минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

Черные мифы Вильгельма Кубе

24 сентября 1943 года "Шторх" вылетел из Минска, взяв курс на Берлин. На борту находился гроб с телом генерального комиссара генерального округа Беларусь Вильгельма Кубе. У иллюминатора сидел минский городской комиссар, майор административной службы Вильгельм Янецке. Внизу проносились поля, леса, озера, селенья совершенно чужой ему страны, где он оказался благодаря стараниям покойного.

На должность главы гражданской оккупационной администрации Гитлер назначил Кубе 17 июля 1941 года. 21 июля он послал фюреру слова признательности за назначение: "Для меня этот день стал... самым знаменательным днем в моей жизни. Для моей мужественной жены это был счастливый день в ее жизни. В послушании и верности мы оба благодарим Вас, мой фюрер!". "Знаменательным" и "счастливым" этот день супруги Кубе назвали по ряду причин. Прежде всего он означал прощение партии после пяти лет пребывания не у дел.

С партией Гитлера Кубе связал свою судьбу с 1927 года. 1 декабря ему был вручен членский билет ј 71682. Спустя год, 13 сентября, Гитлер назначил Кубе руководителем фракции НСДАП и гауляйтером провинции Остмарк, которая в мае 1933-го была объединена с провинцией Бранденбург под названием Курмарк. Кубе стал обер-президентом. В то время он являлся депутатом рейхстага, представляя интересы фракции нацистов, облагораживая своим аристократическим происхождением плебейские ряды своих партайгеноссе.

До появления Кубе в Остмарке нацистская партия насчитывала там 60 членов. В результате его деятельности число их перевалило за тысячу, что в значительной степени содействовало приходу Гитлера к власти. Возможно, поэтому в дальнейшем Гитлер оказывал поддержку Кубе в сложных житейских ситуациях.

29 сентября 1933 года Кубе получил звание оберфюрера СС, а 27 января 1934-го - почетного группенфюрера СС и был награжден золотым партийным знаком. Тогда же Кубе познакомился с артисткой провинциального театра Анитой Лиденколь, которая играла свою первую крупную роль в пьесе Кубе "Тотилла". Как пишет исследователь Пауль Коль, "эта халтурная высокопарная трагедия о последнем готском царе Тотилле после 1933 года из-за своего нацистского содержания повсюду ставилась в рейхе". О знакомстве 48-летнего политика с юной артисткой можно было бы и не писать, если бы не поступки и события, последовавшие за ним.

В 1936 году Кубе вышел из СС, затем за антипартийное поведение, растрату, клевету на члена партии был лишен должности гауляйтера провинции Курмарк. Основанием для такого решения послужило анонимное письмо, в котором руководитель высшего партийного суда рейхсляйтер Вальтер Бух обвинялся в том, что его жена (зятем которой оказался Мартин Борман) - полуеврейка. Автором письма признали Кубе. Это был сильный удар, но тщательное расследование показало, что аноним солгал. Потом гестапо обнаружило и анонима - Кубе! Кстати, поиски "еврейских корней" были не только любимой забавой гитлеровцев. Этим очень долго занимались в СССР, да и сейчас есть немало подонков, промышляющих на этой теме... Но вернемся в третий рейх... Геринг, в то время прусский премьер-министр, отправил Кубе в отставку. В том же 1936-м Кубе развелся с Маргарет Шмидт. С ней остались двое его сыновей, 15 и 20 лет. Вскоре он женился на Аните Лиденколь. В результате 5 лет Кубе нигде не работал, отсутствовал на политической арене. Но, помня его старые заслуги перед партией, Гитлер распорядился оставить Кубе членом партии и рейхстага, а также сохранить титул гауляйтера. В апреле 1941 года он напомнил о себе Гитлеру, направив поздравление с днем рождения. Сохранившаяся переписка по вопросу трудоустройства Кубе показывает, что предполагались разные варианты. В мае 41-го шел разговор о месте куратора высшей технической школы и медицинской академии Данцига, в начале июня - о месте куратора Кенигсбергского университета. 27 июня Борман уведомил рейхсминистра доктора Ганса Ламмерса: "Фюрер не пожелал такого назначения гауляйтера в отставке Кубе, он желает, чтобы Кубе непременно был назначен на ответственную должность на востоке".

Достанься Кубе спокойная должность куратора высшей школы в Пруссии, многое повернулось бы по-другому и в судьбе Вильгельма Янецке. Но Гитлер, возможно, с подачи Бормана распорядился иначе. Если для Кубе день назначения на должность генерального комиссара стал, по его собственной оценке, "знаменательным" и "счастливым", то Янецке о своем назначении в Минск этого бы не сказал. К моменту назначения на должность минского городского комиссара он благополучно возглавлял административно-хозяйственные отделы районных комендатур разных городов Бельгии и Франции.

В середине августа в ответ на предложения Мартина Бормана относительно управленческих кадров для Беларуси Кубе просил назначить на должность комиссара Минска Вильгельма Янецке. Партийная канцелярия размышляла два месяца. В октябре приказ о назначении был подписан. 9 ноября Янецке прибыл в Минск, а 10-го принял дела у правительственного советника доктора Бернхарда Кайзера, являвшегося до этого одновременно и городским, и районным комиссаром.

Кубе в это время в городе не оказалось. Он уехал к семье в Берлин отпраздновать свой 54-й день рождения и попытаться распутать с помощью рейхсминистра Альфреда Розенберга начавший наматываться с первых дней пребывания в Беларуси клубок противоречий между гражданской администрацией, полицией и вермахтом.

На протяжении сентября-октября Кубе атаковал письмами рейхскомиссара Остланда в Риге и восточного министра в Берлине просьбами, суть которых сводилась к желанию стать единственным и полноправным представителем германской власти - наместником Гитлера в генеральном округе Беларусь, чтобы на вверенной ему территории без его санкции не могли действовать ни СС, ни вермахт.

Но ни письма, ни поездка в Берлин ничего не могли изменить. Как раз в это время в битве под Москвой рушились планы на блиц-криг и предсказания Гитлера.

Кубе вернулся в Минск в конце ноября 1941 года, а 1 декабря перед зданием генерального комиссариата на площади Свободы состоялось торжественное введение в должность городского комиссара Вильгельма Янецке. Чтобы сразу поднять авторитет в глазах администрации, генеральный комиссар произнес в его адрес темпераментную речь, отметив их личное знакомство, организаторские способности и выразив уверенность в совместной плодотворной работе.

17 К

В.Кубе слева.

Однако провал блицкрига смешал все планы нацистов, послужил импульсом к принятию многих решений, о которых ни фюрер, ни генералы и не предполагали. Самым острым стал вопрос обеспечения армии живой силой, а предприятий трудовыми ресурсами. В Германии шла повальная мобилизация, рабочие места обнажались. Прикрыть их Гитлер решил рабочими, вывезенными с оккупированной территории. Так появились остарбайтеры. Янецке, по распоряжению Кубе, поручил горуправе провести особо тщательный учет населения. Трудовых ресурсов не хватало в самом Минске для работавших на германскую армию местных предприятий. В феврале 1942-го Янецке отправил в рейх из детской колонии в Козырево 42 из 70 содержавшихся в ней подростков в качестве рабочей силы, в марте - минских фольксдойче 1918 - 1924 годов рождения.

Этого было недостаточно. Начались облавы. Только в период карательной операции под названием "Волшебная флейта" в домах и на заводах проверили 76 тысяч взрослых жителей, 350 отправили в рейх. К сентябрю 1943-го, по подсчетам Янецке, из Минска было отправлено в рейх 2.500 человек.

В городе ощущалась катастрофическая нехватка рабочей силы. Минская дирекция железной дороги, предприятия вермахта и строительные организации Тодта, располагавшиеся в городе, требовали срочно заполнить 9.600 вакансий. Одновременно рейхсфюрер СС распорядился до осени 1943 года уволить всех евреев. Как докладывал Янецке начальник минской биржи труда, их было занято на предприятиях Минска 8 тысяч.

Об "окончательном решении еврейского вопроса" Янецке знал не понаслышке. Но то, что происходило в Минске, потрясло даже железное сердце нациста. За два дня до его приезда в минском гетто состоялся первый страшный погром. 20 ноября, когда городской комиссар уже принял дела, произошел второй погром. Были убиты тысячи людей. Таким образом освобождалось место для евреев, депортируемых из Западной Европы в Минск для уничтожения. Первый транспорт с семью тысячами евреев из рейха прибыл в Минск 10 ноября. Городской комиссар занимался их размещением. После буйств карателей гетто напоминало поле битвы, в домах, на улицах лежали трупы, большинство обреченных погибло в районе Тучинки. Оттуда из-под мертвых тел выбирались окровавленные, чудом уцелевшие люди и возвращались в гетто.

5 января 1942 года минский городской комиссар Янецке, нарушив субординацию, т.е. минуя генерального комиссара Кубе и рейхскомиссара Лозе, обратился к рейхсминистру Розенбергу с письмом, в котором, ссылаясь на сведения, полученные в СД, сообщал, что ему стало известно о направлении в ближайшее время из Германии в Минск 50 тысяч евреев. Янецке просил рейхсминистра отменить это решение, так как в разрушенном городе их невозможно ни разместить, ни прокормить. В итоге "гуманный" Кубе добился того, что транспорты с евреями из Западной Европы стали направлять, как правило, не в минское гетто, а сразу к местам уничтожения, а в гетто продолжались погромы. В сентябре 1943 года в минском гетто, насчитывавшем в начале войны около 80 тысяч человек, осталось примерно 8 тысяч.

Летом 43-го в результате Курской битвы завершился коренной перелом в ходе второй мировой войны в пользу сил антигитлеровской коалиции, Германия перешла к обороне по всему фронту, заказы вермахта росли, на них работала вся экономика "третьего рейха".

В то время как Кубе пытался решить вопросы обеспечения Германии сырьем и рабочей силой с помощью политических методов, СС, полиция и вермахт продолжали действовать по-своему. 3 июня 1943 года Кубе переслал Розенбергу донесение представителя отдела пропаганды генерального комиссариата Лауха, принимавшего участие в карательной операции, которой командовал Курт фон Готтберг. В сопроводительной записке Кубе писал: "Проведение пропаганды после такого рода операций, которые заканчиваются массовым расстрелом населения, совершенно бессмысленно". В дополнение к этому посланию Кубе сообщал: "Если в такой форме, как до сих пор действовала полиция, будут продолжать действовать вермахт и ОТ, то в следующую зиму мы будем иметь не только партизан, а восстание всей страны...".

В конце июля на стол фон Баха легла докладная начальника СС и полиции Беларуси Курта фон Готтберга. Он подробно описал обстоятельства, при которых Кубе порвал сотрудничество с СД, и об оскорблениях в адрес СС. Фон Бах получил также рапорт начальника полиции безопасности и СД Эдуарда Штрауха, обвинявшего Кубе в полной несостоятельности как администратора и беспомощности как руководителя. После того, как с этими документами ознакомился Гиммлер, он переслал их Розенбергу, который направил в Минск своего заместителя Альфреда Мейера, чтобы "серьезно предупредить Кубе".

(Кстати сказать, на этом основании отдельные "ревизоры" военной истории пытаются выставить Кубе едва ли не радетелем и защитником белорусского народа. Нет, Кубе был нацистом до мозга костей, и, в отличие от прямолинейных эсесовцев, у которых руки были по локоть в крови, он лишь предлагал другие методы оккупационной политики. Он предлагал сначала выпить кровь (заставить поработать на "фатерлянд" до последней минуты), а только потом расстрелять. Гуманист!.. Заигрывания его со "сьвядомымi" белорусами (кучкой подонков, приехавших в Минск в обозах вермахта) всеми этими островскими, акинчицами, козловскими и т.п. мерзавцами заключались в том же - служите, делите между своими добро, взятое из еврейских квартир, а взамен - развивайте "мову" и утешайтесь тем, что над вами, рядом со свастикой "лунае" бел-красно-белый флаг. Вполне понятно, что и арсеньевы, и кушели, и шкиленки, и ганько, и прочие проходили у Кубе как "славяне", т.е. согласно расовой теории - "унтерменши", недочеловеки. После победы их судьбы вряд ли чем-то отличались бы от тех, кого "сьвядомыя" уничтожали в гетто... Зная Кубе, и еще более его начальников - Гимлера, Розенберга и других, сомневаться в другом исходе событий нельзя... Именно Кубе был главой генерального округа, где совершались, по его же выражению, "кровавые оргии", гибли сотни тысяч людей, стирались с лица земли населенные пункты вместе с жителями. Все это ассоциировалось с его именем. Приговор Кубе и его "гуманизму" вынесла история. -Прим. ред.).

Казнь сочувствующих партизанам.

В 00 часов 40 минут 22 сентября 1943 г . в его спальне раздался взрыв...

Дежурный чиновник генерального комиссариата вызвал по телефону Янецке в квартиру Кубе на Театральную (Энгельса), 27 (адрес военного времени). Потрясенный Янецке явился лишь через полтора часа. Там уже были генерал-майор фон Готтберг, начальник минского гарнизона вермахта генерал-майор Шперлинг, майор полиции Бендцко, полковник Келлер, подполковник Гартман, начальник отдела здоровья доктор Вебер и другие начальники отделов генерального комиссариата.

У генерального комиссара была вырвана левая сторона груди и оторвана левая рука. Его полуобгоревший труп вытащила из горящей спальни вызванная по тревоге команда. Спавшая рядом супруга Анита Кубе, находившаяся на восьмом месяце беременности, была в шоке. Трое маленьких детей, которые спали в другой комнате, отделенной ванной, не пострадали.

Тело Кубе поместили в морг бывшей 1-й клинической больницы (в настоящее время 3-я). Готтберг пригласил руководящий состав в служебный кабинет Кубе в генеральном комиссариате. Фон Готтберг сказал, что смерть генерального комиссара явилась "успехом примиренческой политики Кубе по отношению к белорусскому народу. Теперь нужно принимать меры". Он отметил, что в Беларуси "полицейское бедственное положение", заявил, что "принимает дела генерального комиссара". В ту же ночь Готтберг телеграфировал в ставку Гитлера и восточное министерство о случившемся и принятых мерах. Перед СД он поставил задачу ликвидировать польскую интеллигенцию, которая числилась в картотеке службы безопасности, и совершить публичное повешение советских патриотов в Минске.

Немедленно созданная "большая особая комиссия" при осмотре места происшествия в процессе просеивания пепла и обломков обнаружила кусочек материала, по которому оберштурмфюрер СС Брейер, на основании его прежних расследований, проводимых по случаю минных диверсий в различных немецких учреждениях, установил, что в данном случае речь идет об остатках взрывателя магнитной мины замедленного действия английского производства. Как показало расследование, мина была прикреплена на внутренней стороне матраца гауляйтера Кубе, на пружине матраца, где и взорвалась. В отчете комиссии сообщалось: "Так как жилой дом гауляйтера днем и ночью охранялся личной охраной из 12 человек, то сразу же встал вопрос о прислуге и лицах, имевших доступ в покои гауляйтера. Расследование началось с немедленного установления круга лиц, которые в последние дни перед покушением посещали дом гауляйтера. На месте преступления были арестованы и заключены в тюрьму 4 девушки из числа прислуги гауляйтера. Их первоначальная проверка на первых порах не выявила никакой взаимосвязи с покушением. Однако уже утром 22.09.1943 г. было установлено, что единственная прислуга, проживающая из-за недостатка места вне дома гауляйтера, Елена Мазаник 4.04.1918 года рождения, кличка "Галина", не обнаружена на своей квартире по адресу: Минск, ул. Театральная, дом 48, кв. 10. Ее квартира была взломана. Она оказалась почти пустой. Позже СД остановилось на версии, что мину Мазаник получила от Марии Осиповой. Однако существовало множество и других версий, достаточно сложных. Это неудивительно, поскольку на уничтожение Кубе был нацелен целый отряд из спецгрупп разных ведомств - от НКГБ, СМЕРШа, контрразведок фронтов...

Следствие продолжалось, а Вильгельма Янецке 24 сентября на самолете с телом Вильгельма Кубе отправили в Берлин.

27 сентября Вильгельма Кубе похоронили на кладбище Ланквиц. Гитлер на прощании и похоронах не присутствовал. Не было там и супруги Кубе. Она находилась в Минске. Только 29 сентября в 8 утра с тремя детьми, врачом и акушеркой в сопровождении адъютанта Кубе штурмбанфюрера СС Видельштейна, служащего СС Герцига с супругой и двумя детьми Анита Кубе смогла уехать с минской товарной станции через Варшаву в Прагу, где остановилась в доме начальника полиции порядка генерального округа Беларусь генерала Герфа. (После войны он был казнен в Минске.)

Сразу после похорон генерального комиссара Вильгельма Янецке ждал самолет. За бортом остались Германия и тот груз, который привез он 5 дней назад. Было достаточно времени для размышлений. Как случилось, что гауляйтер стал грузом? Накануне отлета из Минска были известны первые результаты следствия. Янецке хорошо представлял горничную гауляйтера Елену Мазаник - стройную, красивую, с открытой ослепительной улыбкой женщину... Янецке знал и то, что в июле СД арестовало Марию Осипову. Арестовало, подержало несколько дней и отпустило. В связи с убийством гауляйтера криминалисты упоминали как посредника некоего Куликова, но человек с такой фамилией числился среди агентов СД. Более того, в начале сентября после взрыва в столовой СД в городе были предприняты повышенные меры безопасности. Эрих Иссельхорст 8 сентября опубликовал приказ о казни 300 заложников. Приказ был растиражирован в виде плаката и вывешен в людных местах города. И, несмотря на эти исключительно суровые меры, подпольщицы не только убили генерального комиссара, но и смогли уйти из города. Это противоречило всякой логике...

Вильгельм Янецке вернулся в Минск 30 сентября. Накануне "большая особая комиссия" представила отчет об убийстве Кубе. Было установлено, что Елена Мазаник и Мария Осипова с партизанского аэродрома вылетели в Москву. Все это было очень странно и наводило на мысли, что СД и СС все было известно и они не очень препятствовали казни Кубе. Он надоел им склоками, а война принимала крутой оборот и было не до сантиментов. Самый лучший выход из положения представлялся в том, что Кубе уберут извне. Так и случилось. Мина решила судьбу тяжбы старого кляузника Кубе со своим коварным соперником из гестапо...

1 октября 1943 года на основании распоряжения Готтберга Янецке сдал дела комиссара Минска ст. инспектору Лобель Герберту и выехал в Берлин в восточное министерство, полагая, что получит новое назначение. Из восточного министерства он был уволен по сокращению штатов, разжалован в рядовые.

В марте 1944 года Янецке восстановили в звании майора, а затем направили в войска. 11 мая 1945 года в районе Бранденбурга он был захвачен красноармейцами и помещен в лагерь военнопленных в Минске. 31 декабря 1946-го оперотдел лагеря возбудил против него дело, но Янецке заболел. До лета 47-го лежал в лазарете лагеря в связи с обострением туберкулеза, затем находился в тюрьме ј 1 г . Минска, а 2 октября по указанию министра внутренних дел СССР Круглова был переведен в тюрьму ј 1 УМВД Бобруйска и после судебного процесса осужден к 25 годам лишения свободы. В какой-то степени Вильгельму Янецке повезло. Слушалось бы его дело на судебном процессе не в Бобруйске, а в Минске, приговор, возможно, был бы иным. В лагере военнопленных в Ивановской области он находился до 25 мая 1953 года, когда в связи с амнистией был освобожден и доставлен во Франкфурт-на-Одере. Так слуга пережил своего хозяина...

Кнатько Галина


Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl