Лагерь военнопленных и мемориал в Масюковщине ч. 3

О.И. Усачев

Окрестности военного городка


Ветка железной дороги возле военного городка была построена пленными (разобрана в 70-е). По ней вывозили заготовленный вокруг лагеря лес, торф, бронетехнику после ремонта в лагерных мастерских. Здесь выгружали эшелоны с прибывшими евреями, которых сразу вели для уничтожения на полигоне военного городка или к хутору Петрашкевича.

За время существования концлагеря был вырублен почти весь рядом расположенный лесной массив с большой дубовой рощей за полигоном.

Кирпичный завод («цагельня») был построен еще задолго до революции как вспомогательное производство для изготовления глиняных литейных форм для небольшой старинной фабрики по изготовлению керамических и фаянсовых изделий на Переспе в Минске. Заводик выпускал кирпич, черепицу, емкости из глины. Небольшое количество пленных использовали для выполнения разных работ и на этом кирпичном заводике. Колонны пленных часто вели по дороге мимо кирпичного завода. Обессилевших пленных охрана пристреливала и оставляла лежать на обочине дороги.

Полигон военного городка нацисты использовали для систематического уничтожения (НАРБ. 3500-2-1296, л. 96) содержащихся в лагере советских офицеров и доставленных по железной дороге к лагерю минчан. На этот довоенный полигон (сейчас за большим массивом гаражей) минчан с ветки железной дороги колоннами вели к заранее отрытым пленными траншеям. Здесь спецкоманда СД, подразделение войск СС (из расквартированной в Минске роты войск СС), полицейские из 11 батальона заставляли их снимать верхнюю одежду, потводили ко рву и расстреливали. Бывший пленный Г.Дрынкин упоминал (ГА РФ. 7021-87-139, л. 74-75), что 7 ноября 1941 за 14 бараком (возле лагеря) было расстреляно около 14 тыс. гражданских лиц. Старожилы утверждают, что землю над расстрелянными укатывали танком (в лагере была мастерская по ремонту танков), но и после этого земля еще долго шевелилась. Полицейские (11 батальона) из внешнего оцепления не препятствовали местным детям осматривать одежду убитых в поисках спрятанных в ней ценных вещей (золотые монеты, кольца). После снятия оцепления некоторые жители Масюковщины забирали себе оставшуюся одежду казненных. С весны 1944 г. расстрелянных сразу сжигали. В акте Минской областной комиссии о зверствах немецко-фашистских захватчиков (НА РБ, 4463-1-1946/6, л. 87 — 91) упоминается, что в 300 м северо-западнее лагеря было расстреляно и захоронено в 3 огромных ямах около 11 тыс. гражданских лиц. В 2010 г. на месте бывшего полигона на большую глубину (около 5 м) выбрали грунт с зеленоватым слоем от сгоревших тел для строительства на этом месте жилых домов нового микрорайона.

Хутор Петрашкевича находился на удалении около 1,5 км северо-западнее от лагеря и около 800 м от деревни Глинищи (и нынешнего мемориала). Возле этого хутора в небольшой низине было расстреляно по одним данным около 25 тысяч, по другим данным около 54 000 гражданских лиц. Весной 1944 г. военнопленные под надзором спецкоманды СД около двух месяцев (ГА РФ. 7021-87-137, л. 192-193) выкапывали захороненные тела расстрелянных минчан и сжигали их. Затем и этих пленных вначале расстреляли, а затем также сожгли. В акте Минской областной комиссии о зверствах немецко-фашистских захватчиков (НА РБ. 4463-1-1946/6, л. 87 — 91) указано, что в 450 метрах от бывшего хутора Петрашкевича обнаружены 8 ям-могил размерами 21 метр в длину, 4 метра в ширину и 5 метров в глубину. Возле каждой ямы-могилы находились большие кучи пепла, оставшегося от сжигания трупов. Среди пепла были найдены остатки обгоревших и обуглившихся костей, пучки волос, мелкие металлические вещи, обгоревшая женская и детская обувь. Следствием было установлено, что возле бывшего хутора Петрашкевича нацисты сожгли до 25 тысяч расстрелянных мирных жителей города Минска. Это место уничтожения гражданских лиц никогда не было обозначено на местности. Сегодня лишь небольшое число старожилов Масюковщины может указать место расположения бывшего хутора Петрашкевича и место уничтожения минчан возле него. В 2010 г. на этом месте по-прежнему находилась лишь свалка бытового мусора.

Уничтожение следов нацистских преступлений
 Ранее захороненные трупы убитых на полигоне и возле хутора Петрашкевича пленные выкапывали под контролем спецкоманды СД (как в концлагере Тростенец), обливали нефтепродуктами, посыпали серебристого цвета порошком (похожим на термит) и сжигали. Образовавшиеся густые черные тучи ядовитого диоксина с резким и неприятным запахом горевших трупов достигали лагеря и деревни Масюковщина.

Лагерь НКВД № 168 для немецких пленных в Масюковщине
С лета 1944 в бывшем военном городке и затем в нацистском Лесном лагере Шталага 352 находились уже немецкие военнопленные и их союзники. Немецкие охранники Лесного лагеря не смогли убежать дальше Жданович (пригород Минска) и их разместили в лагере уже в качестве военнопленных. Пленные были разбиты на 15 батальонов, 4 отдельные роты (итальянцы, румыны, поляки, венгры, австрийцы) и 1 штрафную роту, которыми командавали сами пленные немцы . Во взводе было 50 человек и он состоял из отделений. Немецким комендантом лагеря был полковник Майер, его адъютантом — капитан Эстерман.

Начальником лагеря был подполковник НКВД-МВД Репин. В администрации лагеря было около 40 человек. Лагерь считался образцово-показательным. Военнопленных за забором из колючей проволоки охраняли военнослужащие 37-ой дивизии конвойных войск с овчарками.

В лагере на 2-х ярусных нарах в бывших казармах, конюшнях, складах (около 1,2 кв. м на человека) должно было содержаться около 12 500 военнопленных. Если во время ведения боевых действий вне территории Германии активно пропагандировался лозунг «хороший немец — мертвый немец», «убей немца», то с выходом советских войск в Восточную Пруссию начали отказываться от подобных националистических лозунгов. Директивой Ставки ВГК от 20 апреля 1945 было приказано «изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше». Под гражданскими подразумевались местные жители и интернированные немцы. По постановлению ГКО СССР от 3 февраля 1945 г. и Приказу НКВД СССР Л.Берии от 6 февраля 1945 г. в советской оккупационной зоне на трудоспособных местных жителей проводились облавы. Работоспособных немцев, задержанных НКВД в Германии и Восточной Пруссии, направляли в СССР на принудительные работы. Это привело к бегству жителей Восточной Германии и к резкому (с 23 млн. до 16 млн. ) сокращению их численности и впоследствии (в ГДР уже добавились и другие причины) к сооружению Берлинской стены.

Условия содержания пленных
В 1945 в лагере № 168 умерло (дистрофия, воспаление легких) 237 пленных. Всего умерло около 1 тыс. пленных, которых хоронили на краю лагеря. В апреле 1946 фактически (вместо 12 тыс. пленных) в лагере содержалось (НАРБ, 4-29-331, л. 35) 22 594 военнопленных, в лазарете содержалось 1850 больных. Заболевших и ослабленных поили питьевыми дрожжами и хвойной настойкой. Были созданы оздоровительные команды. На 3-х месячных антифашистских курсах слушателям выдавали хорошего качества трофейную немецкую униформу и улучшенное питание. Было создано подсобное хозяйство. К работам в хозорганизациях Минска в 1944 было привлечено около 36 %, к самообслуживанию было привлечено около 5 %, по разным причинам неработающих было около 18 % содержавшихся в лагере пленных. В лагере успешно работал оркестр из 7 человек , которые были обеспечены музыкальными инструментами и костюмами, работал лагерный драмтеатр (как и в шталаге). Старожилам известно, что около 500 пленных немецких офицеров (ст. л-т — полковник ) из этого лагеря восстанавливали Оперный театр. Для них между зданием театра и рекой было создано отделение лагеря военнопленных. Эти пленные были и первыми зрителями театра после его открытия. Проведенная в августе 1944 проверка комиссией НКВД состояния этого образцово-показательного лагеря выявила неудовлетворительное состояние жилого фонда и санитарного блока, небритых пленных неряшливого вида в расстегнутой грязной униформе, пленных-бродяг, которые с мешками, банками, котелками на территории лагеря занимались поиском пищи и окурков. Было выявлено отсутствие поощрительной системы питания при перевыполнении заданий. За работу платили советскими деньгами, если пленный зарабатывал больше, чем обходилось его дорогостоящее содержание. Каждый трудоспособный пленный за 1 день должен был выполнить работу на 12-10 руб. Эти нормы часто недовыполнялись и задолженность по фактическому содержанию временами доходила до 45 %.

При репатриации немцев им запрещалось вывозить из СССР советские деньги. С сентября 1945 началась репатриация военнопленных (кроме немцев, австрийцев, венгров) через Брест в лагерь № 68 во Франкфурте-на-Одере. До создания ГДР охрану лагеря осуществлял НКВД, а затем охрану передали МВД ГДР. В качестве охранников в лагере № 68 использовали бывших узников немецких концлагерей, среди которых было много немецких поляков, оставивших плохую память о себе жестоким обращением с пленными. С 1948 началась репатриация больных и мало работоспособных пленных (и интернированных) пожилого возраста. Репатриация из лагеря НКВД № 168 завершилась в феврале 1950. 5 мая 1950 г. ТАСС заявило об окончании репатриации. В СССР осталось только 13 500 военнопленных, осужденных за военные преступления. Среди них в Минске были и пленные, которых НКВД осудила за «шпионаж» во время проведения работ по восстановлению сильно разрушенного Минска. При содействии Немецкого Красного Креста, представителей Евангелистской церкви Германии, канцлера К.Аденауэра осенью 1955 на родину вернулись и эти последние осужденные немецкие военнопленные, а в СССР была объявлена амнистия для советских преступников.

Кладбище немецких военнопленных. Старожилы утверждают, что на нем по неизвестным причинам были похоронены только немецкие офицеры и его называли офицерским. На могилах стояли кресты. Кладище располагалось возле послевоенной водонапорной башни.

Водонапорная башня возле бывшего кладбища немецких пленных

После возвращения в городок советских воинских частей (приблизительно в 60-е годы, по приказу бывшего командующего БВО ) кладбище сровняли с землей. На его месте были высажены фруктовые деревья и кустарники, растущие до сих пор. При сооружении (около 1977 г.) ангаров для автотранспорта была затронута и часть этого кладбища. В котлованах для фундамента было найдено много человеческих останков. Место находки было оцеплено милицией и военными. Судьба найденных человеческих останков неизвестна.

Военный городок после вывода лагеря военнопленных
После отправки домой немецких пленных военный городок снова заняли воинские части. Были снесены одни здания, начато строительство кирпичного здания бани и других зданий. В первую очередь в 1955 г. в городке параллельно железной дороге (ул. Лынькова) начали строить малоэтажное (двухэтажное) жилье для семей военнослужащих.

Техпаспорт (1955) на жилой дом на ул. Лынькова

В последующие годы число размещаемых в городке воинских частей постепенно уменьшалось. Освободившуюся территорию городка частично заняли коммерческие структуры, а другую часть использовали для строительства жилых зданий.

План части бывшего военного городка, занятой под жилье
Новостройка возле ул. Лынькова

Во время строительства зданий в котлованах для фундамента находили человеческие останки. По сохранившейся на ногах обуви определяли национальную принадлежность покойника. Много костей находили даже при строительстве детского сада, но и это не остановило застройку городка жилыми домами фактически на костях пленных. В Австрии, Германии, Польше и т.д. земля значительно дороже, чем у нас, но на местах бывших концлагерей создали музеи, а в местах массовых захоронений никогда не строят жилье.

У нас же было пущено ложное утверждение, что лагерь военнопленных находился не в военном городке, а по другую сторону от железной дороги в деревне Глинищи, т.е. на месте нынешнего мемориала. В воинских частях продолжали работать вольнонаемными местные жители, от которых была известна подлинная история военного городка. Однако, на территории бывшего военного городка до сих пор нет даже памятной таблички о лагере военнопленных. Застройка территории городка велась настолько плотно (см. фото новостоек) и интенсивно, что бывшие русские и немецкие военнопленные часто не могли сразу распознать очертания своего бывшего лагеря.

Что сохранилось до сегодняшнего дня. Ныне в застроенной жилыми домами части военного городка сохранилось только одно довоенное здание офицерского общежития (Дом офицерского состава, ДОС) на улице Лынькова. Это 3-х этажное здание было построено по типовому проекту в 1938 г. Сейчас оно покрыто термошубой, оштукатурено и покрашено в светлые тона. Вначале в нем преимуществено жили отставные сверхсрочники. Со временем (после обмена жилья) их число уменьшилось.

Здание бывшего Дома офицерского состава (ДОС) и лагерного лазарета

Это здание внешне очень похоже на ДОС в других военных городках. Предположительно, строительную документацию на эти здания ( и зданий Военного госпиталя, документация сохранилась) разрабатывал «Военпроект». На территории городка, пока еще занятой воинской частью возле упраздненного бывшего дисбата, сохранилось 3 кирпичных довоенных здания (казарма, клуб, столовая).

Эта казарма при немцах имела № 14 и была инфекционным отделением лагерного госпиталя (см. схему лагеря, составленную бывшим пленным Винником). В ней преимущественно содержались чесоточные больные. У лазарета был № 20. В зданиях № 15-17 размещалось терапевтическое отделение госпиталя.

Вход в спортзал в цокольном этаже здания казармы

В 50 м от казармы в хорошем состоянии сохранилось довоенное одноэтажное кирпичное здание клуба (лагерного театра).

Вход в здание клуба

Старослужащие офицеры, ссылаясь на работающих у них весьма пожилых вольнонаемных (электрика и сантехника из дер. Масюковщина, которые бывали в этом городке еще при немцах), утверждают, что напротив здания клуба сохранилось еще и кирпичное здание довоенной конюшни, в котором сейчас находится столовая.

Небольшие размеры нынешней столовой вызывают ряд вопросов, но несколько лет тому назад работающий здесь электриком старожил Масюковщины Павлов неоднократно и весьма старательно уклонился от беседы с автором этих строк, хотя офицерам части он охотно и подробно рассказывал об истории военного городка.

Опустевшая территория воинской части (послевоенное здание медсанчасти)

После окончательного вывода остатков воинской части из этого места довоенное здание казармы, клуба, столовой могут снести для очередного строительства на этом месте высокодоходного коммерческого жилья. Активная общественность микрорайона, сотрудники музея истории ВОВ и районный архитектор райисполкома еще много лет тому назад предлагали (взамен нереализованного проекта создания филиала музея ВОВ на территории мемориала) создать музей лагеря военнопленных Waldlager Stalag 352 в зданиях клуба и_или казармы, но положительное решение до сих пор не принято.

Дополнение
Уже несколько лет любители военной истории (среди них есть и медики) тщательно анализируют частично сохранившуюся (и доступную в интернете) меддокументацию лагеря военнопленных Stalag 352, содержащую сведения о лазарете в минском городском лагере ПУШКИНСКИЕ КАЗАРМЫ и о лазарете в ЛЕСНОМ ЛАГЕРЕ в нынешней Масюковщине. Ход их исследований представлен на форуме сайта авиаторов (sgvavia.ru/forum/152-441-.....; sgvavia.ru/forum/152-2465-.....). Одним из многих направлений исследований является определение структуры лазаретов в филиалах этого лагеря, времени их существования, установление численности и личности медперсонала, определение уровня медобслуживания. Для уточнения структуры лазаретов необходимо знание планировки зданий в которых они размещались. Например, из-за отсутствия этих сведений на упомянутом выше форуме авиаторов возник спор о месте размещения отделений лазарета.

Упоминаемый в лагерной медицинской документации 3-этажный кирпичный барак N18 содержал в разные периоды времени отделения, обозначаемые как 18a, 18b, 18c, 18-I, 18 -II, 18 —III, 18-I N, 18-I S, 18 -II N, 18 -II S, 18 -III N,18 -III S. Предполагается, что эти дополнительные символы использовались для обозначения места расположения 3-х отделений лазарета и они привязаны к этажам здания и сторонам света их расположения. Окончательное решение можно принять при сравнении выполняемых отделением функций и наличием места для их реализации. Минчанин и директор ГУП Институт «Военпроект» Сергей Карпов в передаче на столичном телевидении «Минск и минчане» (СТВ, 27 февраля 2013) утверждал, что этот проектный институт существует с 1918 г., а с 1937 г. он называется «Военпроектом». Этот институт проектировал военные городки для Беларуси, а в первые дни войны (на Комаровке) сожгли хранившуюся в нем секретную документацию. Историки утверждают, что в «Военпроекте» разрабатывались первые типовые проекты общежитий для офицеров (Дом офицерского состава, ДОС) и казарм. Небольшая часть этих довоенных зданий-двойников сохранилась до нашего времени в разных местах Беларуси (например, в Витебской области).

Основная проблема в установлении структуры лагерных лазаретов по сохранившейся меддокументации состоит в отсутствии у историков поэтажных планов зданий, либо общих сведений о планировке зданий, используемых для размещения разных отделений лазарета. Из довоенных зданий военного городка в настоящее время (в жилой части) сохранилось лишь одно довоенное кирпичное 3-хэтажное здание ДОСа (ул. Лынькова, 71), превращенного в жилой дом. Кроме него на территории выводимой воинской части хорошо сохранилась довоенная казарма в 3-хэтажном кирпичном здании. В сильно перестроенном виде возле казармы сохранились и здания, приспособленные под клуб и столовую воинской части.

Здание ДОСа. Можно отметить, что сегодня фасад здания ДОСа имеет 3 отдельных входа.

Входы в здание ДОСа со стороны ул. Лынькова
Входы в здание ДОСа с дальней от ул. Лынькова стороны

С тыльной стороны здания ДОСа для цокольного этажа также имеется 3 отдельных входа.

Все 3 входа в цокольный этаж ДОСа
Вход 1 в цокольный этаж здания ДОСа
Вход 2 в цокольный этаж здания ДОСа
Вход 3 в цокольный этаж здания ДОСа

На форуме авиаторов (с. 62) приводится вид сверху на здание ДОСа (фото со спутника http://wikimapia.org/#lat=53.9279537&lon=27.4750471&z=19&l=1&m=b&v=8) и отмечается, что здание ДОСа разделено на 3 части двумя капитальными стенами. Проверить это утверждение можно (опросом жильцов) на месте, либо по планам этажей здания, которые должны храниться в домоуправлении (КЭЧ).

Здание казармы имеет 2 входа, которые расположены по краям здания. Довоенное (типовое) здание казармы разделено капитальной стеной на 2 части. Каждая половинка имеет (на своем этаже) большое спальное помещение и ряд небольших вспомогательных помещений (для умывания, просушивания обуви и одежды, чтения прессы, кабинеты для командования и т.д.). Каждая половинка здания кроме (стандартной ширины) основной лестницы дополнительно имеет узкую боковую лестницу, ведущую на чердак.

КПП у дороги к довоенной казарме
Вид сбоку на казарму со стороны КПП
Вид на казарму с тыльной стороны
Вход в спальное помещение в казарме
Спальное помещение в казарме
Боковая лестница, идущая на чердак
Помещение для умывания

Столовая. Здание нынешней столовой было перестроено (как и здание клуба) из старого довоенного здания. Недалеко от столовой была довоенная водокачка.

Здание нынешней столовой
Внутри здания столовой

На небольшой возвышенности возле столовой сохранилось еще одно перестраиваемое (коммерсантами и на 2013 г. законсервированное) сооружение, история и назначение которого автором данной статьи достоверно не установлены.

Законсервированное перестраиваемое сооружение

Перспективы. Можно полагать, что стремление к большой коммерческой выгоде привело к тому, что на сегодняшний день в Беларуси на месте бывших лагерей военнопленных и концлагерей (для гражданского населения) в сохранившихся в старых довоенных зданиях не создано (в отличие от Австрии, Германии, Польши) ни одного музея. К тому же в советские времена официально утверждалось, что лагерь военнопленных в Масковщине находился не в самом военном городке, а на месте мемориала. Исходя из существующей тенденции можно предположить, что в ближайшем будущем все ещё сохранившиеся старые здания городка снесут, а на их месте возведут новое высокодоходное жилье, не задумываясь об украденной у потомков исторической памяти.

С автором публикации — Усачевым Олегом Ивановичем можно связаться по e-mail: oleg.ussachoew@tut.by

Мнение и позиция автора сайта может не совпадать с мнениями и позициями авторов публикаций.

Читайте еще