минск
Минск старый и новый
минск: старый и новый
 

«Новый порядок»

О "новом порядке" в гетто говорят такие факты. Прежде чем уничтожить узников Минского гетто, фашисты завладевали их имуществом. Немецкие офицеры часто приходили в разные квартиры и забирали любые вещи. Брали мужское, женское, детское белье, обувь, уносили из квартир продукты питания и различные вещи. Вскоре фашистская администрация начала накладывать на жителей гетто одну контрибуцию за другой (требуя, главным образом, золото и драгоценности), угрожая за невыполнение массовым погромом. Юденрат усердно собирал назначенные огромные суммы, надеясь откупиться от палачей. Но аппетиты у оккупантов постоянно росли, а участь геттовцев была предрешена.

В гетто не было электроэнергии, бань. В зимнее время не работал водопровод, и тогда для еды и питья использовали снег. Разумеется, это вело к увеличению инфекционных заболеваний среди узников. В гетто функционировали 2 больницы, в которых работали медики - евреи. Дети не имели права учиться. В соответствии с распоряжением генерального комиссара В. Кубе в гетто нельзя было открывать школы.

Евреи-предатели из "Оперативной группы" регулярно доносили немецким властям про тех геттовцев, которые подозревались в связях с партизанами. Так "оперативники" сообщили гестапо про то, что в доме № 45 на Обувной улице один молодой человек прятал оружие. Каратели даже не стали искать "злодея", а расстреляли всех 140 жильцов этого дома.

А вообще узники погибали ежедневно - от пуль, виселиц, побоев. Так, в январе 1943 г. "в русском" районе полиция обнаружила два трупа немцев. После этого по приказу оберштурмфюрера Миллера расстреляли 401 человека.

Большинство историков считают, что в истории Минского гетто было больше 10 дневных и ночных погромов. По сводке полиции безопасности и СД на 1 февраля 1942 года в Минске были убиты 41828 евреев.

Особым исполнителем всех карательных акций был спецотряд концентрационного лагеря на Широкой, которым командовал заместитель коменданта Городецкий. Их внезапные облавы всегда заканчивались трагически: убийством тех, кто внезапно попадался нелюдям на глаза, и депортацией многочисленных евреев, которых якобы забирали на работу, а на самом деле ими просто выполняли "норму" по сжиганию людей в Тростенце. Концлагерь на Широкой находился под непосредственным управлением службы безопасности (Sicherheitsdienst) и, в частности, оберштурмбанфюрера Локая. Во главе всей системы оккупационного террора в Беларуси и в том числе в Минске стоял генерал СС и полиции Ценер. После февраля 1942 г. Ценера заменил оберштурмбанфюрер Эдвард Штраух. Его специально прислали из Берлина возглавлять службу безопасности в оккупированной Беларуси.

От своих людей в полиции подпольщики получили страшную новость. Служба безопасности и СД (Siherheitsdienst) потребовали от юденрата, чтобы 2 марта 1942 г. в 10 часов утра для отправки "на работу" прибыло 5 тысяч евреев, и в это количество не должны входить "специалисты", которые работают на немецких предприятиях. На вопрос о возможности включения в это количество больных, старых и детей, фашисты ответили: не имеет значения. Все стало ясно: в этот день немцы планировали уничтожить 5 тысяч евреев.

Подпольщики советовали всем, кто может, чтобы они под любыми предлогами 2 марта шли на работу в "русскую зону", или по возможности тайком перебирались туда, чтобы спрятаться.

В этот день, 2 марта, у евреев большой праздник - Пурим. Нацисты и СД преднамеренно выбрали для своей резни именно день празднования Пурима., чтобы донести до евреев, что теперь им не на что больше надеяться, что не будет чуда…

В 10 часов утра айнзацкоманда в сопровождении литовских фашистов и белорусской "черной полиции" начали свою акцию. Первыми жертвами стали старые, больные и дети - те, кто не успел спрятаться от нелюдей. На территории гетто стали слышаться взрывы и автоматные очереди. Останавливаясь возле подозрительных мест, фашисты кричали, чтобы евреи выходили, что им нечего бояться. Никто не выходил, тогда летели гранаты и довершали черное дело.

Зверски был ликвидирован еврейский детский дом. Детей вывели на улицу, построили в колонну и повели на смерть. Затем колонне детей приказали остановиться возле подготовленных рвов в нижнем конце Ратомской улицы, недалеко от здания юденрата. Командовал этим гнусным делом Вильгельм Кубе, рядом с которым находился эсэсовский офицер Адольф Эйхман - правая рука Гимлера. По сигналу Эйхмана убийцы начали бросать детей в ров и засыпать их песком. Дети кричали, молили о пощаде. Кубе ходил вдоль рва и кидал туда конфетки. Так было уничтожено 200 сирот детского дома.

Около 500 трупов свалили в яму, расположенную у пересечения нынешних улиц Заславской и Мельникайте.

В сумерках вернулись колонны рабочих из "русской зоны". Возле входа на ул. Шорной они стали ожидать, когда им откроют ворота. Прождавши час, люди начали беспокоиться. Немцы приказали всем лечь на снег. Началась ужасная резня. Эсэсовцы стреляли в каждого, кто делал хоть еле заметное движение. Снег на Шорной и Обувной стал красным. За немецких рабочих пробовали заступиться несколько руководителей немецких предприятий - но напрасно!

Перед вернувшимися с работы людьми предстала страшная картина. Повсюду на улицах лежали изуродованные труппы. Сотни, тысячи трупов. Старики, женщины, дети…Немцы и полицейские не щадили никого.

У пересечения нынешних улиц Заславской и Мельникайте находится памятник "Яма" в память о погибших евреях.

Всю ночь 31 марта 1942 г. в районе Обувной, Коллекторной и Шорной улиц ревели машины и стрекотали автоматы. Следом за резней на Коллекторной целая серия погромов прокатилась по ул. Крымской, Танковой, Ратомской и Обувной. Следующим шагом гестаповцев стали проверки разных предприятий, на которых работали евреи из гетто. Если при проверке кого-то не досчитывались на предприятии, то уже ночью каратели приходили на квартиру "прогульщика" и уничтожали всю его семью.

Очередной приказ гестаповского коменданта очевидно имел целью окончательно остановить отход евреев в леса. Каждый еврей теперь кроме желтой латки должен был носить еще одну - белую, с точным адресом, по которому он живет, и также с официальным юденратовским штампом. Это давало немцам возможность во время прочесывания геттовских кварталов хватать всех, кто, согласно адреса на белой латке жил в другом месте. Однако подпольщики нашли противодействие и этому приказу - обеспечивали людей сразу несколькими белыми латками с разными адресами.

Гестапо начало и психологическую войну против подпольщиков. По улицам гетто теперь нередко курсировали открытые грузовики, полностью груженые трупами расстрелянных нацистами людей - вот, мол, что делают с евреями партизаны.

Неожиданно на головы несчастных свалился новый приказ: каждым воскресным утром все евреи должны были собираться на Юбилейной площади. На этих собраниях немцы оглашали новые правила и порядки для жителей гетто, вели пропаганду, чтобы отбить охоту к сопротивлению. После официальной части обычно начинался концерт. Оркестр "гамбургских" евреев, среди которых было немало первоклассных музыкантов, играл классическую музыку…

Как только наступал вечер. Люди шли на "маленький кирмаш" на Крымской улице, чтобы что-нибудь купить или продать. А уже ночью напряженно прислушивались к стрельбе автоматов или пулеметов. Прислушиваясь, люди пытались определить - где в этот раз происходила бойня, и если недалеко - убегали в свои "малины", откуда уже не было слышно предсмертных криков жертв…

С приближением какого-нибудь праздника гетто охватывала тревога. Люди успели уже заметить: немцы преднамеренно приурочивали свои кровавые акции к "красным" дням календаря, причем как еврейского, так и советского. Еще до резни на Пурим 1942 года несколько тысяч евреев были арестованы в День Красной Армии 23 февраля. Зверская охота, результатом которой стала смерть более, чем 5 тысяч евреев в Тучинке, прокатилась по всему гетто 8 марта, в Международный женский день. Отметили немцы и еврейскую пасху, и Первое мая - тогда было уничтожено 10 тысяч евреев.

Особенно жестоким был внезапный и краткий погром 23 апреля 1942 г. Убийцы окружили дома по Обувной, Сухой, Шорной и Коллекторной улицам. Погром начался в 17 часов и закончился в 23 часа. В результате погибло 500 узников Минского гетто.

Другой ночной погром, поражающий своей жестокостью, немцы и полиция учинили в мае 1942 года. По Замковой улице они окружили два четырехэтажных густозаселенных дома, подожгли эти дома со всех сторон и сожгли живьем находящихся там жильцов. Сгорело несколько сот человек, детей убивали, разбивая их о стены зданий.

Аресты Военного совета и ряд других провалов в "русской зоне" оставил членов еврейского подполья без связи с "другой стороной".

7 мая 1942 г буквально по всему городу на главных площадях, в парках, на перекрестках нацисты поставили виселицы, на которых повесили десятки подпольщиков. Нацисты приказали не снимать тела в течение нескольких дней. Так они хотели окончательно отбить у людей охоту сражаться против их "нового порядка", однако случилось наоборот: минчане не могли уже сдержать свой справедливый гнев, в них полыхала жажда мести.

В том же трагическом мае 1942 г, когда 28 руководителей Минской подпольной организации были публично повешены, на одной из квартир на ул. Торговой собралось 14 человек, которые должны были и воссоздать подпольную организацию, и возобновить саму борьбу с врагом. От подпольщиков гетто присутствовал Миша Гебелев, который внес предложения от евреев гетто.

26 июля 1942 г., за два дня перед бойней в минском гетто, Генрих Гиммлер писал Бергеру, руководителю Канцелярии по делам рас и иммиграции: "Оккупированные восточные регионы станут свободными от евреев. Исполнение этого очень трудного задания фюрер возложил на мои плечи".

28 июля 1942 г. люди, как обычно, собрались возле биржи труда. Рабочих повели на работу. Сразу после этого гетто взорвал гул черных грузовиков с эсесовцами и полицией. Следом за ними шли подразделения местной полиции и литовских фашистов, которым предписывалось взять под контроль определенные улицы и районы гетто. Пьяные и озверевшие погромщики хватали всех попадавшихся под руку и загоняли их в грузовики, которые незамедлительно отправлялись к заранее вырытым рвам. "Черная полиция" гнала колонны женщин и детей по Танковой улице - к их последнему пристанищу. Не пощадили каратели и больных. Обойдя инфекционное отделение, они поднялись в хирургическое отделение, где расстреляли всех больных и весь медицинский персонал. Также ни одна из рабочих колонн в гетто не вернулась. Ночь была ужасной. Всюду была слышна стрельба с наблюдательных вышек.

На следующий день погромщики намеревались "проверить" в гетто все жилые дома. Треск автоматных очередей свидетельствовал о том, что они еще находили там людей. Во все подозрительные места, где по мнению убийц, могли прятаться люди, летели гранаты. Ночью люди начали выходить из своих убежищ, чтобы принести воды и какой-нибудь еды живым и чтобы подобрать измученных (изнуренных, раненных).

гетто

Здание юденрата (еврейского совета) - www1.yadvashem.org

На третий день смерть нашла тех, кто искал убежища в здании юденрата. Здесь собрались друзья юденрата со своими семьями, близкими, знакомыми; семьи еврейской полиции. Всех их эсесовцы выгнали на улицу, погрузили в черные грузовики, и отправили в последний путь. На четвертый день в гетто ворвались вооруженные убийцы в черных и коричневых рубашках, ведя на поводках вымуштрованных псов. Улицы буквально разрывались от лютого собачьего лая. Следом за фашистами шли еврейские полицейские и кричали на идиш, чтобы евреи выходили и ничего не боялись. Им никто не верил.

На третий день смерть нашла тех, кто искал убежища в здании юденрата. Здесь собрались друзья юденрата со своими семьями, близкими, знакомыми; семьи еврейской полиции. Всех их эсесовцы выгнали на улицу, погрузили в черные грузовики, и отправили в последний путь. На четвертый день в гетто ворвались вооруженные убийцы в черных и коричневых рубашках, ведя на поводках вымуштрованных псов. Улицы буквально разрывались от лютого собачьего лая. Следом за фашистами шли еврейские полицейские и кричали на идиш, чтобы евреи выходили и ничего не боялись. Им никто не верил.

Вечером еврейских рабочих, которых 4 дня держали за пределами гетто, привели назад. Все это время их не нагружали работой. Услышав родные голоса мужей, отцов, братьев, люди стали мало- по малу выходить из своих убежищ. Многие из рабочих не могли найти никого из близких. Их встречали только кровавые пятна на тротуарах, развалины, разруха и опустошение.

После четырехдневной резни в гетто оставалось примерно 12.000 евреев. (Немецкие документы сообщают цифру 8794 - немцы не учитывали тех людей, преимущественно детей и женщин, которые прятались в "малинах".) Теперь нацистам уже некого было делить на три гетто: одно - для евреев-специалистов, другое - для не занятых на производстве евреев и третье - для евреев из Германии.

В отчете генерального комиссара Белоруссии В.Кубе рейхкомиссару Остланда гауляйтеру Г.Лозе об уничтожении евреев и борьбе против партизан от 31 июля 1942 года говорилось: "...В самом Минске 28 - 29 июля было ликвидировано 10.000 евреев. Из них 6.500 составляли русские (местные, белорусские. - Э.И.) евреи - в основном старики, женщины и дети, а также неработоспособные евреи из Вены, Брюнна, Бремена и Берлина, отправленные в Минск в ноябре прошлого года по приказу фюрера...

В городе Минске еще остается около 2.600 евреев из Германии и, кроме них, - все 6.000 русских евреев и евреек, которые во время акции были заняты на разных работах для вермахта.


Узники гетто за работой ...В связи с этим понятно негодование оберштурмбанфюрера СС д-ра Штрауха, который доложил мне этой ночью, что после окончания акции в Минске неожиданно, без указаний рейхсфюрера и без уведомления генерал-комиссара, прибыл в распоряжение местного командования военно-воздушных сил транспорт с 1.000 евреев из Варшавы".

Немецкий ученый-историк Ганс-Гейнрих Вильхельм в своей книге "Оперативная группа "А" полиции безопасности и СД 1941 - 1942", вышедшей во Франкфурте-на-Майне в 1996 году, утверждает, что в 1942 году в окрестностях Минска наблюдалось 1.000 еврейских транспортов (железнодорожных вагонов).

Если считать, что в каждом вагоне находилось от 50 до 100 человек (только в одно купе набивали 10 человек), то количество иностранных евреев, депортированных в район Минска в 1942 году, колеблется от 50 до 100 тысяч человек и в среднем составляет 75 тысяч человек.

Пуримская резня, во время которой было уничтожено несколько тысяч минских евреев, обошла стороной "гамбургжцев". Тогда на Пурим, инспектор СС Шмидель приказал расставить около их гетто охранников и ни в коем случае не выпускать оттуда никого из "гамбургжцев", а тем более не впускать к себе никого из гетто "русского".

Если первейшей бедой для "гамбургжцев" был голод, то на втором месте - холод. В тех условиях, в которых им довелось существовать, они просто физически не могли переносить здешнюю погоду. За несколько недель зимы 1942 г. от голода и холода в "гамбургском" гетто умерли примерно 700 человек. 8 февраля были арестованы работники "гамбургского" юденрата. Обвинение - попытка послать письма в Германию. Всех их замучили до смерти. Следующим объектом ликвидации стала "гамбургская" больница. Пациенты были расстреляны прямо на больничных койках.

На третий день резни на Юбилейной площади появилась колонна огромных грузовиков, которые больше были похожи на автобусы - отполированы дл блеска, с белыми занавесками на окнах.

Как всегда, немцы начали заверять "гамбургжцев", что сейчас их повезут на отработку, что там их накормят и т.д. Только 40 человек - радиотехников - нацисты отделили от всех остальных евреев. Несчастные не успели даже как следует одеться. Когда все оказались в автобусах, за ними плотно заперли двери. Душегубки, а это были именно они, мягко тронулись с места и плавно покатили, делая свое смертельное дело… Когда колонна подъехала ко рвам, пассажиры были уже мертвы. Только одному человеку (доктору) удалось спастись. Он сообразил, что это были за автобусы, помочился в свой носовой платок и ехал, закрывши им нос и рот.

Вы можете оказать финансовую поддержку сайту разместив Вашу рекламу на его страницах. 

  

 Индивидуальный предприниматель Воложинский В.Г., свидетельство о государственной регистрации выдано 4.07.2012 г. Минским горисполкомом. УНП 191785219.

  vladimir_volozhinsky
 
© Воложинский В.Г., 2003 - 2014 гг. Все права защищены. Любое воспроизведение фотографий данного проекта без согласования с автором проекта  будет преследоваться по закону.
© Дизайн и программирование - Креатив-Лаборатория 82
главная страница добавить в избранное карта сайта электронная почта
бел | рус | de | en | swe | pl