минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Лагерь военнопленных в Пушкинских казармах, часть 1

О.И. Усачев

Общее
В 1941 г. в плен попало 35 генералов и 1,7 млн. солдат и офицеров (*Наука и жизнь. 2005, № 3). По утверждению немецких историков всего за годы ВМВ в плен было взято более 5 млн. советских военнослужащих. Со сборных (Division Sammelstellen) дивизионных пунктов пленных направляли в сборные пункты армии (Armee-Gefangenensammelstellen, AGSSt), где регистрировалось лишь общее количество пленных. Затем пленных с прифронтовой полосы или ближней оперативной полосы армии по возможности быстро передавали во временные пересыльные (транзитные) лагеря (Durchgangslager, Dulag).







 




Колонна пленных на ул. Московской в Минске. Июль 1941





 Колонна пленных. Лето 1941.


Пленные. Лето 1943. Операция Цитадель (Курская дуга)


Доставка пленных в открытых грузовых вагонах в лагеря


Пленные в лагере под открытым небом


Раздача пищи пленным

В пересыльном лагере проводили первичную регистрацию пленных, которых выстраивали по алфавиту и составляли пофамильные (Aufnahmelisten) списки. Из временных пересыльных лагерей пленных по возможности быстро передавали в стационарные лагеря. Офицеров направляли в офицерские (Offizierslager, Oflag, офлаг) лагеря. Рядовой и сержантский состав направляли в шталаги (Mannschaftsstammlager, Stalag, шталаг), обычно представляющие собой крупные лагеря с многочисленными отделениями. Т.к. офицерских лагерей было значительно меньше, то при необходимости небольшое количество пленных офицеров временно размещали (отдельно) и в шталагах, где контрразведка (Абвер) после допросов перенаправляла их либо в офицерские лагеря, либо оставляла на месте для последующего уничтожения. В шталаге (писаря из числа пленных) на каждого пленного заводили учетно-регистрационную личную карточку, содержащую подробные сведения о пленном.


Личная карточка учета военнопленного в Stalag 352

Советским военнопленным в лагерях немцы из отдела пропаганды напоминали, что Германия подписала Женевскую конвенцию (1929 г.) о нормах международного права в отношении военнопленных. СССР же еще при Ленине отказался быть правопреемником царской России, которая подписала Гаагские конвенции (1899 и 1907 гг.) и не подписала Женевскую конвенцию. Поэтому немцы утверждали, что нормы международного права не действуют в отношении советских пленных. Пленным часто давали читать советские газеты, в которых приводилось утверждение Сталина, что у него нет военнопленных, а есть только предатели и изменники Родины, нарушившие присягу и воинский устав, запрещающий советским воинам сдаваться в плен. В соответствии с приказом Наркомата обороны № 270 от 16.8.1941 предписывалось арестовывать семьи попавших в плен командиров и политработников, а семьи пленных бойцов лишать госпомощи. О трудном положении военнопленных подробно упомянуто в обширной статье отставного подполковника КГБ (Москва) И. Плугатарева, где упоминается, что " ... сдача в плен приравнивалась к измене Родины и в соответствии с п.22 ст. 193 УК СССР считалась преступлением, которое каралось расстрелом". *Игорь Плугатарев. Пленные сраму не имут?//Белорусская военная газета. 2011, 15-22 марта

По этим причинам часть пленных отказывалась при регистрации сообщать о себе подробные данные, либо умышленно искажала их при записи личных данных в учетную карточку военнопленного, что впоследствии сильно затруднило поиск сведений о судьбе бывших военнопленных.


Уведомление о гибели пленного в Лесном лагере (Масюковщина) Шталага 352

После войны отменили смертную казнь, заменив ее на 25 лет пребывания в лагерях. Большая часть военнопленных добровольно вернулась на Родину, где их как репатриантов направляли в фильтрационные лагеря, из которых значительную часть бывших пленных направляли уже в советские лагеря. Часть военнопленных и угнанных в Германию на принудительные работы гражданских лиц, которые побоялись вернуться домой и остались проживать в разных странах, по требованию Советского правительства как бывших граждан СССР насильственно депортировали в СССР. Многие из них погибли уже в советских лагерях, не дождавшись всеобщей амнистии 1955 г.

Автор этих строк в маленьком деревенском магазинчике возле Дрездена еще до объединения Германии случайно встретил продавщицу, которую девочкой угнали на принудительные работы. После войны она вышла замуж за местного жителя. После передачи американцами этой территории в советскую оккупационную зону сотрудники НКВД тщательно выявляли бывших советских граждан, арестовывали их и затем отправляли на Родину. Родственники мужа этой русской девушки достали для нее в местных органах власти немецкий паспорт, удостоверяющий ее как немку, родившуюся в этой деревне. Эта девушка знала о сильно развитом у немцев духе доносительства и была очень сильно удивлена тем, что за все послевоенное время ни один житель деревни не донес на нее.

В изданной Объединением Саксонские мемориалы (*info@stsg.smwk.sachsen.de *&* www.stsg.de)  книге на русском и немецком языках (*Цайтхайн. Книга Памяти советских военнопленных. Дрезден, 2005 ) немецкие историки утверждают, что военнопленным в лагерях на территории Германии выдавали идентификационный личный жетон (Erkennungsmarke). В жетоне указывался код лагеря и учетно-регистрационный номер пленного.



Аналогичные жетоны (с округлыми краями) в Германии выдавали и угнанным на принудительные работы гражданским лицам, на которых вели еще и трудовые книжки. Жетон (как и для военнослужащих Вермахта) состоял из 2 половинок, Перед захоронением умершего жетон разламывали на две половинки. Одна вешалась на шею умершего, другая помещалась в личное дело с указанием места захоронения.


Половинка личного жетона умершего советского военнопленного в Германии

Можно предположить, что на оккупированных территориях личные жетоны советским военнопленным не выдавались. Вермахт на пленных вел подробную учетную документацию, которую передавал в свою Справочную службу. Это были - Личная карточка формы I (Personalkarte I), содержащая личные данные на пленного, передвижения по службе, судьба в лагере.


Личные карточки пленного

- Личная карточка формы II (Personalkarte II), содержащая сведения о привлечении к работам и ее оплате,
- Зеленая каталажная карточка (Gruene Karteikarte), содержащая сведения о перемещении пленного в другой лагерь. Карточка высылалась в Справочную службу Вермахта (Wehrmachtauskunftstelle, WASt). Сейчас наследницей этой службы является Немецкая служба розыска в Берлине (Deutsche Dienststelle Berlin, DD (= Deutsche Dienststelle fuer die Benachrichtigung der naechsten Angehoerigen von Gefallenen der ehmaligen deutschen Wehrmacht/ *&*13403_Berlin/ Deutschland_Eichborndamm 179 *&* wast@com-de.com  *&* http://www.dd-wast.de)
- Госпитальная карточка (Lasarettkarte) составлялась на каждого поступившего в госпиталь пленного. В нее заносились личные данные, сведения о болезнях, сроках лечения, причине смерти и месте захоронения. Дополнительно к ней составлялись больничные листы.
- Свидетельство о смерти и могильная карточка (Sterbefallnachweis u. Grabkarte), где указывалась дата, место и причина смерти, название кладбища и место захоронения на нем.


Ров в Германии, в котором закапывали умерших пленных

Дополнительная информация о пленных в Германии хранится в архивах немецких фирм по месту работы пленных и в местных органах власти по месту захоронения советских граждан. Основная часть картотек Справочной службы Вермахта по советским военнопленным хранится в Центральном архиве Министерства обороны РФ в Подольске. После войны многие личные карточки пленных и дела репатриантов находились в областных архивах КГБ.

Айнзатцгруппы
Для зачистки ближнего тыла группы армий от нежелательных элементов (политически настроенная интеллигенция, политработники, коммунисты, сотрудники спецслужб, окруженцы, евреи, цыгане, асоциальные элементы и т.п.), за каждой группой армий следовал свой мобильный спецназ полиции безопасности и СД (Einsatzgruppe, EGr) численностью в 600 - 900 человек (сотрудники полиции безопасности и СД, полиции правопорядка, подразделения войск СС, переводчики, радисты и т.д.). Айнзацгруппа и ее подразделения - Айнзацкоманды (Einsatzkommando, EK) по пути следования фильтровали при участии армейской контрразведки (Абвер) все лагеря военнопленных.


Пути следования Айнзацгрупп

В Минск с небольшими остановками на 3-4 дня в Волковыске и Слониме EGr_B численностью в 655 человек прибыла 6.7.1941 и задержалась в столице до 5.8.1941, после чего убыла в Смоленск. EGr_B возглавлял бывший полицейский А. Небе (Artur Nebe, 13.11.1894 - 3.3.1945, SS-Gruppenfuehrer und Generalleutnant der Polizei). Одни историки утверждают, что по приказу Небе в 1941 в Беларуси было уничтожено около 50 000 человек (преимущественно евреев), другие считают это приписками Небе, которого впоследствии казнили за участие в заговоре против Гитлера. В Минске его команда размещалась в Доме правительства (Hochhaus, "высотный дом"). Герб БССР на фасаде здания был весьма прочно закреплен анкерами. Видимо, его не могли сорвать без разрушения фасада и над ним Айнзацгруппа вначале повесила свой вымпел с символами SS, а затем герб БССР закрыли щитом с теми же символами SS. После ухода Айнзацгруппы из Минска этот щит был заменен щитом со свастикой.

После освобождения Минска герб (известные кадры кинохроники) БССР освободили от этого накладного щита со свастикой. В августе 1941 Гиммлер совершил инспекционную поездку в Минск. Генкомиссар Беларуси Вильгельм Кубе в Минск прибыл в Минск только 1.9.1941, поэтому Гиммлера в минском аэропорту встречал начальник EGr_B А.Небе, который еще 22.7.1941 докладывал ему , что в Минске больше не осталось представителей еврейской интеллигенции. Из-за угрозы распространения (на немцев) эпидемий (в большей мере тифа) временно было сделано исключение только для евреев-врачей. Гиммлер 14 - 15.8.1941 посетил уцелевшие достопримечательности города (оперный театр, картинную галерею), концлагерь для гражданских лиц на ул. Широкой (сейчас ул. Куйбышева), присутствовал при показательном расстреле 100 евреев (в их числе 2 женщины) из минского гетто.

Названия и классификация лагерей
Согласно германской классификации лагеря военнопленных не назывались концентрационными. Вермахт на оккупированных территориях (Allgemeine Wehrmachtamt, AWA u. Abteilung Kriegsgefangenenwesen, Abt. Kgf) ) сам содержал и осуществлял охрану лагерей военнопленных. Лишь осенью 1944 лагеря военнопленных были переданы СС. С весны 1942 г. военнопленные стали активно привлекаться для выполнения разного рода работ. Для охраны рабочих команд (обычно 1 охранник на 10 пленных) потребовалось большое количество охранников. Привлекаемых для охраны немцев-ополченцев стало ощутимо не хватать. В лагерях военнопленных пришлось создавать свою внутрилагерную вспомогательную полицию из числа военнопленных. По месту нахождения рабочих команд охрану пленных обеспечивала принимающая сторона.

Военнослужащим Вермахта запрещалось вступать в нацистскую партию. Нацисты военную службу проходили в разных структурах СА и СС (например, части охраны концлагерей, части спецназа, войска СС и т.д.). По требованию командования Вермахта такая служба нацистов не считалась государственной службой, а только военной службой у партии. Нацисты концлагерями (KL, KZ) называли лишь свои лагеря для гражданских лиц. Отличие состояло в том, что концлагеря (лагеря для гражданских лиц) находились в подчинении СС, возглавляемой Гиммлером, который еще был и начальником ("шефом") всех видов полиции Германии. Охрану концлагерей в Германии осуществляли специальные части охраны концлагерей. Например, генкомиссар Беларуси Вильгельм Кубе перед войной служил в частях охраны концлагерей, где он первую половину года (1940) своей службы в концлагере Дахау был рядовым охранником, а затем командиром (Rottenfuehrer) полуотделения (5-6 подчиненных) лагерной охраны. На оккупированных территориях охрану концлагерей осуществляла полиция (Ordnungspolizei, OrPo, полиция охраны правопорядка). Сохранились кадры немецкой еженедельной кинохроники (Wochenschau),


Гиммлер возле концлагеря на ул. Широкой в Минске

где показано посещение (в августе 1941) Гиммлером концлагеря (для гражданских лиц) на ул. Широкой (сейчас ул. Куйбышева) возле Комаровского рынка в Минске. В таких концлагерях временно могло содержаться и небольшое количество военнопленных. Некоторые любители истории ошибочно полагают, что на этих снимках показан неизвестный лагерь военнопленных в Минске, хотя Гиммлеру в 1941 г. лагеря военнопленных не подчинялись и он их не инспектировал.

Германская классификация лагерей была принята за основу при создании Международной классификации нацистских лагерей и тюрем (1933-1945). Основные сведения о них приведены в справочнике по нацистским лагерям, который общедоступен в минской библиотеке института им. Гете (Goethe-Institut Minsk, *&* www.goethe.de/minsk), которая в настоящее время находится на ул. В.Хоружей.


Справочник (каталог) по нацистским лагерям и тюрьмам

На территории Беларуси лагеря военнопленных находилось в более 60 населенных пунктах, где погибло более 800 тыс. пленных. Для сравнения можно упомянуть, что из капитулировавшей в Сталинграде армии Паулюса около 250 тыс. немецких военнослужащих попало в русский плен. Из них по утверждениям Международного Красного Креста из плена домой живыми вернулось только около 6 тыс. немецких пленных, что до сих пор периодически обсуждается немецкой прессой.

Самый крупный на территории СССР лагерь (Stalag 352) для военнопленных находился возле Минска в Масюковщине. Его городское отделение находилось в Пушкинских казармах на Логойском тракте Минска. Лагерь Stalag 352 имел около 22 филиалов и более 90 отделений на железнодорожных станциях Беларуси. К началу июля 1941 в Минске осталось около 150 тыс. жителей. В городе скопилось большое количество окруженцев, которых немцы объявили военнопленными и под угрозой расстрела принуждали к регистрации по месту нахождения.

Дополнительные сведения о лагере
Весьма подробно положение (русских и немецких) военнопленных в лагерях на территории Беларуси представлено в книге бывшего начальника отдела минского музея истории ВОВ (БГМИВОВ) Раисы Андреевны Черноглазовой*&* Р.А.Черноглазова. Военноннопленные 1941-1956. Документы и материалы. Минск. Издатель Скакун В.В. 2003.-472 c. УДК 355.257.72(4) (091) <<1941/1956>>
Сравнительно большой список архивных документов, хранящихся в Беларуси, России, Германии и краткие сведения о лагерях приведены в (изданном на немецкие деньги) немецко-русском справочнике по нацистским лагерям в Беларуси (с. 25, 83, 84 о Шталаге 352).
(* В.Адамушко и др. Лагеря советских военнопленных в Беларуси, 1941-1944: справочник- Мн.: НАРБ, 2004. - 192 с.)
Сведения о погибших и пропавших без вести в годы ВОВ (в т.ч. и в Беларуси) и последующих локальных войнах военнослужащих представлены в cозданной Минобороны РФ электронной базе данных "Мемориал", (www.obd-memorial.ru), содержащей отсканированные 9,8 млн листов архивных документов и более 30 тыс. паспортов воинских захоронений. База данных позволяет пользователям интернета самостоятельно найти информацию о судьбе погибших или пропавших без вести советских военнослужащих и месте их захоронения.

Первый крупный нацистский лагерь в Минске
(около 100 тыс. окруженцев и 40 тыс. минчан призывного возраста) был создан 30.06.1941 на Переспе по Долгиновскому тракту (возле озера). (НАРБ, 3500-3--26, л.46 *&* http://minsk-old-new.com/minsk- 3274). В середине июля 1941 пленников из переполненного временного лагеря на Переспе перевели в более просторный (под открытым небом) временный лагерь на берегу Свислочи в урочище Дрозды возле Минска. В нем после сортировки (НАРБ, 370-1-314, л.9-10) и расстрела 10 тыс. узников часть военнопленных отправили в спешно созданный стационарный Лесной лагерь в Масюковщине (Waldlager Stalag 352) для рядового и сержантского состава (http://minsk-old-new.com/minsk-2755) и во временный пересыльный лагерь (Dulag 126) в Пушкинских казармах по Логойскому тракту (сейчас ул. Я.Коласа).

Фотографии лагеря Stalag 352
19 июля 1942 комендант Шталага 352 майор Линсбауэр довел до своих подчиненных приказ по Вермахту, (ГА РФ, 7021-148-214, л. 171-173), запрещающий всем военнослужащим фотографировать расстрелы, повешения, а также трупы погибших русских пленных. Запрещалось ранее сделанные фотоснимки отсылать в Германию. Военнослужащим разрешалось проявлять фотопленки и печатать с них фотографии только в 2 минских фотоателье. Берлинский студент Kurt Wafner (1918 г.р.) до войны учился на электроинженера и был убежденным пацифистом. Из-за врожденного дефекта зрения его признали годным для военной службы только во время войны в качестве нестроевого в ополчении. 20 июля 1941 его зачислили в ополчение (Landesschuetzenbataillon 332) и через Восточную Пруссию, Литву направили в Минск. Здесь он проходил службу в лагере Пушкинские казармы, Лесном лагере (Масюковщина), лагере в Колодищах. Из-за плохого зрения его использовали на кухне и вещевом складе. В лагере он не только сам фотографировал, но и после запрета фотографировать менял на сигареты у друзей и сослуживцев имеющиеся у них фотографии казней подпольщиков, пленных. Собранные фотографии в последний год войны он хранил в сумке с предметами первой необходимости. Во время сильных и частых бомбардировок Берлина он бежал с этими фото в сумке в бомбоубежище. После войны эти фотографии были опубликованы в книге о преступлениях немецкой армии на оккупированных территориях.


Книга о преступлениях немецкой армии на оккупированных территориях

Книга общедоступна в библиотеке Института им. Гете. Копии этих фотографий (например, повешенные минские подпольщики, фото лагерей) экспонируются в минском музее истории ВОВ (БГМИВОВ), прессе и в интернете. Например, на http://www.sgvavia.ru/forum/

Пушкинские казармы
Перед войной на Логойским тракте возле Пушкинского поселка для военного городка артиллерийского полка успели построить только 3 кирпичных 3-х этажных типовых здания казарм (они стоят и сегодня на ул. Я.Коласа), (БГАНТД. 6-2-24, 6-2-25. Немецкий план Минска. 1943, 1944 гг.)


Фрагмент немецкого плана. Пушкинские казармы


Фрагмент нем. плана. Пушкинские казармы


Фрагмент нем. плана. Пушкинские казармы


Здания бывших Пушкинских казарм. Май 2007

которые называли Пушкинскими казармами, ангар для хранения орудий и автотракторной техники.



Сам Пушкинский поселок располагался (с 1937 г.) между Пушкинской улицей (сейчас это часть проспекта Независимости между ЦУМом и Ботаническим садом) и Логойским трактом (сейчас это ул. Я.Коласа). Более подробная информация (bacian: Пушкинские казармы) о Пушкинском поселке и Пушкинских казармах приведена на (www.bacian.livejournal.com). Около 10 аэрофотоснимков Минска (того времени) очень медленно качаются из http://rst-paul.livejournal.com

Здания бывших Пушкинских казарм (фото 11 апреля 2012 г.) оштукатурены и окрашены в желтоватый цвет. В них пока размещается воинская часть, которую собираются в ближайшие годы выводить в другое место. Дальнейшая судьба зданий казарм автору этих строк неизвестна. Многие полагают, что их снесут и на этом месте (где погибло и захоронено около 10 тыс. пленных) построят высокодоходное жилье, хотя действующие Строительные Нормы и Правила (СНиП) запрещают возводить жилье на местах массовых захоронений. На месте бывших нацистских лагерей в Беларуси до сих пор не создано ни одного музея, хотя активная общественность часто обсуждает необходимость создания таких музеев по примеру Германии, Австрии и др. стран.

Дом офицерского состава.
В 1937 г. рядом с территорией военного городка было построено (по типовому проекту) 3-этажное здание офицерского общежития (Дом офицерского состава, ДОС). Сейчас это здание находится на ул. Калинина.


Здание бывшего ДОС


Паспорт на здание ДОС. 11 апреля 2012



Оно очень похоже на ДОС в Масюковщине и в других военных городках. Предположительно, строительную документацию на эти здания ( и зданий Военного госпиталя, документация сохранилась) разрабатывал "Военпроект". Служившие в Германии и Калининградской области полагают, что архитектурный стиль зданий ДОС очень похож на стиль довоенных зданий в Германии. Сейчас здание жилого дома (бывшего ДОС) оштукатурено и покрашено в светлые тона. Старожилы ДОС утверждают, что из подвала их дома за сохранившейся закрытой железной дверью в военный городок шел подземный ход, а в самом городке была широкая сеть таких подземных ходов. Лагерь военнопленных в Пушкинских казармах (Puschkin-Kaserne) существовал с июля 1941 до весны 1943 г.

Первоначально в казармах размещался пересыльный лагерь Dulag 126 с большим лазаретом. Первую крупную партию военнопленных в спешно созданный лагерь в Пушкинских казармах доставили в июле 1941 г. В это лето лагерь в Пушкинских казармах (и другие лагеря) был сильно переполнен. Для строительства новых зданий требовался стройматериал. В 1941- 42 колонны пленных пешком направляли из Пушкинских казарм и из лагеря в Масюковщине на вокзал за кирпичом (НАРБ, 4683-3-918, л. 260-268). При возвращении в лагерь пленные несли по кирпичу в каждой руке и по кирпичу под мышками. В зимнее время при таком способе доставки кирпича на дороге оставались лежать тела умерших и замерзших пленных.


Доставка кирпича пленными в зимнее время


В казино лагеря


У входа в вещевой склад

За время существования лагеря Пушкинские казармы в нем (преимущественно в госпитале) умерло около 10 тыс. пленных. Они захоронены за зданиями казарм в массовых могилах, которые полностью не обозначены. Лагерь в Пушкинских казармах был городским отделением более крупного лагеря в Масюковщине, через который прошло около 140 тыс. пленных. Из них погибло около 80 тыс. пленных, которые были захоронены в глиняном карьере возле деревни Глинищи. Комендантом (начальником) лагеря военнопленных в Пушкинских казармах был старый подполковник, который в ПМВ находился в русском плену. У него был заместитель и адъютант. Комендатура (администрация) лагеря имела 5 отделов (Абвер, организационный, пропаганды, производственный, санитарный) и полностью состояла из немцев. Исключение составляли писаря из пленных, приданные в помощь переводчикам. Вся территория лагеря была обнесена забором из колючей проволоки, через каждые 100 м стояли вышки. Затем территорию лагеря дополнительно обнесли высоким деревянным забором. Охрану лагеря (НАРБ, 3500-4-186, л. 8, 9) несли 2 роты немецкого 332 батальона ополчения (Landesschuetzenbataillon 332).

Общелагерный госпиталь ("лазарет")
в Пушкинских казармах был расчитан на размещение около 500 пленных. Начальником лазарета был немец, а главврачом Тарасевич. Санслужба насчитывала 208 медиков (50 врачей, 92 санитара, 46 фельдшеров, 19 медсестер). В конце августа 1941 лагерь разгрузили. Большую часть пленных из пересыльного лагеря Dulag 126 в Пушкинских казармах отправили в Масюковщину в "Лесной лагерь" (НАРБ, 845-1--64, л. 80-84 *&* НАРБ, 3500-2--1299, л.133). Небольшую часть пленных оставили в этом пересыльном лагере в большом ангаре, хозпостройках и в дополнительно сооруженных легкого типа бараках для обслуживания общелагерного лазарета. 7 ноября 1942 временный лагерь Dulag 126 в Пушкинских казармах * НАРБ, 46-83-3-918, л. 165) переименовали в стационарный лагерь Stadtlager Stalag 352 ( Городской лагерь Шталага 352) и он стал городским отделением главного лагеря Stalag 352 в Масюковщине (Waldlager Stalag 352, Лесной лагерь Шталага 352).

Весной 1943 лагерь военнопленных в Пушкинских казармах закрыли, остатки пленных перевели в Масюковщину. В Пушкинских казармах разместили 2 роты 11 полицейского (ЦА КГБ РБ. 26571-1, л. 170, 178, 179 *&* ЦА КГБ РБ. 26571-2, л. 78-86, 100, 101, 200, 211- 215 *&* ЦА КГБ РБ. 5539-3, л. 183-186, 285, 288, 289) батальона. Этим батальоном командовал немец Краузе. 3-я рота этого батальона была переведена осенью 1943 из Борисова. Полицейские использовались для создания внешнего оцепления мест расстрелов евреев на старинном кладбище возле минского гетто, возле лагеря в Масюковщине, в Тростенце, непосредственно для расстрелов в других местах и публичных казней минских подпольщиков.

Памятник на территории воинской части.
В апреле 2012 г. на территории бывшего военного городка Пушкинские казармы (теперь воинская часть) возле сохранившихся довоенных казарм стояло 2 памятника: Ленину и погибшим военнопленным.


 Вид на одно из мест массового захоронения пленных на территории бывшего военного городка за казармами. 11 апреля 2012


 Памятник погибшим военнопленным. Вид сбоку. 11 апреля 2012г.


 Надпись на памятнике на месте захоронения пленных. 11.04.2012 г.





Паспорт на воинское захоронение на территории воинской части

Памятники в скверике расположены на пересечении улиц Я.Коласа (бывший Логойский тракт) и ул. Калинина возле бывшего здания ДОС и бывших Пушкинских казарм. Здесь раньше находился небольшой пустырь. В послевоенное время он использовался в качестве спортплощадки, где местная детвора играла в футбол и хоккей. Сегодня на этом месте находится маленький скверик, в котором в память о погибших (около 10 тыс.) в этом лагере пленных вначале был установлен небольшой памятник. Осенью 2011 г. возле этого памятника дополнительно была установлена скульптурная композиция и валуны. Скульптурная композиция пока не завершена и на ней к концу (2012) будет изображена фигура расстрелянного пленного.


Памятники в скверике у бывших Пушкинских казарм. 11 апреля 2012







Незавершенная скульптурная композиция у Пушкинских казарм. 11 апреля 2012

С исторической точки зрения художественное решение этой пока незавершенной (см. фото ) композиции можно считать неудачным для данного места. Для усиления восприятия военнопленный изображен в шинели и босым. Следует отметить, что максимальный уровень смертности в нацистских лагерях Минска был зимой 1941- 42 гг. Пленные снимали для себя с умерших верхнюю одежду и обувь. По этой причине недостатка в обуви и в одежде не ощущалось. С весны 1942 пленных стали привлекать к работам и их положение немного улучшилось. Их стали лучше кормить и обеспечивать одеждой. В лагере существовала мастерская по ремонту обуви. При необходимости с вещевого склада пленным выдавали обувь взамен непригодной для дальнейшего использования. В Пушкинских казармах размещался общелагерный лазарет (точнее, госпиталь), где пленные умирали (называют 10 тыс.) от болезней, холода, голода, непосильной работы. О массовых расстрелах на территории этого лагеря автору ничего неизвестно. Более уместно было бы разместить эту скульптурную композицию на реальном месте расстрела наших военнопленных. Например, на стрельбище в Уручье (http://minsk-old-new.com/minsk- 3241) расположено необозначенное до сих пор место захоронения (30 тыс.) расстрелянных советских военнопленных.

Новостройки на территории бывшего военного городка.
Местные жители утверждают, что на территории бывшего военного городка в котлованах новостроек (рядом с бывшими казармами) было найдено много костей пленных. Местные жители протестовали против строительства жилых зданий на месте массовых захоронений военнопленных, но их протест проигнорировали. Недавно на месте массового захоронения пленных построили для Министерства обороны еще один красивый высотный жилой дом, не радующий его обитателей.






С автором публикации - Усачевым Олегом Ивановичем можно связаться по e-mail:  oleg.ussachoew@tut.by

Мнение и позиция автора сайта может не совпадать с мнениями и позициями авторов публикаций.

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl