минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Обелиск на 9-м км Московского шоссе

Возле Минска на холме у 9-го километра по Московскому шоссе напротив Военной академии в густой зелени окружающих деревьев стоит хорошо ухоженный обелиск погибшим военнопленным и гражданским лицам.

01

Фото Усачёва О.И.

На территории мемориала всегда чисто, а у обелиска венки и живые цветы. Сегодня мало кто, даже из числа местных жителей, знает о погибших и историю создания этого памятника. Неизвестно это даже слушателям и преподавателям расположенной напротив обелиска Военной академии.

02

Фото Усачева О.И.

До войны в урочище Уручье по обе стороны Московского шоссе находилось несколько военных городков, один из которых располагался возле деревни Уручье, где дислоцировалась отличившаяся в первые дни войны (возле Острошицкого городка) 100 дивизия, командный пункт округа, госпиталь.

03

Фото 2. Фрагмент советской карты.

28.6.1941 в Минск вошли немцы. Не успевшие эвакуироваться из Уручья многие семьи военнослужащих были расстреляны. Военные городки (например, в Масюковщине, Пушкинские казармы по Логойскому тракту, старинные казармы артполка на ул. Широкой возле Комаровского рынка, сейчас ул.Куйбышева) были превращены в крупные концлагеря. В толстой (694 стр.) энциклопедии по истории Минска всего одним предложением упоминается о существовании концлагеря в Уручье: "Более 30 тысяч человек погибло в лагере военнопленных в Уручье".
(История Минска. Мн.,Беларуская энцыклапедыя, 2006. с. 375)

В изданном НАРБ немецко-русском справочнике по концлагерям Беларуси очень кратко и без указания места его расположения упоминается только "Нижний лагерь", существовавший в 1941 в северо-восточной части Минска. О концлагере в Уручье в справочнике сведения отсутствуют.
(Лагеря советских военнопленных в Беларуси 1941-1944. Справочник. Адамушко В. и др. Мн.: НАРБ, 2004)

Старожилы Уручья упоминают о временном концлагере возле нынешней ул. Гинтовта. Летом 1941 вокруг заболоченного участка (сейчас недалеко от гаражей по этой улице) соорудили забор из колючей проволоки и загнали туда военнопленных. Зимой этого же 1941 все находящиеся под открытым небом пленные умерли.

Подсчет потерь

16.3.1943 было опубликовано Постановление СНК СССР за подписью председателя СНК СССР Сталина "О работе Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков".  (НАРБ, 845-1-26, л.78)

Постановление предписывало создать соответствующие республиканские, краевые, областные комиссии, содействующие работе ЧГК СССР, возглавляемые первыми секретарями и в состав которых должны входить соответствующие начальники управлений НКВД и несколько местных представителей. В соответствии с этим постановлением 16.3.1943 для Беларуси была создана республиканская комиссия во главе с первым секретарем ЦК КПБ П.Пономаренко и 12 областных комиссий, в состав которых кроме инспекторов по разным направлениям проводимых исследований включались также юристы, переводчики, топографы. По мере освобождения Беларуси в 1944 в структуру комиссий были введены соответствующие отделы. Белорусская республиканская комиссия содействия в работе ЧГК СССР прекратила свою работу в конце 1945. Результаты её работы были переданы в Москву, а копии - в местные управления НКВД. В большинстве случаев производилось выборочное вскрытие могил. Для раскопок на местах массовых захоронений привлекались пленные немцы. Места захоронений военными топографами обозначались на планах местности и дополнялись фотоснимками. В информационной записке представителей ЧГК СССР (Тотцева и Табелева) от 17.7.1944 упоминаются места массовых захоронений возле д. Уручье, д. Валерьяны, бывшей сельхозвыставки (сейчас территория часового завода), в Тростенце. (НАРБ, 4п-29-5, л. 43, 44).

В акте Минской областной комиссии содействия в работе ЧГК СССР о массовом истреблении гражданского населения и военнопленных на территории Минска и его окрестностей в 1941 - 1944 гг. от 13.8.1944, возглавляемой председателем комиссии - генерал-майором Героем Советского Союза В.Козловым, упоминалось и о захоронениях в урочище Уручье возле Карниз-Болота. Сегодня местные жители его часто называют Карнич- Болотом. В акте ЧГК оно значилось как "Корнич-болото", хотя на советских (фото 2) и немецких (фото 3) военно-топографических картах оно обозначалось как Карниз-Болото.

04

Фото 3. Фрагмент немецкой карты.

В части 3 акта областной комиссии отмечалось, что в урочище Уручье на 9-м километре по автомагистрали Минск-Москва, в 800 метрах от магистрали и в 250 метрах от дороги на Раков найдено 10 ям-могил в районе Карниз-Болота. Размеры 8-ми могил - 21х5 м, одной - 35х6 м и еще одной - 20х6 м, глубиной 3-5 м. В выборочно раскрытой комиссией яме-могиле обнаружены три продольных ряда трупов в 7 слоев каждый. Все трупы лежали вниз лицом, на них обнаружена одежда и обувь военного и гражданского образца. Среди трупов многие были одеты в форму танковых войск. В карманах одежды некоторых трупов найдены документы, часы, облигации государственных займов, советские деньги и различные предметы личного пользования. Преобладающий возраст погибших 20-30 лет. В могиле было обнаружено также несколько трупов женщин в гражданской одежде. У могил и в могилах найдено огромное количество стреляных гильз от немецких винтовочных патронов. При судебно-медицинском исследовании 120 эксгумированных из этой могилы трупов было установлено, что причиной смерти захороненных в могиле почти во всех случаях были сквозные огнестрельные, пулевые ранения головы, сопровождающиеся значительными разрушениями костей свода и основания черепа. Все это указывало на расстрелы военнопленных из винтовок или карабинов на весьма близком расстоянии. Общее количество расстрелянных и похороненных на территории Карниз-Болота, по свидетельским показаниям и данным экспертизы, превышало 30 тысяч человек. (НАРБ, ф.4, оп.29, д.159а, л.25-33;
Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии (1941-1944), Мн., 1965. с. 222-225; Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы. Сост. Адамушко В. и др. Мн.: НАРБ, 2003. С. 112, 113
).

Таким образом, комиссия упоминала о месте расположения массовых могил рядом с Карниз-Болотом возле пересечения дороги на Раков с 9-м километром Московского шоссе. При этом комиссия не упоминала о погибших военнопленных возле деревни Уручье. Историки не упоминают, где содержались до расстрела уничтоженные на 9-м километре 30 000 советских граждан и почему среди расстрелянных было много танкистов, хотя в Минске до войны было всего лишь одно танковое училище.

Памятники погибшим

После освобождения Минска органами местной власти первоначально на могилах устанавливались временные деревянные памятники. В 1946 г. для братских могил начали проектировать более прочные временные памятники, многие из которых были разработаны в Белгоспроекте известным архитектором Володько. (БДАНТД, 105-1- 8, 177-1-75, 177-1-77)

В 50-е годы приступили к сооружению мемориалов. Постановлением СМ СССР № 629 от 1951 г. был регламентирован порядок отвода земли под памятники. В соответствии с постановление Совета Министров БССР от 16.4.1956 г. № 2002 Госстрой БССР обязал Белгоспроект (Письмо Госстроя БССР №7/3-97 от 17.5.1956)

к 01.7.1956 разработать проекты памятников на братских могилах массового захоронения воинов Советской Армии, партизан и мирного населения в Малом и Большом Тростенце, Масюковщине и Уручье. О самом первом (с 30.6.1941) и большом (около 100 тыс. военнопленных и 40 тыс. гражданских лиц) временном концлагере в Минске на Переспе (немцы его называли лагерем на Переспе по Долгиновскому тракту возле озера) стали упоминать и спорить только несколько последних лет из-за того, что лагерь просуществовал на Долгиновском тракте менее 2 недель и был перемещен в урочище Дрозды возле дач ОГПУ/НКВД и нынешней птицефабрики им. Крупской на берегу Свислочи. Затем в поселке Дрозды был создан стационарный концлагерь, просуществовавший все годы оккупации. Сейчас на территории бывшего Сторожевского рынка на Переспе возводится мемориальный комплекс (фото 4) погибшим в первую мировую войну военнослужащим российской армии и похороненным на военном кладбище возле этого места.

05

Мемориальный комплекс погибшим в первую мировую войну. Фото Усачёва О.И.

В память об умерших на этом месте военнопленных Красной Армии на мемориальном комплексе планируется установить памятную доску.
(Усачев Олег. Какую память мы оставляем? /Вечерний Минск. 30 июля 2007г. www.vminsk.by)

Типовые проекты памятников

Своим письмом Госстрой предписывал разработать проекты памятников в соответствии с местоположением братских могил и исходя из сметной стоимости строительства памятника в 25-30 тыс. рублей. Эскизы памятников требовалось предъявить Госстрою на рассмотрение до 1.6.1956. Авторским коллективом Белгоспроекта (Бенедиктов, Духан, Волчек, Левина, Каджар) было разработано 3 вида типовых памятников для братских захоронений.

1. Усеченное пирамидальное надгробие с врезанными мемориальными досками с каждой стороны, поставленное на пологий четырехгранный задернованный холмик, ограниченный по квадратному основанию бортиком. Надгробие, мемориальные доски и бортик изготовлялись из бетонных плит, офактуренных гранитной крошкой под "гранит".

2. Обелиск с небольшим основанием, также поставленным на небольшой одернованный квадратный холмик с бетонным бортом. На гранях насыпного холмика устанавливались мемориальные доски. В нижней трети обелиска с 4-х сторон размещались чугунные эмблемы. Обелиск, мемориальные доски и бортик - бетонные, офактуренные под гранит.

3. Обелиск (немного видоизмененный) на таком же основании, что и во 2-м варианте, но с такими же досками. На 4-х гранях размещены чугунные литые венки. На мемориальных досках предусматривалась привязка текста к конкретным событиям и фактам.

Выбор места для обелиска в урочище Уручье

Следует отметить, что на обширной территории урочища Уручье находилась и одноименная деревня. На советских военно-топографических картах (1934, 1937) показана деревня Уручье только по одну (левую) сторону Московского шоссе. На немецкой карте 1943 показана деревня уже по обе стороны шоссе.

Место установки обелиска обоснован Белгоспроектом в пояснительной записке (23.7.1956). Авторы проекта утверждали, что в долине возле д. Уручье находятся братские могилы военнопленных, советских воинов и партизан, расстрелянных в 1941-1943 гг. Из-за того, что могилы массового захоронения рассеяны по всей долине у деревни Уручье, их невозможно объединить в одно братское кладбище, то обелиск можно ставить в любом удобном месте, обеспечивающим обозрение монумента с дальних точек Московского шоссе. Для установки обелиска был выбран не холм на левой стороне шоссе возле деревни Уручье, на котором находилось деревенское кладбище, а доминирующий над окружающей местностью холм на 9-м километре Московского шоссе, который по утверждению авторов проекта граничил с долиной массового захоронения и с которого обелиск должен быть виден на большом расстоянии. При этом авторы проекта вначале утверждали, что долина массовых захоронений находится возле деревни Уручье, а затем упоминали о её расположении на 9-м километре возле Карниз-Болота, т.е. в другом месте (см. фото 2 ).

В этой же пояснительной записке проектировщики отмечали преимущество выбранного места на холме у 9-го километра. На южной стороне от шоссе у этого холма находилось военное (артиллерийское) училище, а на северной планировалось установить обелиск, фасад которого всегда будет выгодно освещен. Партерная зелень перед военным училищем становилась продолжением партера перед памятником. Выбранный участок проектировщики считали удобным для торжественного подхода к монументу. Перед обелиском у шоссе предусматривалось сооружение асфальтированной площадки для парковки автомашин (шириной 8 м и длиной 40 м), с которой посетители, поднявшись по широкой лестнице (с уклоном 1:3 и шириной в 27 м, выполненной из сборных (мозаичных) железобетонных деталей, направляются между цветниками к монументу. Дорожки верхней террасы планировалось покрыть кирпичным боем слоем в 10 см, укатать его катком, а сверху покрыть белым песком слоем в 1 см. Вся граница участка и цветники обрамлялись бетонным бордюром сечением 15х30 см. По внешним сторонам участка предусматривалась посадка высококронной зелени.

06

По оси цветников планировалась посадка крымских серебристых елей. На боковых дорожках предусматривались скамьи для отдыха из того же материала, что и монумент. Композиция мемориала была рассчитана на восприятие его с дальних точек Московского шоссе. Обелиск высотой в 17 м (ср., в Тростенце высота обелиска в 12,3 м) имеет в плане форму равнобедренной трапеции. На передней широкой грани предусматривалась надпись, выразительно повествующая о событиях, которым посвящен памятник. В нижней части обелиска были запланированы два наклоненных знамени, а между ними венок и красноармейская каска. Фундамент обелиска из бутобетона. Проектом предусматривалось создание пустотелого обелиска из монолитного железобетона с последующей гранитной штукатуркой, имитирующей естественный гранит. Надписи предусматривалось выполнить в штукатурке, для чего из гипса отливались буквы и заделывались заподлицо в штукатурке. После схватывания штукатурки гипсовые буквы удалялись и оставался оттиск текста с правильными краями. Знамена, венок и каска планировалось отлить из чугуна. (БДАНТД, 3-1-1482)

Перенос мест массовых захоронений в урочище Уручье

В пояснительной записке (В. Волчек, 1959) отмечалось, что места массового захоронения находятся на большом удалении друг от друга и не имеют определенных общих границ. Могилы сравнялись с землей и заросли кустарником. Проектом предусматривалось отвести территорию в 1,5 га (150х100 м) за обелиском для перезахоронения на нем останков из разбросанных братских могил и благоустроить это вновь созданное кладбище. Планировалось создать 4 симметричных группы захоронений, разделенных друг от друга центральной аллеей и 4 цветниками. В каждом (из 4) захоронений предполагалось разместить по 8 братских могил длиной 8 м и шириной 3,4 м. Планировалось по периметру территории кладбища возвести керамическую ограду высотой 480 мм, разбить аллеи с щебенчатым покрытием и бортовым камнем. Предусматривалась окантовка могил бетонным бордюрным камнем и дёрном, разбивка цветников, посадка деревьев и кустарника, установка 3 скульптур. (БДАНТД, 3-1-1485, 3-1-1552, 3-1-1553)

Влияние времени на авторский замысел

За многие прошедшие годы деревья сильно выросли и закрыли вид сбоку на обелиск. Комплекс стал виден только вблизи с открытой части мемориала, что нарушило авторский замысел.

07

Вид сбоку на обелиск. Фото Усачёва О.И.

Внимательные посетители аналогичного мемориала в Масюковщине знают, что на дорожках из укатанного битого кирпича и посыпанных сверху песком к свету упорно пробивается трава, что вызывает недовольство местных активистов. В последние годы при обновлении обелиска в Уручье отступили от авторского замысла и на небольшой территории мемориала аккуратно уложили цветную бетонную плитку.

08

Фото Усачёва О.И.

На площадке перед обелиском установлены красивые, удобные и современного вида скамейки. Сегодня, как и в Масюковщине, у обелиска в Уручье отсутствует запланированное место для парковки автотранспорта, из-за отсутствия большой надобности в нем. Хорошо отремонтирована местами осыпавшаяся штукатурка памятника из гранитной крошки. Нижняя часть памятника красиво и практично облицована гранитными плитами, но их поверхность сбоку постоянно загрязняется подтекающим на стыках (размываемым во время дождей) цементным раствором крепления гранитных плит. На фасаде этой нижней части под знаменами уже отсутствуют предусмотренные проектом чугунные венок и каска. Знамена на обелиске отлиты не из тяжелого, но вечного чугуна, а выполнены из более легкого и дешевого, но недолговечного бетона. На середине обелиска по-прежнему указана типовая дата 1941-1945, хотя Беларусь была освобождена в 1944. Ранее установленные на обелиске (висевшие ещё в 2007 г.) одна над другой две неказистые памятные таблички, малоинформативный текст которых дублировал друг-друга, заменены одной большой доской (фото 7), по-прежнему содержащей мало информации о погибших и повторяющей предыдущее неточное утверждение, что именно на этом месте (у обелиска) похоронено 30 000 человек. На этой памятной доске правильнее было бы указать, что обелиск воздвигнут в память о погибших в урочище Уручье, а не здесь похороненных. У внимательных посетителей мемориала сразу может возникать вопрос о месте нахождения могил из-за того, что за обелиском (фото 1) не сооружено запланированное кладбище и через несколько метров за ним начинается крутой склон холма в низину.

Наследие прошлого и историческая память

Старожилы упоминают, что небольшое количество могил в 1950-е годы перенесли к сооружаемому памятнику, но сегодня эти захоронения у шоссе возле обелиска не обозначены. Перезахоронение останков 30 000 человек из Карниз-Болота представляет собой длительный и трудоемкий процесс, требующий больших финансовых затрат. По этой и ряду других причин перезахоронение из многочисленных братских могил к обелиску не производилось. Останки расстрелянных возле Карниз-Болота людей и сегодня лежат на месте их гибели в безымянных могилах на правой стороне возле дороги на Раков. Сегодня они находятся на краю территории функционирующего стрельбища. Места этих массовых захоронений до сих пор не обозначены. Не обозначены и массовые захоронения возле бывшей деревни Уручье, которые целесообразно перезахоронить. Осталась лишь надежда на лучшее неформальное решение этой проблемы историками и другими подлинными специалистами своего дела.



Автор: Усачев Олег Иванович

 

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl