в тот момент, когда будут обедать начальники СС, но вышло так, что мина взорвалась в то время, когда в столовой находились другие люди. По требованию СД и по приказу Кубе охранная полиция принимала участие в облавах ... Особая команда СД проводила расстрел... СД никогда не информировало начальника полиции о тех действиях, которое оно совершало. ... было арестовано свыше 600 человек ... в Дроздах над этими людьми, которые были схвачены в облаве, был совершен расстрел ... их направили в Дрозды, эти люди расстреляны...". Прокурор при этом пытался поправить Герфа своим напоминанием, что этих заложников расстреляли в концлагере в Тростенце, но Герф настаивал на том, что их расстреляли в небольшом (около 3 тыс. человек) стационарном концлагере, расположенном в поселке Дрозды, находившемся северо-восточнее Минска.

Следует обратить внимание на то, что Герф не упоминает ни о каком банкете, а только об обычном обеде руководящих сотрудников СД. Известно, что в эти дни в Минске было произведено около 6 сильных взрывов в разных местах города. Обозленный начальник управления полиции безопасности и СД по Беларуси Э.Иссельхорст приказал за взрыв в казино СД расстрелять 300 заложников (из любых категорий жителей). Можно предположить, что к этому числу заложников за остальные взрывы он добавил еще 300 заложников. Свидетель этих облав (НАРБ, 4п-29-112. л.593) утверждал: " ... в сентябре месяце 1943 года была подорвана столовая СД. После этого ....Вторая Арктическая, Арктическая и Беломорская улицы были окружены немцами в 2 часа ночи... они забирали их и говорили - на проверку документов ..." . Выбор именно этих улиц (возле Комаровского рынка) историки ничем не объясняют. До революции эти улицы назывались Турецкой и Китайской. Возле них находился концлагерь СД на ул. Широкой (сейчас ул. Куйбышева), а в лагере с помощью местных жителей готовили восстание. Для этого в соседних домах накапливалось оружие. Т.о., в соответствии с введенным нацистами на всех оккупированных территориях правилом расстрела заложников, и на этот раз многие сотни жителей Минска за взрыв в казино СД заплатили своими жизнями. 

У многих авторов завышена ценность головы Кубе. Число (300 чел.) расстрелянных за убийство Кубе заложников приводилось на судебном процессе над нацистами в Кобленце. Известный минский историк А.Валаханович в своей статье (А.Валаханович. Забойства Вiльгельма Кубе // Новы час. 2011, 16 снежня. С.14) весьма неточно утверждал, что за убийство Кубе днем 22.09.1943 было казнено 300 заложников, в последующие дни около 2000 , а всего было уничтожено около 3 тыс. жителей Минска. При этом он эти цифры считает заниженными и в качестве реальной цифры казненных за убийство Кубе называет 6-10 тыс. жителей Минска.

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl