минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Охотники на Кубе из бригады (НКГБ) Лопатина "Дяди Коли", ч.6

Олег Иванович Усачев

Лопатин Пётр Григорьевич (1907 - 1974) - один из руководителей партизанского движения на территории Минской и Витебской обл. в годы Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (15.8.1944). Родился в с. Излегоще Усманского р-на Липецкой обл. С 1934 сотрудник НКВД. После раздела Беларуси (Рижский договор, 1921) граница с Польшей стала проходить возле Минска. С 1936 Лопатин под прикрытием должности проводника и затем бригадира проводников вагонов на ж.-д. ст. Минск обслуживал пассажиров поезда Минск -Владивосток. Впоследствии члены его бригады проводников стали членами его партизанской бригады.

С 1941 Лопатин в партизанском отряде был командиром отделения, взвода. С марта 1942 командует специальной разведывательно-диверсионной группой НКГБ СССР «Бывалые». В августе 1942 в районе озера Палик несколько небольших отрядов объединяются в бригаду «Дяди Коли» под командованием П. Лопатина. Партизаны его бригады осуществляли диверсии на железных дорогах Минск — Орша, Минск — Молодечно, на шоссе Минск — Борисов. В ходе операции «Рельсовая война» подорвали более 1,9 тыс. рельсов, 5 ж.-д. мостов. Партизаны бригады провели ряд крупных операций:  разгромили немецкий гарнизона в Зембине, обнаружили немецкую диверсионно-разведовательную школу «Сатурн» в (довоенном пехотном училище) в Печах возле Борисова, похитили одного из руководителей школы по подготовке диверсантов (полковника Керинга), многократно повреждали кабель подземной связи между Берлином и группой немецких армий «Центр» и т.д.

С 1944 Лопатин работал зам. председателя Борисовского горисполкома, затем райисполкома. Член КПСС с 1947. В 1955-62 Лопатин был на хозяйственной работе. Имя Лопатина присвоено средней школе в г. п. Ганцевичи, улице в г. Борисове. Материалы о нём экспонируются в Борисовском краеведческом музее и в Музее народной славы в д. Иканы Борисовского р-на, где на аллее Героев ему установлен бюст. Несколько лет тому назад музей в д. Иканы (45 км от Борисова, раньше староверы здесь рисовали иконы) по неосторожности сторожа сгорел. Бышие партизаны многие годы добивались восстановления этого музея. В этой деревне установлен памятник партизану-сеятелю, как символ единства партизан и местных жителей. В 1964 году школьниками д. Иканы был высажен парк героев, где каждое молодое деревце – в память о погибших партизанах бригады. Имеется школьный музей народной славы. В Борисове проводятся областные соревнования на приз имени Лопатина, он зачислен членом коллектива магазина № 22 Борисова.

 


 
П.Лопатин на встрече партизан у озера Палик


До убийства Кубе Надежда Троян с 1942 г.

   
Н.Троян,  фото для Е.Мазаник

работала переводчицей в управе небольшого поселка (возле Минска) Смолевичи, а затем у немца-предпринимателя на торфозаводе. В годы послевоенных репрессий переводчикам обычно  давали за сотрудничество с немцами не менее 10 лет лагерей и Троян сильно повезло, т.к. после войны сажали и более заслуженных и отважных подпольщиков, чем Троян. Например, русская немка Мария Александровна Скоморохова (1905 г.р., начальное образование) в годы оккупации работала надзирательницей в женском отделениии Минской городской тюрьмы на ул. Володарского.

Она едой и одеждой помогала многим заключенным,  сообщала подпольщикам о поведении арестованных. Осипова в своих мемуарах (1990, с. 47, 48) отмечала: "... знаю её с конца 1941 года... Помогала бежать из тюрьмы нашим людям. При тюрьме была кладовая, где она выдавала пайки согласно списку изменников Родины. Передала мне два списка изменников Родины, которые получали пайки в тюрьме. Передавала записки от заключенных родственникам и друзьям. Организовала встречу в тюрьме с Соколовой Антониной Алексеевной. С её помощью в 1942 году в один день было освобождено более 20 человек наших людей".  В более ранних (1968, с. 4 ) и весьма неохотно написанных мемуарах (БГМИВОВ. Н/В 26161. С.4. Мемуары (1968) М.Б.Осиповой для музея истории ВОВ)  Осипова упоминала, что  Скоморохова несколько раз организовывала ей встречи с её арестованной довоенной подругой Тоней Соколовой и с другими товарищами. Известный минский ученый (с 1937 завкафедры физики БГУ) Илья Некрашевич (подпольный псевдоним "Стволов", 1905-1993) в своих мемуарах (БГМИВОВ. Н/в 3795  и 20-1-24. Воспоминания Некрашевича (от 16.10.1944) утверждал, что его жена (врач медпункта в д.Теляково) хорошо знала односельчанку  Антонину Соколову и через неё познакомилась в 1941 с Осиповой. Скоморохова для Осиповой и жены Некрашевича неоднократно устраивала встречи в тюремном дворике с арестованной в 1941 Соколовой (Некрашевич: её расстреляли в январе 1942,  Осипова: расстреляли 22.2.1942 ), которая работала до войны  следователем прокуратуры. Скоморохову выдал неизвестный предатель и за связь с подпольщиками ее отправили (1944) в концлагерь. После войны (1945) она вернулась из Германии в Минск, где её арестовали и осудили на 25 лет (тогда высшая мера наказания) лагерей, а Осипова (депутат ВС БССР в 1947-63 гг. ) за нее не заступилась.

В 1942 г. семья Н.Троян переехала из Минска в Смолевичи, где  Надя установила связь с местными подпольщиками и партизанами. Она упоминала (Селеменев В. и Шимолин В. Охота на палача.   Мн.: Лит. и Искусство. 2007. С. 191): "... когда я работала в Смолевичах и поддерживала связь с партизанским отрядом "Буря", у меня был знакомый партизан Красовский Иван, он же Притчин Архип, с которым была связана по подпольной работе .... он ... и порекомендовал меня Ивану Федоровичу Золотарю".

           
Разведчик А. Притчин

3.6.1943 Троян вместе со всеми своими родственниками уходит из Смолевич в небольшой партизанский отряд "Буря", который мало занимался ведением боевых действий и осуществлял преимущественно (кроме небольшого числа подрывников и разведчиков) охрану штаба бригады "Дяди Коли", решал продовольственно-хозяйственные вопросы бригады. Н.Троян в отряде числилась разведчицей отряда и  неофициальной ("партизанской") женой командира отряда "Буря" Михаила Скоромника,


М.Скоромник, командир отряда "Буря"

который после войны  в честь Троян назвал свою дочь Надей, а Троян навещала его семью.

В статье И.Плугатарева (Игорь Плугатарёв. Виктория Надежды. Белорусская военная газета // 2012, 21 ноября. С.4, 5. http://vsr.mil.by) со ссылой на младшего сына Н.Троян  ( А. Коротеева) ошибочно (это не подтверждают бывшие партизаны отряда "Буря" и архивные документы) утверждается, что  в бригаде "Дяди Коли" Надя "...участвовала в уничтожении нескольких мостов и эшелонов противника",  что "Надежда ... хорошо изучила в школе немецкий (у нее были склонности к этому), говорила без акцента". Но, многим лингвистам известно, что без акцента практически разговаривают лишь выросшие с детства в немецкоговорящей среде люди. Владевшая (европейским еврейским) языком идиш (средневековый диалект немецкого) Троян не могла без многолетнего общения с немцами разговаривать с ними без акцента. Например, довоенная аспирантка минского мединститута Т.Калита раговаривала на идиш лучше своего мужа Моисея Янкелевича Грингауза, но не претендовала на владение немецким языком в совершенстве и без акцента. Разведка многих отрядов к этому времени уже знала, что врача 1-й клиники Татьяну Калиту (6.10.1918-21.8.1993) биржа труда (по совету главного консультанта генкомиссариата врача Ермаченко) перевела на работу гувернанткой детей Кубе. Одним из обязательных требований к прислуге было владение на хорошем уровне польским языком. Польским языком свободно владела и Мазаник (в детстве с ней весьма состоятельная бабушка по линии матери разговаривала только по-польски) и Калита. Кроме того Калита хорошо знала немецкий язык и перед войной училась в аспирантуре мединститута, что в основном и повлияло на выбор Ермаченко. Сама Калита в трудное послевоенное время в целях самозащиты от волны необоснованных  репрессий утверждала, что с июля 1942 по май 1943 она работала уборщицей (т.е. не гувернанткой) в помещениях Кубе, расположенных в генкомиссариате на площади Свободы.

В начале июня 1943 генкомиссариат переехал на новое место, а гордую и независимую (выросшую без отца) Калиту Кубе вначале собирался для "исправления" отправить на принудительные работы в Германию, но уступил просьбе своей молодой,  покладистой жены Аниты и уволил Татьяну в мае 1943 без всяких последствий (Селеменев В.и Шимолин В. Охота на палача.   Мн.: Лит. и Искусство. 2007. С. 209).  С июня по сентябрь 1943  Калита была связной спецгруппы московских диверсантов (НКГБ) "Феликс", которой командовал Золотарь, обосновавшийся на всем готовом в бригаде "Дяди Коли". У москвича Золотаря были хорошие дружеские отношения с любимцем Сталина П.Пономаренко и он предложил Калите сожительствовать с ним, пообещав сделать Татьяну за это героем. Обладавшая прямым, неподкупным, твердым и добродушным характером Калита отказала Золотарю. В Минске остался её любимый человек, которому богатые родители-ювелиры не разрешили жениться на ней, хотя Татьяна воспитывалась в семье среднего достатка и получила от многочисленных родственников хорошее воспитание и образование. Во Фрунзе у своих родственников в это время продолжал учебу в мединституте её эвакуированный из Минска муж Моисей Янкелевич ("Михаил Яковлевич") Грингауз (27.11.1913- 12.7.1995), который женился на Татьяне 2.3.1939 еще до окончания Калитой в 1940 лечебного факультета мединститута. В начале войны Калита осталась в Минске для ухода за больной бабушкой и после продажи всех домашних ценных вещей вынуждена была идти на работу в клинику врачом. Затем ее заставили (переводом) работать в особняке Кубе. В июле 1943 после твердого отказа Калиты о сожительстве Золотарь отправил в Минск для организации убийства Кубе Надежду Троян, которая оформила фиктивный брак и поселилась на Сторожевке (Мопровская, сейчас Коммунистическая улица).

Месть Золотаря. В это время среди партизанских разведчиков стали активно распространялись ошибочные и необоснованные слухи, что Калита была любовницей Кубе, который к ней на Сторожевку (там жила Троян) неоднократно приезжал на автомобиле, хотя Калита проживала со своими родственниками в своем частном доме на ул. Толстого (возле вокзала, т.е. в другой части города).


Ул. Толстого (=Луцкевича) на фрагменте немецкого плана Минска

Эта неточность впоследствии попала в трилогию «Минский фронт» И. Новикова, содержание которой в 2006 г. было повторено его сыном в минской газете «Минский курьер». Характерно, что конфликтовавший  с Кубе начальник управления полиции безопасности и СД по Беларуси Э. Штраух не упоминал о наличии каких либо  дружеских отношений между Кубе и его служанкой Т.Калитой. Молодая и весьма ревнивая Анита Кубе в 2004 г. в беседе с белорусским писателем В. Яковенко (в доме престарелых в Констанце) весьма тепло отзывалась о Калите. Следует отметить, что в многочисленных отделах генкомиссариата работало  много красивых секретарш. Среди служанок особняка Кубе также была весьма красивая молодая девушка, (http://www.fpp.co.uk/Himmler/images/Minsk/....03.jpg; http://www.fpp.co.uk/Himmler/images/Minsk/....166.jpg), которую никто не называл любовницей Кубе. Е.Мазаник в своих мемуарах упоминала, что служанка Янина была очень красивой молодой девушкой, за которой ухаживал офицер полиции из охраны особняка Кубе. Анита Кубе наличие большого числа молодых красивых девушек  в комиссариате  объясняла стремлением своего мужа окружить себя всем (вещами и людьми) красивым. Из-за конфликта с Золотарем Калите пришлось перейти в бригаду "Железняк". В документах Калиты (Селеменев В. и Шимолин В. Охота на палача. Мн.: Лит. и Искусство. 2007; военный билет и анкета Т.Калиты ) указано, что она с 9.9.1943 по 1.7.1944  была начальником санслужбы партизанского отряда №3 бригады "Железняк".


 Т.Калита до войны



Золотарь впоследствии умолчал о конфликте с Калитой, неправильно указал причину ухода от него Калиты. Даже роль Калиты (связная спецгруппы Золотаря с мая по сентябрь 1943, ее помощь Н.Троян в установлении связи с  Е.Мазаник) он неверно указал (Селеменев В. Охота на палача.   Мн.: Лит. и Искусство. 2007. С. 259) в своей справке: "С конца сентября 1943 Калита Т.Н. работала врачом сперва в отряде "Феликс", которым я тогда командовал (сводный отряд московских диверсионных групп), а потом по просьбе командира партизанской бригады "Железняк" Титкова ..." перешла к нему в бригаду. Здесь видно, что Золотарь ("Черный", "Артур") датой прибытия Калиты к нему в отряд  неверно называл конец сентября 1943, чем исключил ее от участия в организации покушения (23.09.1943) на Кубе. Перешедшую (9.09.1943) в бригаду Титкова Калиту за мужество и отвагу, особенно во время блокады, когда была ранена и её мать, два раза командование бригады безуспешно представляло к награждению орденом  Красной Звезды. Об этой тяжелой блокаде (частые ночные и дневные авианалеты и артобстрелы, корректируемые по радиосвязи скрытно находившимися вблизи партизанских отрядов небольшими группами немецкого спецназа - ягдкомандами) Калита помнила всю оставшуюся жизнь. Наиболее тяжелые воспоминания об этой блокаде к ней приходили во время грозы, которую она сильно не любила всю оставшуюся жизнь. С июля 1943 заключившая фиктивный брак Надежда Троян ("Канская") проживала в Минске на бывшей Мопровской улице (сейчас ул. Коммунистическая). По утверждению разведчицы ("Сирена") бригады "Дяди Коли" Г.Финской Троян впервые познакомилась с Мазаник с помощью Николая Дрозда, который вначале познакомил Троян с (бывшим военнопленным) работавшим замдиректора (="исполнительным директором") у немца-директора (="шефа") офицерского кинотеатра OSTLAND возле пл. Свободы (ул. Революционная, 2)  Н.Похлебаевым, ухаживавшим за Валентиной Щуцкой (сестрой Е. Мазаник).



Н.Похлебаев был хорошо знаком с семьей Н.Дрозда, имевшую связь со спецгруппой РУ ГШ РККА Федорова (отряд Димы) и первым предложил Елене убить Кубе. Это утверждение Финской стараниями конфликтовавшей с ней Осиповой не нашло отклика у историков. Осипова в своих мемуарах (Воспоминания ГСС Марии Борисовны Осиповой от 27.10.1990. Машинопись на 49 стр.  С.30) упоминала, что Дрозд перед войной был осужден (по закону 1933)  за кражу одной доски на 10 лет и из тюрьмы его освободили немцы.

Следует отметить, что Н. Дрозду сильно повезло, т.к. муж  Мазаник, уроженец Логойщины, сотрудник НКВД Бронислав ("Александр") Тарлецкий в качестве водителя возил наркома ВД БССР (ст. майора ГБ)  А.П.Матвеева (1905-1946) по еще не занятым немцами территориям и контролировал выполнение приказа из Москвы о срочном расстреле политзаключенных с целью исключения возможности последующего их перехода на службу к немцам.

Осипова испытывала неприязнь к ранее осужденному Дрозду как бывший член Верховного суда и секретарь парторганизации Юридического института, но это не мешало ей длительное время (с 1942) проживать у него и содействовать в проведении заседаний (впоследствии разгромленного) подпольного горкома партии в доме Дрозда. Финская в своих мемуарах отмечала, что ее довоенная соседка Осипова сознательно уменьшала заслуги других подпольщиков, в т.ч. и Дрозда, пытаясь этим себя возвысить. 

Сейчас чаще всего упоминают версию Золотаря, что Троян впервые познакомилась с Мазаник с помощью его бывшей связной Татьяны Калиты. Можно предположить, что весьма осторожная и предусмотрительная Мазаник, которая с 1931 была тайным агентом НКВД и до войны работала на даче Цанавы в Слепянском лесу, где производились массовые расстрелы, весьма настороженно приняла первую попытку знакомства с ней молодой и неосторожной Троян через Похлебаева. По городу в это время ходили слухи о появлении в разных местах города  выпускниц (красивых молодых женщин) переехавшей в Минск школы Смоленского СД (ул. Раковская-Островского) и Абвера (здание партшколы). Можно предположить, что уменьшить недоверие Мазаник к Троян могли только люди, которые хорошо знали Троян и которым Елена полностью доверяла. Мазаник знала Калиту по работе в казино генкомиссариата и в семье Кубе.

1.8.1943 Троян нашла в Минске (связную своей спецгруппы Золотаря) Татьяну Калиту, проживавшую в (Селеменев В. и Шимолин В. Охота на палача.   Мн.: Лит. и Искусство. 2007. С. 212, 213) родительском доме на ул. Толстого возле Товарной станции, которую немцы переименовали в ул. Луцкевича (2-х братьев, видных деятелей национального возрождения Беларуси). С 1.8.1943 по 8.8.1943 Троян каждый день посещала Калиту и распрашивала о Мазаник.  8.8.1943 Троян для установления более тесного знакомства с Мазаник пошла к Елене не домой, а в особняк Кубе. Туда она заявилась вместе с Калитой, которую хорошо знала и очень уважала Мазаник. Калита через знакомых по прежней работе охранников-полицейских вызвала Елену и познакомила её с Троян. После этого Троян по указанию Золотаря стала часто посещать Мазаник в её квартире на ул. Энгельса. Во время бесед с молодой Троян более опытная (сотрудник НКВД с довоенным  стажем более 10 лет) Мазаник добивалась встречи с Золотарем и подтверждения, что Троян не является агентом СД. Золотарь же отказывался подходить к Минску ближе, чем на 16 км, а Елена не могла оставить рабочее место на длительное время.

Ветеран ВОВ и писатель Н.Дубровский в своей книге (Дубровский Н. Бессмертие подвига. Мн.: Беларусь. 2004. С. 71) отмечал, что в 1995 г. Елена при последней встрече с ним упоминала: "Надя на меня напирала, требовала от меня немедленно уничтожить Кубе. Её напористость меня насторожила и вызвала сомнение - не подставное ли она лицо. Ведь речь шла о моей жизни, о жизни моей сестры Валентины и её детей." Елена часто напоминала весьма напористой Троян, что у неё нет доступа на 2-й этаж, где находилась спальня Кубе и в столовую, что не позволяет ей использовать мину для убийства Кубе. Елена предложила отравить Кубе во время празднования его дня рождения (13.11.1943), когда её пригласят сервировать столы для гостей. Золотарь через Троян постоянно угрожал Елене в случае отказа (за невыполнение боевого приказа сотрудником НКВД, измену Родине и сотрудничество с оккупантами) суровым наказанием как для самой Мазаник, так и для её родственников. Мазаник тянула время, а после установления связи с отрядом "Димы" стала все больше игнорировать Троян. При этом Елена не знала, что будет раньше: либо убьют её за невыполнение приказа Золотаря, либо она успеет убить Кубе по согласованному с отрядом Димы плану.

После войны в семейном кругу Елена однажды сказала, что тогда на нее со всех сторон в упор смотрела смерть. 16.9.1943 Елена, опасаясь возникновения подозрений из-за ежедневных визитов неосмотрительной Н.Троян, посоветовала Наде встречаться не у неё дома, а на улице. Бывшая разведчица Финская в своих мемуарах утверждала, что перед покушением на Кубе Мазаник выгнала из своего дома Троян вместе с её миной. Елена в своих мемуарах смягчила ситуацию и утверждала, что Троян приехала к ней  (см. нем. календарь) в воскресенье 19.09.1943. Ряд историков и, например,  А.Валаханович (А.Валаханович. Забойства Вiльгельма Кубе // Новы час. 2011, 9 снежня. С.14) ошибочно утверждает, что это было в среду 22.09.1943. Елена же в своих мемуарах утверждала, что (в воскресенье 19.09.1943) при возвращении домой с работы она увидела возле своего дома Троян с велосипедом, тортом и цветами, что она указала встретившей её Троян на стоявших во дворе соседей-полицейских,  в немецкой форме (знакомого и противного ей) Хохлова (с которым Троян успела обменяться несколькими фразами) и посоветовала Троян побыстрее уходить от её дома, что Надя незамедлительно и сделала. После этого Хохлов без приглашения сам зашел к Мазаник в дом, но Елена выгнала его из своего дома вместе с миной.

В 2007 г. Н.Троян (уже директор ЦНИИ санпросвещения) об этом событии своим сотрудникам рассказывала по-другому (Н.Коростелев. Не по повестке, а по зову серда // Медицинский вестник. 2007, № 6 (391); http://medvestnik.ru/archiv/2007/6/415.html), придерживаясь описания событий в белорусском антиисторическом художественном фильме: "...Я еду на велосипеде. У меня в корзинке творожок, сметана, сладости; сверху цветы, а внизу мина. Если бы не взорвалась мина Лены Мазаник, то пришлось бы действовать мне ... Попадаю в плотное оцепление. Мужчин сгоняют по одну сторону дороги, женщин — по другую. Подъезжают фуры. В них загоняют женщин. Немцы уже знали, что мину, которой был взорван в полночь Кубе, доставила женщина. Помните фильм “Часы остановились в полночь”? Но Елену Григорьевну Мазаник (Лену) успешно вывели из города к партизанам. Мина взорвана, но это не моя мина, моя в корзинке. Что делать? Вдруг со стороны солдат оцепления слышу славянскую речь. Подхожу. Чехословаки. Спрашиваю по-немецки, как мне отсюда выбраться, объясняю, что иду на день рождения. Солдаты отвечают, что это совершенно невозможно, но предлагают побыть у них в казарме до вечера. Конечно, согласилась. В казарме слышу голос диктора. “О, у вас радио. Интересно послушать”. А у солдат один интерес: партизаны, партизаны. Если так охраняемого Кубе уничтожили, то что грозит им, солдатам? Отвечаю полушутливо, что вечером могу их проводить. Стемнело. Меня сопровождал один чех. Специальная группа партизан встретила нас. Чех, его мы звали Ваня, стал партизаном".

В 2012 А.Коротеев (сын Троян) в беседе с журналистом Н.Долгополовым (dolgopolov@rg.ru; Николай Долгополов. Звезда Надежды // Российская газета RG.RU "Союз Беларусь-Росссия" . 2012, №534 (3), 19 января) повторил большое количество неточностей, содержавшихся в опубликованной ранее прессе и в весьма скупых рассказах своей матери: "А моя мама, еще не зная о взрыве, после него прошло всего несколько часов, пробиралась в уже оцепленный город, чтобы передать точно такую же мину той же Мазаник. Запрятала ее в торт, благополучно проскочив  все посты. Надежду и проверяли, и обыскивали. Но, безусловно, мама обладала хладнокровием уникальным, к тому же была человеком чрезвычайно общительным. Заговорила охранников, мину пронесла. Когда подошла на то самое место, где договорилась встретиться с Мазаник, выяснилось, что по всему этому району ищут совершившего покушение. И мама поняла, что надо как можно скорее в лес. Палач уничтожен, но выйти из города практически невозможно. Да еще с миной. Ее потом часто спрашивали, ради чего ставила жизнь на карту, проходила сквозь кордоны, снова рискую попасться с этой самой английской миной: город-то блокирован. Разве нельзя от мины избавиться? Ведь Кубе казнен, акт возмездия совершен. Но не выбросила, объясняла мне: не хватало партизанам таких вот английских миниатюрных мин. И когда на выходе из города ее проверяли, то поняла, что хоть оцепление в немецкой форме, а речь совсем не немецкая, с акцентом. Заговорила, оказалось - словаки. Она с ними нашла контакт, и они  выпустили ее из Минска. А через несколько дней эти словацкие солдаты пришли в партизанский отряд". В 2012 влиянию авторитета  сына Н.Троян (Алексея  Коротеева) поддался и полковник-пограничник запаса  (Москва) И.Плугатарев (Игорь Плугатарёв. Виктория Надежды. Белорусская военная газета // 2012, 21 ноября. С.4, 5. http://vsr.mil.by), который со ссылкой на Коротеева утверждал, что Троян принесла в Минск свою английскую мину "буквально через несколько часов уже после свершившегося удачного покушения, в городе уже вовсю шли облавы. Она запрятала ее в торт и благополучно миновала все посты ... и принесла ее назад в партизанский лагерь..... ведь не хватало партизанам таких вот английских миниатюрных мин". Бывшие партизаны утверждают, что  солдаты из словацкой дивизии, размещавшейся в Уручье (сейчас окраина Минска), носили свою национальную светлокоричневую (не немецкую серо-зеленую, "мышиного" цвета) униформу и между собой не разговаривали по-немецки. После войны на встрече (50-е годы) партизан бригады "Дяди Коли" у озера Палик (сейчас Березинский заповедник) обладающий и сегодня очень большим чувством юмора бывший командир группы подрывников (проживавший еще до войны возле Смолевич, где в 1942  работала Троян) А.Шиманович                       


А.Шиманович, сопровождавшая Елену неизвестная девушка, которая партизанам соврала, что является родственницей Елены, Е.Мазаник на встрече  партизан у оз. Палик
                       
Бывший командир группы подрывников А.Шиманович и его друг бывший радист и "комсорг" отряда "Буря" С. Колескин
                       

Надпись Троян на фото для  А.Шимановича

спросил у Троян, куда она дела свою мину, которую несла в дом Е. Мазаник. Троян ответила, что она выбросила её в полисадник по дороге от дома Мазаник. Существующему в прессе утверждению, что словаки скрытно привезли ее на грузовике в свою казарму, где она провела ночь (из-за комендантского часа), либо сразу вечером ушла в свой отряд, находившийся на большом расстоянии от Минска возле оз. Палик, противоречит запись в журнале учета комсомольской работы отряда "Буря", где указано, что 23.09.1943 (в день убийства Кубе) Троян была уже в отряде и стала на комсомольский учет у радиста (и "комсорга") отряда "Буря" С.Колескина. Следует отметить, что в повестке собрания в этот день и в последующие дни не упоминалось об убийстве Кубе.
                      

Список комсомольцев первичной организации отряда "Буря".



Запись  3.09.1943 в журнале о постановке Троян в отряде "Буря" на комсомольский учет.

Известно, что представления к наградам за убийство Кубе составлял НКГБ СССР. Существует  (неопубликованное) мнение историков, что на Лубянке для Мазаник и Осиповой было поставлено условие: либо вместе с ними награждают Троян, либо никого. В случае отказа Осиповой и Мазаник грозила смерть. Конфликтовавшая со многими Осипова до конца своей жизни была недовольна награждением Мазаник, утверждая, что Елена была вынуждена  убить Кубе по ее приказу (игнорируя этим участие в этой операции Федорова и др.), что по этой причине Мазаник  недостойна высокой награды ГСС. Однако, Осипова никогда не комментировала справедливость награждения Троян и избегала встреч с Троян больше, чем с Мазаник. Некоторая напряженность во взаимоотношениях между Троян и покладистой Мазаник сохранилась и в послевоенные годы .
                     

Троян и Мазаник
                    


Троян и Мазаник
                     

Три ГСС: Масловская,Троян, Мазаник

По утверждению младшего сына Троян (хирурга-кардиолога Алексея Коротеева) его мать вначале сильно опасалась мести минчан за  расстрел заложников после убийства Кубе и очень не хотела возвращаться в Минск. Среди историков живет неподтвержденно-неопровергнутый слух, что Троян в Москве срочно вышла замуж (по требованию ее матери, опасавшейся сильных послевоенных репрессий в Минске в отношении лиц, сотрудничавшими с немцами) за старого профессора медицины. Троян стала москвичкой,  продолжила учебу в 1-м Московском мединституте им. И.М. Сеченова, который окончила в 1947 г. Косвенно это подтверждает подпись (фамилия) Троян на дарственных фотографиях для Мазаник, М.Скоромника, А.Шимановича. Более известен последний муж Троян - фронтовой корреспондент газеты "Красная звезда", военный журналист В.И. Коротеев (1911-1964). В этом браке (историки не указывают его дат) у Троян родилось 2 сына. В настоящее время жив младший Алексей Васильевич. Мазаник также не хотела возвращаться в Беларусь, но ее заставил это сделать П. Пономаренко (Иннеса Дорогущ. Сергей Крапивин. Пантелеймон Пономаренко // Белорусская военная газета. 2012, 14 ноября, с. 6,7),  которого до войны обслуживала Мазаник. Пономаренко обеспечил Елену жильем, устроил ее на работу начальником канцелярии в Народном контроле, впоследствии содействовал поступлению ее на учебу в партшколу и  в пединститут, вступлению в партию. В 1946 (подлечившаяся в психбольнице и др. отделениях "лечкомиссии" Минска) Мазаник,



                    

Больная Е.Мазаник


На фото сама Елена красными чернилами нарисовала текущую из ее рта кровь.

Осипова, Щуцкая, Бромберг (муж Липской и сосед Дрозда) выступали свидетелями на минском судебном процессе в Доме офицеров над нацистскими преступниками, большую часть которых затем повесили на бывшем ипподроме (в конце ул. Красноармейской). Троян помнила, что Мазаник по-прежему очень уважает Калиту и поэтому почти всегда после войны  посещала в Минске Мазаник  вместе с Татьяной Калитой, хотя ощущала свою вину и перед Калитой. После войны начались гонения на Калиту и она попросила защиты у Золотаря, Титкова, Мазаник, Троян (Селеменев В., Шимолин В. Охота на палача. Мн.: Лит. и Искусство. 2007). На просьбу о помощи меньше всех откликнулась только Троян. 

В 2008 г. в Минске была издана книга проживающего преимущественно в США (у своих детей-миллионеров) минчанина Леонида Зубарева (e-mail: dan.zuborev@verizon.net) "Расплата" (2008, 248 с), который приводит в своей книге фрагмент интервью Мазаник  в американском  документальном фильме "Russia_s war" ("Война в России", который в урезанном виде и с советскими комментариями демонстрировавшимся у нас под названием "Неизвестная война"): "Нас должен был принять Сталин, но всё переделал Берия.... Пригласили на Лубянку.... Потом мне сказали, что чекисты хотели убить меня и вместо меня подставить другую". Утверждают, что Сталин в своей резолюции на спор ведомств (НКГБ, НКВД, РУ ГШ КА, ЦШПД ) приказал прекратить борьбу за лавры исполнителей его приказа , а женщинам (не указал кому) присвоить звание ГСС. Это спасло жизнь Елене и она всю оставшуюся жизнь почитала Сталина как отца родного, а Н.Троян стала гордостью ФСБ РФ. В российской газете (Посохова Мария. Фройляйн Надя // Москвичка, 2005, № 7 (618)) автор статьи после беседы с Троян неточно утверждала, что Надя была награждена "... за участие в подготовке и приведении в исполнение приговора белорусского народа гауляйтеру Белоруссии Вильгельму фон Кубе...", что Надя была в отряде медсестрой и пулеметчицей. В прессе ошибочно (без ссылок на архивные документы) утверждают, что Троян участвовала в операциях по взрывам мостов, нападениях на обозы противника, была медсестрой отряда и 2-м номером пулеметного расчета. Из списка комсомольцев отряда "Буря" видно, что  в отряде не было медсестер и пулеметчиков, т.е. Троян в отряде "Буря" никогда не была медсестрой или пулеметчицей. Это подтверждают и бывшие партизаны этого отряда.
Н.Троян после войны в 1947 году окончила 1-й Московский медицинский институт. Работала директором НИИ санитарного просвещения Министерства здравоохранения СССР, доцентом кафедры хирургии 1-го Московского медицинского института. Была членом президиума Советского комитета ветеранов войны, членом Комитета защиты мира, председателем исполкома Союза обществ Красного креста и Красного полумесяца СССР, членом Совета международной Федерации борцов сопротивления, сопредседателем Международной организации санитарного просвещения. Проживала в Москве.



В последние годы своей жизни Н.Троян (125284, Москва, ул. Беговая, д.13, кв. 53; д.т. 945 84 36) не отвечала на телефонные звонки, возвращала заказные письма из Беларуси и общалась  только с некоторыми сотрудниками посольства Беларуси в Москве. На пенсии Н.Троян была активным членом ветеранской организации ФСБ РФ.
                  

Н.Троян на пенсии

8 сентября.  2011 ИТАР-ТАС со ссылкой на Центр общественных связей /ЦОС/ ФСБ РФ с неточностями сообщило, что скончалась легендарная разведчица, Герой Советского Союза Надежда Троян. Надежда Викторовна скончалась на 90-ом году жизни после продолжительной болезни. С началом Великой Отечественной Войны Троян находилась на территории, временно оккупированной фашистскими войсками, где вступила в ряды подпольной организации Минской области. Члены подпольной комсомольской организации, созданной на торфозаводе, собирали разведданные о противнике, пополняли ряды партизан, оказывали помощь их семьям, писали и расклеивали листовки. С июля 1942 была связной, разведчицей, медсестрой партизанских отрядов "Сталинская пятерка", "Буря" в Минской области. Надежда Троян участвовала в операциях по взрыву мостов, нападении на вражеские обозы, не раз вступала в бой с карателями. Одной из блестяще проведенных операций, в подготовке которой она участвовала, была ликвидация гауляйтера Белоруссии рейхскомиссара Вильгельма фон Кубе. "За образцовое выполнение этого боевого задания, проявленные самоотверженность и отвагу Троян была удостоена звания Героя Советского Союза. После окончания войны разведчица посвятила себя медицине. Она работала директором НИИ санитарного просвещения Министерства здравоохранения СССР, доцентом кафедры госпитальной хирургии 1-го Московского медицинского института, проректором 1-го Московского мединститута имени Сеченова. Также Троян являлась председателем Исполкома Союза Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР, была избрана вице-президентом Международного комитета Красного Креста. Свою профессиональную деятельность Троян успешно совмещала с общественной деятельностью, являясь активным участником ветеранского движения страны и ФСБ России, она отдавала все свои силы военно- патриотическому воспитанию молодежи. За боевые заслуги разведчица была удостоена высоких государственных наград, среди которых орден Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени, орден Отечественного войны 1-й степени, Красной Звезды, Дружбы народов. Надежда Троян скончалась 7 сентября 2011. Лишь одна белорусская газета ("Наша нива") повторила  это сообщение с допущенными в нем неточностями.

12 сентября 2011 минская белорусская газета "Наша нива" (http://nn.by/index.php?c=ar&i=59745&c2=araddcompa) со ссылкой на ФСБ РФ и БЕЛТА (из-за содержащихся в этом сообщении неточностей)  сообщала: "Паводле БелТА | 18:58, 8 верасня 2011| 7 верасня на 90-м годзе жыцця пасля працяглай хваробы памерла Герой Савецкага Саюза Надзея Траян. Яна была сярод арганізатарак ліквідацыі гауляйтэра Беларусі Вільгельма фон Кубэ. Пра гэта паведаміў Цэнтр грамадскіх сувязяў ФСБ Расіі. Пасля заканчэння вайны Надзея Траян прысвяціла сябе медыцыне. Адначасова яны была актыўнай удзельніцай ветэранскага руху, а таксама ўзначальвала выканкам Саюза таварыстваў Чырвонага Крыжа і Чырвонага Паўмесяца СССР. Надзея Траян атрымлівала ордэн Леніна, два ордэны Працоўнага Чырвонага Сцяга, ордэны Айчыннай  вайны першай ступені, Чырвонай Зоркі, Дружбы народаў." К этому следует добавить, что касательно упоминаемых престижных должностей председателя исполкома Союза обществ Красного креста и Красного Полумесяца СССР и затем вице-президента Международного комитета Красного Креста. Среди историков существует мнение, что у Троян в этих организациях была большая растрата, за которую она лишилась в этих организациях своих должностей. Троян (24.10.1921 - 07.09.2011) похоронили на Троекуровском кладбище Москвы.

Увековечивание памяти Н.Троян. В статье  И.Плугатарева (Игорь Плугатарёв. Виктория Надежды. Белорусская военная газета // 2012, 21 ноября. С.4, 5. http://vsr.mil.by) упоминается, что по инициативе Клуба героев СССР, РФ и полных кавалеров ордена Славы г. Москвы и Московской области московским школам присваивают имена Героев. В конце октября 2012 в Центральном музее ВОВ (на Поклонной горе) был создан  небольшой стенд, посвященный Н.Троян. Часть экспонатов (в т.ч. и ее награды) музею  передал 07.09.2012 сын Троян - Алексей Коротеев. 24.10.2012 московской средней общеобразовательной школе 1288 (ул. Поликарпова, д.3а, Хорошевский р-н САО), где учились оба сына Н.Троян и ее внучки, было присвоено имя Н.Троян. А. Коротеев  подарил школьной комнате- музею часть предметов, принадлежавших своей матери. Историки часто упоминают о существовании  мемуаров Н.Троян, но их содержание и судьба до сих пор неизвестна. Характерно, что А.Коротеев старательно собирает опубликованный материал о своей матери и в своих выступлениях, беседах с журналистами преимущественно пересказывает их содержание, а не рассказы своей матери. Еще одну часть предметов своей матери А.Коротеев передаст в минский (в 2013 завершают строительство нового здания) Белорусский государственный музей истории ВОВ (БГМИВОВ) для уже много десятилетий существующего стенда, посвященного Мазаник, Осиповой, Троян.


Стенд в БГМИВОВ

Также много десятилетий  в минской СШ 103 (сейчас гимназия)  существует комната-музей со стендом, посвященным Мазаник, Осиповой, Троян


Стенд в СШ 103

Отставной майор ГБ И.Золотарь, безуспешно охотившийся на Кубе,  в письме к бывшей  связной своей спецгруппы Т.Калите (Селеменев В. и Шимолин В. Охота на палача. Мн.: Лит. и Искусство. 2007. С.259 - 260) необоснованно называл себя  организатором убийства (как он выражался) "имперского комиссара оберштурмфюрера фон Кубе Фильгельма" и подтверждал свое утверждение тем, что получил такой же орден Ленина как и реальный организатор операции по уничтожению Кубе - командир отряда "Дима" Н.Федоров. После войны Золотарь  вышел на пенсию в звании майора ГБ и затем многие годы для своей книги ("Записки чекиста") безуспешно пытался узнать у Мазаник и Калиты как на самом деле был убит генкомиссар Беларуси Вильгельм Кубе. Бывший начальник штаба бригады "Дяди Коли" Большаков часто сокрушался, что успешные операции партизан бригады "Дяди Коли" Золотарь в своих радиограммах в Москву приписывал диверсантам из своей спецгруппы  "Феликс", которую он возглавлял. Зная о непорядочности Золотаря, Калита и Мазаник всячески уклонялись от общения с ним. Не спрашивал Золотарь об убийстве Кубе только у своей бывшей  разведчицы Троян. Не интересовались этим (в 1943) у Троян и следователи НКГБ СССР на Лубянке, т.к. Троян (бригада"Дяди Коли") практически ничего не знала об успешном проведении операции отрядом (РУ ГШ РККА) "Димы". Не упоминало о Троян и немецкое следствие.

Судьба бригады "Дяди Коли" сложилась трагически. К причинам этого можно отнести ошибочную концентрацию в 1944 г. многих отрядов в заболоченной местности у оз. Палик, куда немцы подтянули крупные воинские части. На блокированную ими территорию было заброшено большое количество мелких групп немецкого спецназа (ягткоманд), которые скрытно выслеживали места расположения отрядов и затем с помощью радиостанций наводили на них бомбардировочную авиацию, круглосуточно коректировали огонь артиллерии и минометов, поддерживали связь со своей агентурой. Например, в отряде Лопатина "Дяди Коли" было расстреляно 6 выявленных агентов СД и Абвера. В числе расстрелянных была жена и дочь одного из командиров отряда бригады, который до войны был известным стахановцем в Борисове. Этого командира (как члена семьи предателей) без всяких обвинений расстреляли вместе с женой и дочерью. Был расстрелян еще один командир другого отряда. Очевидно, в бригаде П.Лопатина были выявлены не все вражеские агенты (Иоффе Э. Командир бригады "Дяди Коли" // Рэспублiка. 2007, 5 студзеня. www.respublika.info) и во время второй блокады у озера Палик весной 1944 бригада была фактически разгромлена (НАРБ,  750-1-121, л.145 - 148). 

Возле оз. Палик у деревни Иканы и соседних с ней деревень от бригады Лопатина остались братские могилы со многими сотнями погибших партизан в каждой из них. Длительное время голодавшие остатки бригады  выходили из окружения мелкими группами в лучшем случае с 1-2 сухарями в кармане и несколькими патронами. Немцы поймали писаря бригады, который показал место, где было спрятано (закопано) около 90% штабных документов бригады. После войны их нашли в Германии и вернули в Беларусь. Во время блокады (составленные по глупому приказу командования) списки минских подпольщиков хранил крупного телосложения разведчик Архип Притчин ("Иван Красовский), а подстраховывал его небольшой юркий партизан. Немецкий снайпер вначале застрелил меньшего партизана и затем ранил А.А.Притчина. Списки минских подпольщиков попали в Минское СД. До 30.6.1944 оперативные группы СД ездили с этими списками по Минску и арестовывали ранее не выявленных ими подпольщиков, увозили в расположенный возле Минска концлагерь в Тростенце, где их расстреливали. Последняя группа подпольщиков была расстреляна 30.06.1944, т.е. за 3 дня до освобождения Минска, когда (с 29.06.1944) в городе практически не осталось немцев, кроме спецкоманд подрывников и небольшой части оперативных сотрудников СД. В числе последних расстреляных подпольщиков был и довоенный доцент БГУ Евгений Зубкович, работавший при немцах в БГУ сторожем и активно сотрудничавший с лошицкими подпольщиками. Троян в этих списках минских подпольщиков не значилась и после убийства Кубе самолетом была доставлена в Москву.

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl