Воспоминания заключенного о начале войны

После агрессии Германии на СССР, по мере приближения фронта, заключённых жителей Западной Беларуси (они считались польскими шпионами) вывозили вглубь России или безжалостно уничтожали. Вот фрагмент воспоминаний одного заключённого НКВД, которому удалось выжить:

Меня держали в Минске-Литовском в специальной тюрьме НКВД, так называемой «Американке». В течение трёх первых дней от момента начала немецко-большевистской войны, Минск оказался под сильными немецкими налётами. Весь город пылал. Мы ощущали нехватку воды и продовольствия, а также полнейшее отсутствие интереса к заключённым. Сумасшедшая паника большевиков чувствовалась даже через толстые тюремные стены несмотря на полную изоляцию.

23 июня две бомбы попали в губернскую тюрьму, погибло несколько десятков заключённых.

Вечером 24 июня мы услышали отголоски убийств арестантов. Слышалось открытие очередной камеры, крики, суета и, время от времени, — выстрел. Позднее мы узнали, что заключённым силой вливали в рот яд. Сколько людей уничтожено этим способом, трудно сказать, знаю только точно, что так было убита курьер Главного Комитета под псевдонимом «Тереза». Отголоски приближающихся шагов, звуки открываемых дверей, крики были громче и громче, -почти у моей камеры.

Но в последнюю минуту произошёл один из сильнейших налётов на Минск-Литовский. Тогда заключённых уничтожать прекратили, а после налёта открыли двери всех камер и нам приказали выходить. Выгнали всех на тюремный двор...

Окружили вооружённой охраной и погнали бегом через пылающий Минск... Группа, к которой мы присоединились, насчитывала около 3000 человек. Она состояла из людей разного возраста: от стариков до детей, обоих полов. Увидев рядом с собой 12-ти летнюю девочку, я спросил за что её арестовали. Очень серьёзно и с удивлением она ответила: «За контрреволюцию и шпионаж». Девочка была родом из Несвижа. Нас гнали интенсивным маршем, тех кто падал без сил и не мог идти дальше, независимо от того — был ли это ребёнок, старик или мужчина, убивали на месте. Хотя происходили и чудеса. Например, пани Борковская из Лиды, 70-летняя старушка, когда упала и не могла идти, то подошёл к ней НКВДист, пихнул ногой и произнёс: «И так уже сдыхаешь, жаль на тебя пулю». Я встретился с ней позже в 1942 году в Лиде, — пожелание НКВДиста слава Богу не исполнилось, старушка оклемалась и выжила.

В том марше мы с другом помогали идти Председателю Окружного Суда г. Луцка — пану Гедройцу, которого страшно мучила астма. Он понимал, что передвигается из последних сил, и что мы всё-равно на сможем ему помочь, а он подвергает нас опасности из-за постоянного запаздывания. Поэтому он попросил, чтобы мы выполнили его последнюю просьбу и оставили. На наших глазах его застрелили. Нас становилось всё меньше. Напрягая нервы, из последних сил мы шли вперёд...

Источник: Witold Pronobic «Polska i swiat w XX wieku» © by Editions Spotkania sp. z.o.o., 1991, стр. 241-242
автор перевода Т. Хадунский

Читайте еще