Комментарии к статье Усачева О.И. "Лагерь военнопленных и мемориал в Масюковщине"

Публикация на страницах сайта статьи О.И. Усачева «Лагерь военнопленных и мемориал в Масюковщине» вызвала неоднозначную оценку читателей. Есть мнение, что некоторые материалы статьи неубедительны и вызывают сомнения в их исторической достоверности. Автор критических замечаний — житель Масюковщины, увлекающийся историей, Сергей Карпов. Считаю, что читателям будет самим интересно разобраться в возникшем вопросе (во всяком случае, узнать другую точку зрения).

Ниже приведена часть переписки (с небольшими сокращениями и пояснениями, а также с обоюдного разрешения) читателя сайта Карпова Сергея и автора статьи Усачева О.И.

Сергей Карпов:
«Занимаюсь изучением истории военного городка Масюковщина продолжительное время и серьёзно. Мною многократно опрошены очевидцы, которые лично бывали в военном городке до войны, в годы войны (как в шталаг 352, так и в 168 лагере) и вскоре после войны.
Опрошены также очевидцы (а также потомки в первом поколении), жившие в годы войны чуть ли не впритык к лагерю (были и такие). Очень много общался и с В.М.Павловым, с которым не удалось поговорить автору статьи — Усачеву О.И. Общался с М.И.Зарецкой, имеющей прямое отношение к возведению мемориала в Масюковщине. Абсолютно все беседы с вышеперечисленными людьми добросовестно запротоколированы — всего запротоколировано несколько сотен вопросов-ответов... Понятно, что вышеупомянутыми опросами очевидцев моя работа не ограничивается. Всё это я перечислил для того, чтобы Вы знали, что я неплохо осведомлен о военном городке и у меня довольно интересный личный архив.

Я согласен что:
— в вышеупомянутой статье (в четырех частях) О.И.Усачева представлены, среди прочих, ценные, военной поры, не встречавшиеся ранее в открытой печати и Интернете фотографии, относящиеся к шталаг в Масюковщине и хранящиеся в музее ВОВ;
— полезные ссылки на архивы, а также выдержки из книги Р.А.Черноглазовой «Масюковщина. Шталаг 352.1941-1944» и полезные ссылки на эту книгу;
— фрагменты интересной немецкой карты и ссылка, откуда она взята;
— планы шталага, вычерченные бывшими военнопленными, помимо уже довольно широко
известного плана, вычерченного Винником, — эти планы очень приблизительны, но в любом случае представляют ценность.

Сделав всё перечисленное доступным для всех, О.И.Усачев сделал большое дело.

Вместе с тем, опираясь на убедительные документы и свидетельства очевидцев, я с полной ответственностью заявляю, что очень многое, написанное автором статьи лично, либо вызывает сомнения, либо полностью не соответствует действительности. Вот лишь некоторые примеры:
— лазарета в той трехэтажке-ДОСе, возле которой за обедом выстроились немецкие солдаты, ни при каких обстоятельствах быть не могло. (Две выдержки из Справки Комиссии по изучению ВОВ:
Первая выдержка — Пред-лагерь — северо-восточный участок лагеря был предназначен для караульных команд,... а также для руководства лагеря.
Вторая выдержка — Западная часть, за исключением небольшого квартала, занятого постройками характера (кухня, гараж и т. п.) была отведена для военнопленных (8 бараков) и главным образом под лазарет....

Итак, авторитетная комиссия, проверив всё по горячим следам (в 1944 г.), нам
сообщила, что в северо-восточной части лагеря, то есть в ДОСе и вокруг него размещалось руководство лагеря и охрана, а лазарет находился в противоположной, западной части лагеря. То есть, информация, сообщенная О.И.Усачевым и надпись при фотографии, на которой очередь за обедом, — домыслы и слухи, и главный документ их убедительно опровергает);
— в столовой военного городка никогда не было конюшни;
— клуб в военном городке, представленный автором статьи как довоенный, таковым не
является. До войны клуб размещался в бараке, и я знаю его местоположение, а после войны, после того, как прекратил существование лагерь (!) 168, клуб размещался в трехэтажной казарме на первом этаже. И сейчас живы свидетели, бывавшие и в том, и в другом клубе.
Здание якобы довоенного клуба — это перестроенное после 1960-го года строение, имевшее ранее совсем другое предназначение;
— никогда в деревне Масюковщина не было совхоза им.7-й кавдивизии, а совсем наоборот был колхоз им. 7-й кавдивизии. ( Я знаю его первого председателя, хорошо знаком с сыном этого первого председателя, знаю кое-что и о втором председателе);
— надписи на немецкой карте и фотографиях (в том числе и времен войны) и по-русски, и
по-немецки выполнены лично Олегом Ивановичем Усачевым, как он мне написал. То есть, эти надписи чаще всего предоставляют нам не истину, а личное, чрезвычайно смелое и ни на чём серьезном не основанное мнение автора;
— местоположение кладбища шталаг в Масюковщине по непонятной причине О.И.Усачев поместил на карте не на то зеленое пятнышко с редкими молодыми деревьями, где сейчас мемориальное кладбище, а севернее деревни Глинищи (три дня назад я ещё раз пообщался с М.И. Зарецкой, видевшей это место с 30-х годов и поныне. ТАМ находится мемориальное кладбище, где оно сейчас огорожено и с вечным огнем, и до войны на этом месте стояли молодые хвойные деревья. А карьера не было ни на этом месте, и ни там, где это захоронение нанесено на карту автора);
— немецкое кладбище в военном городке никуда не делось. В 1960-е на нем по разным
причинам копались люди, но это была не эксгумация.

А теперь маленькая добавка.
Перечень «неправд» — отнюдь не полный. Например, железную дорогу возле бывшего
концлагеря разбирали не в 1970-х, а значительно раньше.

Обладая личным архивом о Масюковщине, значительно более богатым, чем архив Олега
Ивановича, я тем не менее, ни за что не рискну написать такую же смелую, как он, статью,
потому что даже для меня пока что существует целый ворох белых пятен. Я стараюсь
уменьшить этот ворох и по состоянию на сегодня мои запросы направлены в пять разных
архивов, а на середину июля запланирована и согласована моя прогулка по военному городку с человеком, знающим его с довоенных лет, с тем, чтобы на местности задать
дополнительные вопросы.

Если говорить о статье, то свою миссию, какой я вижу её сегодня, я выполнил. Олега
Ивановича, Вас и несколько человек, пытающихся докопаться до правды о Масюковщине, я известил.

Если Ваша миссии — донести потомкам правду о старине, то следует сделать эту статью на месяц-полтора недоступной для пользователей и поработать над ней, убрав все скользкие места, включая смелые надписи О.И. Усачева при фотографиях. Вы только подумайте, что эту статью ... будут не только читать, но и ссылаться на неё, как на источник. Ссылка на неё уже появилась на форумах.

Если он и Вы последуете моему совету, статья получится скромнее, зато правильнее. Здесь речь об ответственности перед историей.

С уважением,
Сергей".

Ответ О.И. Усачева:
"Точка зрения Сергея Карпова из Масюковщины мне известна из его письма мне и его сообщения на форуме sgvavia.ru.

ФОРУМ. В форуме авиаторов участвуют в основном либо весьма узконаправленные исследователи истории, либо любители пофантазировать и покритиковать других. Например, НОМЕР ПАСПОРТА на воинское захоронение возле Пушкинских казарм отдельные участники форума воспринимают как НОМЕР СОЛДАТСКОГО КЛАДБИЩА и ошибочно относят к нему Военное кладбище (ул. Козлова), либо бывшее нем. военное кладбище на проспекте (напротив Восточного=Московского кладбища). Я посмотрел часть их сообщений и они не произвели на меня большого впечатления. Сейчас по Масюковщине в основном обсуждается место нахождения лазарета, его структура, судьба пленных после выписки из лазарета.

ИНТЕРЕСЫ ШИРОКОГО КРУГА ЧИТАТЕЛЕЙ. Я и автор книги — Черноглазова- в своей статье не претендовал на большую глубину исторических узконаправленных исследований, но дополнил материал книги Черноглазовой фрагментом нем. плана, где показано место нахождения лагеря, план лагеря, место захоронения пленных, привел ранее не публиковавшиеся фотографии. Полагаю, что большинству читателей этот материал вполне интересен. На мемориале я беседовал со многими посетителями. Беседа с ними и мой прошлый опыт экскурсовода подтверждает мою точку зрения, что большинству родных, погибших пленных неинтересно подробное описание непрерывно изменяющейся структуры лазарета и прочие мелкие детали. Многие желали посмотреть сохранившиеся здания лагеря, а их туда на территорию воинской части не пускают. Частичным решением этой проблемы стали мои фотографии. К тому же не все могут приехать издалека в Масюковщину, а подробные фотографии мемориала и лагеря помогут им больше узнать об этом месте. Для облегчения восприятия нем. карты и уменьшения вероятности неправильного размещения фотографий в самой статье я на них сделал дополнительные пояснения (с примечанием, что они сделаны О.Усачевым).

В интернете я уже встречал много своих (даже уникальных) фотографий без соответствующих ссылок на их происхождение. Эти надписи, препятствующие присвоению авторства другими лицами, очень не понравились Сергею. Он (даже) требует их убрать, как неточные или неправильные, но не приводит убедительных доказательств их неправильности или неточности. Например, вначале он высказал предположение, что мой план лагеря на фрагменте нем. карты я нарисовал сам, а карта имеет подозрительно хорошее качество. При этом он проигнорировал опубликованную в статье мою ссылку на место нахождения (архив НТД) этой карты и не проявил желания посмотреть ее (самому ) в архиве.

РАЗНОГЛАСИЯ С СЕРГЕЕМ КАРПОВЫМ (жителем Масюковщины) по моему мнению вызваны в большей мере его амбициями. Он не пытается анализировать причину имеющихся в документах противоречий, а просто отметает то, что его не устраивает. С одной стороны Сергей утверждает, что хорошо знает историю военного городка, но не опубликовал свой материал, а в спорах не подтверждает свою точку зрения убедительными документами и аргументами. Сергей хорошо знает Черноглазову и опубликовал в июне 2012 в электронной библиотеке ее редкую (тираж 50 экз.) книгу, но замечаний и дополнений у Сергея к этой книге не имеется, хотя и у этой книги есть свои неизбежные недостатки. Например, Черноглазова в своей книге приводит текст справки ЦК КПБ (1944), но не приводит прилагаемый к этой справке план лагеря, фотографии лагеря, место расположения зданий лазарета, нумерацию и назначение зданий, численность лагерной администрации, место расположения кладбища. Сейчас отсутствие такой информации служит причиной споров на форумах. Черноглазова, посвятившая всю свою трудовую деятельность в музее ВОВ изучению историй концлагерей, ограничилась лишь одной приблизительной схемой лагеря, составленной бывшим пленным Винником. Сергей же полностью игнорирует план лагеря (Винника) и отдает предпочтение справке ЦК, хотя сидевший в этом лагере пленный Винник лучше кабинетного чиновника ЦК КПБ знал расположение и назначение зданий лагеря. Сергей мог бы сам найти и опубликовать для сравнения неопубликованный план лагеря (из справки ЦК), т.к. конкретные ссылки на место ее хранения в ГА РФ указаны в моей статье и книге Черноглазовой, но не сделал этого. Не искал он эту справку и в открытых фондах НА РБ. Здесь у Сергея со мной возникли разногласия: кому больше верить, сотруднику ЦК или бывшему пленному. В книге Черноглазовой нет уточнений, замечаний к плану Винника. По этой причине я в своей статье придерживался плана Винника, на котором правильно показано расположение (на местности) ДОСа и казармы. Сергей не согласен с планом Винника (т.е. и Черноглазовой), но представил это в виде моих (собственных, т.е. не Черноглазовой) ошибок как в письме в мой адрес, так и на форуме sgvavia.ru . Несомненно, Сергей имеет право на свою точку зрения и на собственную ошибку, но не может весьма поспешно и настойчиво требовать блокировки чужой статьи.

Допустима (по Вашему усмотрению) публикация на Вашем сайте собственного альтернативного варианта Сергея, хотя это не форум. Время все рассудит, т.к. среди посетителей сайта много грамотных любителей истории.

ЛАЗАРЕТ. В справке ЦК расплывчато (лишь одним предложением) утверждается, что лазарет занимал одно 3-х этажное кирпичное здание и 7 деревянных бараков. На сегодняшний день сохранилось 2 кирпичных 3-х этажных здания (ДОС и казарма). Предположительно, их могло (см. нем. план, где кирпичные здания показаны как более длинные, чем довоенные деревянные казармы) быть около 4. По версии ЦК (О.Мазинг) лазарет находился только в одном большом здании. Это же утверждает и Сергей. Я же придерживаюсь (другой) точки зрения ( Винника и Черноглазовой ), который на своем плане конкретно утверждает, что большое здание лазарета (в ДОСе) имело № 20. Его расположение на плане Винника соответствует фактическому (на местности) расположению здания ДОСа в городке, а в другом (на окраине лагеря) 3-х этажном здании 14 (казарма) на плане Винника находилось инфекционное отделение лазарета. Т.е. для нужд лазарета у Винника использовались оба 3-х этажных здания, а не одно. Мнение Винника подтверждают нынешние жители ДОСа, утверждая, что в подвале (он практически всегда закрыт и по утрам уборщица проветривает его) и на чердаке ДОСа до сих пор (особенно в жаркие дни) стоит стойкий запах карболки и хлорки. Сергей правильно отмечает, что здание ДОСа (как и на плане у Винника) находилось в зоне проживания охраны и администрации лагеря, но ошибочно и бездоказательно утверждает, что именно по этой причине (опасность инфекций для немцев) здание ДОСа не могло использоваться в качестве лазарета. Сергей игнорирует тот факт, что ДОС был главным корпусом лазарета, в нем находилась основная часть многочисленного медперсонала и не было заразных больных, отделения для которых находились на дальнем краю лагеря (см. план Винника). Следует отметить и общий недостаток документов: в версиях ЦК и Винника не учитывалось, что назначение и численность зданий для многочисленных отделений лазарета часто изменялась в соответствии с изменяющимся положением пленных и их численностью. В справке ЦК и на плане Винника это не отражено, т.к. не указано в какой период какая была (изменчивая) структура лазарета. На форуме sgvavia.ru отмечалось, что по сохранившейся меддокументации главным корпусом лазарета было 3-х этажное здание под номером 18. С этим фактом необходимо согласиться. Это возможно в следующих (разных) случаях, когда 3-х этажных зданий в лагере было больше 2 и для нужд лазарета стали использовать еще одно 3-х этажное здание 18. На немецком плане такие здания показаны как здания большего размера. Могла изменяться и нумерация зданий (это маловероятно). Т.к. Винник составлял свой план в 1992 году, то номер (20) здания лазарета (в ДОСе) и он мог указать неправильно, что маловероятно. По утверждению старожилов Масюковщины основная часть малочисленной (называют цифру менее 50 человек) нем. администрации лагеря (опасаясь инфекций) предпочитала жить и питаться в деревне. Утверждение Сергея, что большое здание ДОСа использовалось немцами для проживания ( малочисленной) администрации лагеря, а не для лазарета документально не подтверждено. Есть более правдоподобное предположение старожилов, что малочисленная администрация лагеря обосновалась в уютном здании бывшего штаба полка. Т.к. в справке ЦК упоминается только об одном (3 э) здании лазарета, то Сергей исключает возможность существования лазарета в ДОСе и исключает возможность ошибки чиновника ЦК, хотя в справке ошибочно утверждается, что караульные вышки были высотой в 18 м (возможна опечатка), кладбище находилось в нескольких десятках метров (не сотен метров) от лагеря. Если проанализировать его (прилагаемый к справке) план лагеря, то ошибок можно найти больше. У меня не было времени и желания искать план этого чиновника ЦК, который не захотела публиковать даже Черноглазова (ограничившись лишь текстом его справки). Внимательный и вдумчивый читатель поймет, что для более полного выяснения структуры и места расположения зданий лазарета (в конкретные периоды существования лагеря) нужно время и большая исследовательская работа.

КАРТА МАСЮКОВЩИНЫ. Сергей был сильно недоволен тем, что содержание моей опубликованной карты значительно лучше содержания (и качества) имеющихся у него карт. Когда я попросил Сергея прислать (для сравнения) мне его карту, то он вначале мне прислал фрагмент нем. карты по состоянию на 1936 размером с почтовую марку. Я Сергею отметил, что при увеличении такое изображение расплывается до неразборчивости. Тогда он мне прислал аналогичный фрагмент уже нашей карты немного лучшего качества (см. приложение), но на ней был показан городок на начальной стадии (1936) строительства. Я ему заметил, что моя карта в 4 раза подробнее, значительно лучшего качества, а информация на ней изображена на конец 1943 г . Ведь кирпичные здания в городке начали строить только с 1937 г. и выслал ему для подтверждения этого, указанные на полях моей карты пояснения. Однако, Сергей проигнорировал информацию, указанную на моей карте.

КЛАДБИЩЕ пленных показано на моей карте в виде заштрихованного прямоугольника. На форуме sgvavia.ru (см. мое приложение) приведена фотография этого кладбища. Многим непонятно, каким образом на весьма небольшой территории кладбища удалось (разместить 197 ям-могил) и захоронить в них около 80 000 пленных. Сергей не согласен с моим утверждением, что пленных хоронили в достаточно глубоком карьере, который к освобождению Минска был практически полностью заполнен, что видно на фото. Он вообще отрицает наличие карьера в этой местности. Для плохо знающих топографию я на нем. карте место нахождения кладбища в деревне Глинище указал стрелкой. По своей карте я определил расстояние от ж/д переезда до обозначенного на карте кладбища (шаг координатной сетки 1 км). На этом расстоянии (возле газохранилища мемориала) я в 2007 нашел указанные на карте (и сфотографировал) остатки фундаментов указанных на карте деревенских домов, полузасыпанные колодцы и убедился, что мемориал сооружен на обозначенном на нем. карте кладбище, а не в другом месте. По утверждению Сергея кладбище пленных находилось в другом месте и значительно ближе к переезду, т.е. не на месте мемориала. Сергей обратил внимание, что на снимке кладбища видна небольшая группа молодых деревьев и привязал их на карте к группе отдельно растущих возле домов деревьев и утверждению старожилов, что возле кладбища росли отдельные деревья и называл их небольшим редким лесом. Он проигнорировал, что там, где на карте показан небольшой лесок, теперь находится подземный переход, а при его сооружении не находили человеческих останков. К тому же многие форумчане д.Глинищи (всего 9 домов) ошибочно называют большой деревней и указывают (см. мое приложение) ее место расположения во время войны на значительно большем удалении от переезда (ныне там ул. Глинище), а не вокруг кладбища, как это показано на нем. карте.

КЛАДБИЩЕ ПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ я назвал в статье бывшим, что вызвало большое недовольство у Сергея. Я ему пояснил, что по действующему законодательству могилой называют обозначенное захоронение. Нет могил — нет и кладбища. По приказу бывшего командующего военным округом (КБВО) Третьяка кладбище пленных немцев с индивидуальными могилами (и крестами на них) сравняли с землей, а сверху посадили фруктовые деревья и кустарники. Т.о. исчезли кресты на могилах, сравняли с землей сами могилы, т.е. официально перестало существовать и само кладбище. Поэтому я его и назвал бывшим. Об эксгумации в моей статье речи не шло, т.к. ее не было, хотя в интернете только один автор недостоверно утверждает, что видел процесс эксгумации и передачу останков нем. стороне.

ВЫВОДЫ. Я не вижу целесообразности и причин для закрытия доступа к моей статье и удаления надписей с фотографий. Можно убрать дублирующие надписи (в тексте) под фотографиями. Полагаю, что Сергей Карпов может предложить Вам на рассмотрение для последующей публикации свой альтернативный вариант статьи по Масюковщине. С большим удовольствием прочту его, надеюсь и другие читатели найдут в нем полезное и интересное.
С уважением и наилучшими пожеланиями,
О.И."

Сергей Карпов, 8.08.2012:
И мысли нет, что автор статьи хотел хорошенько меня лягнуть, обильно вставляя в свой ответ такие фразы, как «Сергей был сильно недоволен», «вызваны в большей мере его амбициями», очень не понравились Сергею«, «он (даже) требует их убрать». Причина, полагаю, другая. Если, отстаивая свою позицию, он выплеснул на оппонента своё видение морального облика этого самого оппонента, то, очевидно, чувствует, что не всё в порядке с его (автора) аргументами по собственно теме. Об этом же свидетельствуют ответы автора на якобы мои вопросы, которых в переписке с автором статьи я однако ж и близко не касался (форумов, солдатского кладбища, военного кладбища на ул.Козлова). Самому мне по мере углубления поиска не раз приходилось менять свою точку зрения и я по себе знаю, как нелегко осознавать, что ты шёл ложным путём.

Повторяю автору и всем, кого интересует эта тема, что в статье автора много чего и хорошего, и правильного (некоторые фотографии, ссылки...), — просто речь идёт о другом. О весьма-весьма ощутимом количестве неправильностей и нестыковок, содержащихся в его статье. Потому прошу Олега Ивановича не принимать близко к сердцу моих поправок. Это — дружеские поправки и позволяю я себе их делать потому, что автор ни разу не общался с очевидцами, а, в лучшем случае, лишь с их малознающими потомками, да с почти ничего не знающими нынешними жителями городка (живут ещё в самом городке немногие люди, бывавшие в нём с довоенных времён, но О.И. с такими явно не общался, иначе многое в его статье выглядело бы по-другому). Мне же повезло общаться именно с очевидцами. Общаюсь я с ними и поныне.

Ну, а теперь всех, кого волнует тема лагеря военнопленных в Масюковщине и окрестностей, приглашаю вернуться к некоторым уже поднятым вопросам этой темы и слегка затронуть и другие.

Ввиду того, что наш диалог с О.И.Усачёвым напоминает диалог глухого со слепым, советую Вам, дорогие друзья, если Вы хотите разобраться в теме, к любому из наших с ним утверждений относиться критически, думать, анализировать, короче говоря — надеяться прежде всего на свой собственный ум.

МЕМОРИАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ С ВЕЧНЫМ ОГНЁМ.
Сейчас 2012 год и уже несколько лет городские застройки наступают на бывший военный городок Масюковщина почти со всех сторон. Нет сомнений, что не за горами время, когда он просто растворится в городе и тогда желающим представить себе его (и окрестности) в тяжелый период его истории будет совсем трудно. Но пока ещё это в большой мере возможно.

фрагмент  немецкой карты

Вот фрагмент прекрасной немецкой карты из статьи автора, на который он нанес это кладбище и для ясности указал на него белой стрелкой. Я добавил на скопированный фрагмент карты автора мою стрелку (чёрную), которую нацелил на зелёное пятнышко — молодые деревца, что левее места, на которое глядит белая стрелка автора. Кроме того я провёл от угла военного городка белую и черную линии. В отличие от автора статьи я считаю, что кладбище там, куда нацелена моя черная стрелка...Каждого, кому это место дорого, так как здесь, вполне возможно, захоронен его предок, и каждого, интересующегося историей шталаг 352, призываю разобраться в этом самому и в качестве ориентира и исходной точки советую придерживаться северо-восточной оконечности городка, поскольку где угол городка был, там и остался.

Ниже немецкой карты Вы видите фрагмент топокарты РККА 1933 года, а ещё фрагмент современного плана Минска с моими пометками. ТРИ ОЧЕВИДЦА, хорошо знакомые с этим местом с 1930-х годов независимо друг от друга сообщили мне, что массовое захоронение производилось именно на этом месте, где сейчас и находится мемориальное кладбище и где с довоенных лет росли молодые деревца. Сравните фрагменты трех карт, посмотрите, в каком направлении тянется проведенная мною на немецкой карте белая линия к кладбищу, нанесенному автором, и удостоверьтесь сами, прав он или неправ.

Вот только пусть Вас не вводят в заблуждение дорога, проходящая ныне левее кладбища в северном направлении. Это нынешняя улица Нарочанская — не так давно, со строительством Минск-Арены вся она сдвинута левее (то есть от кладбища) на несколько десятков метров. Да и вообще и внешний вид и конфигурация этой дороги в прошлом не раз менялись, а несколько десятилетий назад был период, когда её вообще не было. Ориентируйтесь по углу военного городка и всё сразу станет на свои места.

«По утверждению Сергея кладбище находилось в другом месте и значительно ближе к переезду, т.е. не на месте мемориала», — написал в своём ответе мне автор. Прошу иметь в виду, что «т.е. не на месте мемориала» — это не я писал, это сам О.И Усачёв написал за меня...Передёрнул, так сказать...Я действительно считаю, что кладбище находилось в другом месте и значительно ближе к переезду, А ИМЕННО Я СЧИТАЮ, ЧТО ОНО НАХОДИЛОСЬ И НАХОДИТСЯ КАК РАЗ НА МЕСТЕ НЫНЕШНЕГО МЕМОРИАЛЬНОГО КЛАДБИЩА, а ещё считаю, что вот автор-то статьи вычертил кладбище отнюдь не на месте нынешнего мемориального кладбища, а на южной оконечности нынешних т.н. «олимпийских» жилых домов. Ещё раз обратитесь к трём фрагментам карт, приведенных выше, особенно к современной, с отмеченным мемориальным кладбищем на нём. Ориентируйтесь по углу городка и сделайте вывод, туда ли поместил кладбище автор. Ещё раз утверждаю, что стрелка, которую автор нацелил на обозначенное им местоположение кладбища направлена отнюдь не на нынешнее мемориальное кладбище, а на южную оконечность жилых «олимпийских» домов. И это каждый желающий может легко проверить.

Автор написал: «он (то есть — я) проигнорировал, что там, где на карте показан небольшой лесок, теперь находится подземный переход, а при его сооружении не находили человеческие кости»... Ужасающее незнание автором действительности!!! Незнание и действительности тех тяжелых лет, и современной!!! По его мнению, где на довоенной и военной картах лесок (зеленое пятнышко рядом с городком, по диагонали от него, куда на немецкой карте направлена моя черная стрелка), там теперь, значит, подземный переход!!!... Ну, давайте разберёмся...Ещё раз обратитесь хоть к немецкой карте, хоть к карте РККА. И до войны, и сейчас по восточной границе военного городка проходит дорога. Она долго не называлась улицей даже тогда, когда городок уже был в черте Минска. Только недавно эта дорога стала улицей Тимошенко — ею удлинили на север до улицы Лынькова и бывшего железнодорожного переезда уже существующую улицу Тимошенко. До войны с юга на север по этой дороге можно было доехать до железнодорожного переезда, проехать переезд и продолжать движение прямо, оставляя справа от себя лесок — нынешнее мемориальное кладбище. Итак, лесок, если с переезда следовать на север, находился справа. А Олег Иванович легко и просто переместил этот лесок по левую сторону от довоенной дороги, да ещё и утверждает, что это якобы делаю я.

Посмотрите на две фотографии ниже. Они сделаны мною в неудачное время суток и пасмурную погоду, но чтобы разобраться в вопросе — вполне пойдут.

Этот снимок сделан летом 2009г с тротуара на ул.Тимошенко на углу военного городка.

Человек, который к нам спиной, собирается переходить ул.Лынькова из южного в северное направление. За улицей Лынькова на бывшем железнодорожном переезде ещё стоит желтенький домик (он послевоенный, сооружен в начале 1960х, когда вместо пригородного поезда здесь стала останавливаться электричка — в то время этот домик был билетной кассой. Через пару недель после того, как сделан этот снимок, домик снесут). Года полтора этот бывший переезд ещё побудет пешеходным переходом, но с лета 2011г. здесь начнет курсировать Сити-аайн и последнее напоминание о старом переезде исчезнет. Итак, переезд, который Вы видите, соединял дорогу, проходящую по восточной границе городка (на снимке её нет — она сейчас позади нас) с её продолжением за переездом, то есть дорогой, которая проходила по западной границе леска, который Вы видите на старых картах (то есть нынешнего мемориального кладбища). Видите кучку деревьев справа на снимке? Это западная граница нынешнего мемориального кладбища. Она у самого угла военного городка, а совсем не на том удалении от городка, куда поместил его автор статьи... Как Вы видите, лесок на довоенной и военной картах, если следовать с юга нс север, справа, а где же нынешний подземный переход?.. Ведь автор написал, что если бы пленных хоронили в леске, который на картах возле военного городка, то при строительстве подземного перехода там находили бы кости...

Этот снимок сделан с улицы Лынькова, шагах в восьмидесяти западнее (то есть —левее) предыдущей точки фотографирования. Зима 2010-2011г.

Пешеходный переход под улицей Тимирязева за железной дорогой уже построен. Слева направо Вы видите: южную оконечность нынешней улицы Нарочанской, Минск-Арену (вдали), единственный выход из подземного перехода в восточном направлении, то есть в сторону мемориального кладбища (подчеркиваю, что это даже не переход, а восточный выход из него, но даже он находится в промежутке между новой и старой Нарочанской, то есть по левую сторону той довоенной дороги!). Далее Вы видите пожарную часть и наконец — западную границу мемориального кладбища...Что же получается? От железнодорожного переезда к леску — направо, а к подземному переходу — налево. Между подземным переходом и мемориальным кладбищем (тем самым довоенным леском) 150 шагов!.. Не понимаю, как вообще автор мог совместить объекты (лесок и переезд), в действительности разделенные дорогой и 150 шагами. Ведь так всё ясно на топокартах... Видите снятую часть деревянного забора на переднем плане? И видите котлован за снятой частью забора? Это самое начало строительства подземного перехода собственно под железной дорогой, который потом соединят с подземным переходом под улицей Тимирязева... Итак, подземный переход, который упомянул Олег Иванович, это как бы подземное продолжение нынешней улицы Нарочанской и по тротуару от него до мемориального кладбища наберется шагов 150. Неоткуда там было взяться костям. Куда нанес кладбище автор — одно место, где реальное (мемориальное) кладбище — совсем другое место, а где подземный переход — третье место. Подземный переход под железной дорогой шагах в восьмидесяти ЗАПАДНЕЕ северо-восточного угла военного городка, а не северо-северо-восточнее, как довоенный лесок (он же — нынешнее мемориальное кладбище).

ЛАГЕРНЫЙ ЛАЗАРЕТ в МАСЮКОВЩИНЕ

Автор написал: «я же придерживаюсь (другой) точки зрения (Винника и Черноглазовой), который ...» и.т.д.... Это как понять — Винника и Черноглазовой, который...? Различия между «который» и «которые» в данном случае очень даже важны. И что значит «их точки зрения»? Что-то не встречал я у Раисы Андреевны Черноглазовой, что немцы разместили лазарет в капитальном ДОСе с шикарными балконами, а сами приютились в окружающих его бараках. Да и в своих воспоминаниях Л.М. Винник ничего подобного не описывал (взгляните на документ № 84 в книге Р.А.Черноглазовой, который теперь в Интернете доступен каждому).

Автор написал: «который (Винник) на своём плане конкретно утверждает, что большое здание лазарета (в ДОСе) имело № 20....». Это Леонид Макарович Винник такое-то на своём плане конкретно утверждает, что ДОС (№ 20 по мнению автора) был лазаретным зданием? Он и близко такого не утверждал на своём плане. Проверяем, возможно ли такое вообще...Сначала посмотрим на фотографию, где на фоне ДОСа немцы выстроились за обедом. Затем посмотрим на фотографию Восточных ворот. Расстояние от ДОСа до ворот (то есть до бывшей восточной границы лагеря) я прохожу каждый день, а перед тем как написать эти строки и посчитал шаги — это около 140 шагов, то есть метров 90. Теперь открываем план Винника и видим на его плане к востоку от № 20 по порядку следующее: немаленькую площадь с виселицей и бараками 18 и 19, а затем ряды бараков в зоне охраны. Это как же друг за другом вместить такую площадь и ряды бараков охраны на отрезке территории длиной 140 шагов? Может кто-нибудь разъяснить?...Там даже меньше территория: ведь часть её (метра три) уменьшилась из-за «колючки» по сторонам Восточных ворот, да и не вплотную же к «колючке» стояли бараки охраны....А теперь прошу всех желающих зайти в Google и посмотреть на главный (т.е.Северный вход) в городок и на ДОС в этом городке. До ДОСа прямо и НАЛЕВО от ворот— всего метров 200. А до № 20 на плане Виннику от этих же ворот прямо и затем ПРАВЕЕ. Так или не так? Если абсурдность «размещения» лагерного лазарета в ДОСе и теперь не достаточно видна, напоминаю о справке ЦК от 1944 года — автор, правда, по ней и пока ещё неизвестному нам приложению к ней «прошёлся», да ведь это просто субъективное мнению автора, не более того. Предлагаю также ещё раз посмотреть на фотографию немцев, стоящих за обедом на фоне этого ДОСа. Ну где на фотографии «колючка» перед ДОСом? Строения, где содержались пленные, были обтянуты «колючкой». И что это никто из выживших военнопленных не вспомнил соблазнительных нелагерных запахов от немецких обедов, раздаваемых под окном? И вообще, повторяю, как насчет того, что немцы разместили лазарет в ДОСе, который вдали от собственно лагеря, на территории их (немцев) расположения? Или вот ещё вопрос. Автор считает, что № 20 на плане Винника, это не что иное, как ДОС с балконами посреди расположения немецкой комендатуры и охраны. Ну, согласимся, что абсурд это правда и № 20 это ДОС. И что получим? Посмотрите на план Винника. Получим, что по западную сторону ДОСа немцы получают обед, а за углом, по другую сторону этого же здания, виселица. Виселица в расположении немецкой охраны???!!! Для чего?! Вешали же в наказание и для устрашения других военнопленных. Это что, немцы самих себя устрашали?

Автор написал: «а в другом, на окраине лагеря) 3-х этажном здании 14 (казарма) на плане Винника находилось инфекционное отделение лазарета»... Это теперь автор утверждает, что лазаретных трехэтажек в Масюковщине было две — и ДОС и казарма. Ну, а это утверждение на каком основании? Да, здание казармы действительно было лазаретным зданием, но откуда автор взял, что оно имело № 14? Упоминание в воспоминаниях Винника, что он попал в 14-й инфекционный барак означает, что барак № 14 является трехэтажной кирпичной казармой что ли? Откуда информация, что барак № 14 — трехэтажный?

Просто как бы кстати, отмечу, что в действительности вопросы о медицинском обеспечении и захоронениях военнопленных в Шталаг 352 не из легких, как может показаться. Чего стоит хотя бы тот факт, что упомянутый Винником медицинский барак под № 20 пока ни в одном из ставших известными лагерных лазаретных документов не встретился. Зато встретился — с немалой уверенностью можно сказать, что это трехэтажное здание казармы — барак № 18.... Почему так?.. Видите, как всё непросто и как много ещё неизвестно. В настоящее время чисто этими вопросами занимаются несколько человек, в том числе два врача, для которых эти вопросы «родные». Пока что они в поиске и предварительные выводы делают довольно осторожно — уж слишком всё непросто...

А ТЕПЕРЬ НЕМНОЖКО О ДРУГОМ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ КОМУ-ТО ИНТЕРЕСНО.

Карта. В первой части своей статьи автор написал, что на его немецкой карте военный городок показан на начало войны, но на фрагменте легенды карты, который любезно предоставил мне автор, отмечено, что в основе её аэрофотоснимки мая 42г и мая-октября 43г, так что правильнее, пожалуй, что это план по состоянию на середину — конец оккупации (ведь в конце 43го и начале 44го немцам было не до продолжения строительства бараков в лагере).

«Театр военнопленных
был создан весной 1943 в бараке артистов (№ 6)», — написал автор в части 2 своей статьи и, думается мне, очень с этим поспешил. ... Барак № 6 был южнее трехэтажной казармы (лазаретного здания), а барак № 5 (довоенный красноармейский клуб со сценой и библиотекой) севернее той же трехэтажки (это каждый может увидеть на имеющихся в статье автора планах лагеря, вычерченных Зыковым и Краевым. Вот он настоящий довоенный клуб-барак, о котором и мне говорили очевидцы, а не мифический, упомянутый автором статьи. И военнопленные вспоминают в бараке-клубе (№ 5) сцену! ...Где конкретно давали концерты артисты из шестого барака, честно говорю, пока не знаю, но что в шестом, где они жили, нигде, кроме как в утверждениях автора, не видел. «В 50 м от казармы в хорошем состоянии сохранилось довоенное одноэтажное кирпичное здание клуба (лагерного театра)», — написал автор в 3 части статьи. Не согласны с Олегом Ивановичем в этом ни бывшие военнопленные Зыков и Краев, ни опрошенные мною очевидцы, — они показывают нам, где на самом деле был этот клуб. И был он деревянный, и до наших дней отнюдь не сохранился — не сохранился даже до середины 1950х годов. Сейчас приблизительно на месте того довоенного клуба — дом 109/2 военного городка (пятиэтажка). Это опять же очевидцы сказали и показали на местности.

«Злобный и жестокий капитан Липп создал группу (около 60 человек) артистов», — продолжил автор в своей второй части.... Ничуть с этим не спорю, так как Липпа многие, очень многие бывшие военнопленные вспоминали недобрым словом. Отмечу только, просто кстати, что Г.Хольный (сайт «я помню») представляет нам Липпа всё-таки несколько иначе.

Торфоразработки. Торфа в Беларуси хватает и его вполне могли добывать к северу от лагеря, где автор указал торфоразработки. Но всё-таки основным участком торфоразработок была, скорее всего, территория нынешних рынков Ждановичи/Лебяжий Не знаю, как называется инструмент, похожий на вилы, для работы на торфоразработках. До двадцати его штыков и более был здесь слой торфа. Люди тонули. Пленных туда водили через западные ворота и далее через железнодорожный переезд, где теперь т.н. хоздвор (Сороковичи) — в то время там тоже был переезд, а не только у северо-восточной оконечности городка.

«С лета 1944 в бывшем военном городке и затем в нацистском Лесном лагере Шталага 352 находились уже немецкие военнопленные и их союзники. Немецкие охранники Лесного лагеря не смогли убежать дальше Жданович
(часть 3 статьи автора)»... Да ну, неужели хоть одного из охранников поймали возле Масюковщины в ходе её освобождения. Лагерь то немцы когда эвакуировали?.. Потом уже — да, не спорю, — нашли кое-кого. Но чтобы «не дальше Ждановичей...(для тех, кто не знает, Ждановичи это в получасе ходьбы от военного городка).

Кладбище немецких военнопленных. Старожилы утверждают, что на нем по неизвестным причинам были похоронены только немецкие офицеры»... «Война и плен», а также воспоминания двух немецких военнопленных (советского 168 лагеря, который потом размещался на территории бывшего шталаг 352 в Масюковщине) о захоронениях офицеров на нём — ни полслова. Скорее — наоборот.

"Застройка территории городка велась настолько плотно и интенсивно, что бывшие русские и немецкие военнопленные часто не могли сразу распознать очертания своего бывшего лагеря«,- написал автор статьи.... Нет, не плотно в том месте, где было большинство бараков лагеря. Плотно там, где были лесопилка, стадион, бараки администрации и охраны. Но скоро, очевидно, плотно начнут застраивать и всё остальное.

План лагеря (из справки ЦК).
«Сергей мог бы сам найти и опубликовать для сравнения неопубликованный план лагеря (из справки ЦК)....У меня не было времени и желания искать план этого чиновника ЦК, который не захотела публиковать даже Черноглазова....В статье Черноглазовой нет уточнений, замечаний к плану Винника,.. Сергей хорошо знает Черноглазову и опубликовал в июне 2012 в электронной библиотеке её редкую (тираж 50 экз.) книгу, но замечаний и дополнений у Сергея к данной книге не имеется, хотя и у этой книги есть свои неизбежные недостатки....» — всё это написал автор и, ясное дело, в его словах правды немного. Во-первых, сам Винник свой план абсолютно верным не считал и честно указал на это (его замечание о масштабе на плане). Во-вторых, Зыков и Краев, также вычертившие планы, тоже бывшие военнопленные-очевидцы, но планы трёх очевидцев отнюдь не во всем совпадают. В-третьих, чиновник ЦК, конечно, не очевидец, и, конечно, мог выполнить поставленную ему задачу спустя рукава, но вот зато свободы ходить по лагерю по горячим следам и осматривать его у чиновника было в тысячу раз больше чем у очевидцев, а потому слишком уж пренебрежительно о чиновнике ЦК писать не следует. В-четвертых, уточнение Черноглазовой к плану Винника и не нужно, так как оно, как только что мною отмечалось, сделано на плане самим Винником. В-пятых, вопрос о плане-приложении к справке я Р.А.Черноглазовой задавал. Хотите ответ? Нет в музее ВОВ этого плана, и у неё нет. Ну и наконец. У автора «не было времени и желания искать план этого чиновника ЦК...», — а я, хоть у меня, как и у автора статьи, нет времени, план всё-таки ищу и желание найти его -огромное. Архив я запросил месяца три назад — оттуда пока молчок, но надежды не теряю. В связи с отсутствием пока что ответа из архива попросил бы О.И.Усачева воздержаться от делания по этому факту комментариев типа: «вот, не прислали план, значит этот план такой никчёмный, что...». Реальных же причин, если не пришлют план, может оказаться уйма.

Форумы.

Автор упомянул форумы по теме и категорию людей, участвующих в форумах. Особенно интересны такие его слова: «В форуме авиаторов...любители пофантазировать либо покритиковать других...». Не спорю, и фантазии и критика там присутствуют, хотя по части фантазий никто из участников форума самого Олега Ивановича не превзошёл... Но всё таки я о другом. Зайдите по теме на sgvavia.
ru на страницу 7. Участник форума под ником Татарин поместил там самую известную всем интересующимся темой фотографию лесного лагеря Шталаг 352, а рядом — современное фото этого же места (старую фотографию смотрите ниже). Человек идентифицировал исторический снимок!!! Вот Вам и «любители пофантазировать и покритиковать»...

Об аргументах и документах.
Автор написал: «(Сергей)...не опубликовал свой материал, а в спорах не подтверждает свою точку зрения убедительными документами и аргументами... Превосходно! Значит свидетельства, которые я получил от очевидцев и о которых проинформировал автора статьи и посетителей данного сайта, — это не аргумент, а рассказы неочевидцев, опрошенных автором о том же (предназначении зданий и пр.), — это аргумент!? Ну, раз свидетельства очевидцев для автора не аргумент, то, надеюсь, он примет за аргумент мои сегодняшние «математические» (с углами и шагами) разъяснения.


Выводы автора.

Автор написал: «Я не вижу целесообразности и причин закрытия доступа к моей статье и удаления надписей с фотографий»... Речь тут вот о чём. Я посоветовал Олегу Ивановичу на месяц-полтора сделать свою статью, в которой полно неправды, недоступной для посетителей сайта и доработать её... Что касается надписей при его фотографиях, то никак не имелась в виду его фамилия на них. Речь шла о надписях другого рода. «Немецкие солдаты получают обед на фоне лазарета» — неправда, не на фоне лазарета. «У входа на кухню немецкой роты охраны» — может да, а может и нет, нисколько не факт, что это Масюковщина и вообще шталаг 352. «Подготовка карьера для захоронения умерших пленных» — никак нет, увеличьте картинку и приглядитесь к характеру работ. «Довоенное здание клуба в военном городке» — да ничуть, на месте довоенного клуба в городке сейчас стоит пятиэтажка. «Здание столовой (бывшей конюшни)» — никогда оно не было конюшней. .. Ну если автор считает, что эти нелепые надписи стоит оставить — это его право.

«Полагаю, что Сергей Карпов может предложить Вам на рассмотрение свой альтернативный вариант статьи о Масюковщине...», — продолжил автор... Возможно и предложу. Но не в ближайшее время. Остались белые пятна, в которых сначала хотелось бы обстоятельно разобраться.

С уважением и всего доброго!
С.К.

СПУСТЯ ГОД (2013)
Со дня публикации последнего комментария, прошло более года.
Среди прочего я в этот период был занят поиском плана лагеря из справки ЦК КП (б)Б о Шталаг 352.
Причина, по которой его так хотелось найти, заключается в том, что планы, вычерченные бывшими советскими военнопленными, хоть безусловно и являются важными свидетельскими документами, но всё-таки они вычерчены узниками, передвижения которых по лагерю были ограничены. Кроме того, вычерчивались эти планы спустя много лет после войны. В них много нестыковок и противоречий.
Вот как, например, вспомнили местоположение бараков Л.М.Винник, В.Н.Зыков и Н.А.Краев (само собой разумеется, что территория лагеря имела не прямоугольную форму).

план

Плана лагеря из справки ЦК не оказалось и в НАРБ и поэтому поиск приложений к справке ЦК, в том числе этого плана, затянулся.
Недавно, наконец, его удалось получить в ГАРФ. Вот он (ниже, правая половина разворота дела).

Плана лагеря из ГАРФ

К сожалению, качество плана вызывает сожаление. Оно было плохим изначально, а спустя почти семьдесят лет стало совсем плохим — на нём мало что можно разобрать.
Левая сторона плана вшита в дело. Середина плана не видна, так как затеняется левой половиной разворота открытого дела. Если увеличить снимок, то в восточной половине лагеря кое-как можно разглядеть его границы, дороги и ограждения.
Ввиду вышеизложенного, придётся без плана Мазинга принять на веру свидетельства сразу четырёх человек (Винника, Зыкова, Краева, Мазинга), что в северо-восточной части лагеря располагалось не что-то иное, а администрация и караульные подразделения лагеря. Винник, Зыков и Краев единодушно указали это на своих планах, а Мазинг отобразил в справке:
«Пред-лагерь — северо-восточный участок лагеря был предназначен для караульных команд, состоявших из 3-х рот украинцев и 1 роты немецких войск, а также для руководства лагеря. Внутренние заграждения в этой зоне отсутствуют».
Доступных свидетельств даже не четыре, а пять. Пятый свидетель — бывший советский военнопленный из Лесного лагеря Шталаг 352 В.Г.Караваев, который написал следующее:
«Не все немцы были извергами-фашистами... Осенью же 41 г. меня направили помощником кочегара центрального отопления дома, в котором жили немцы. Однажды, в окне котельной, которое было на уровне земли, мы увидели котелок на шнурке. Мы моментально опорожнили его, и он уплыл. Как сейчас помню, в котелке была тушеная зеленая фасоль в стручках и соусе. И так было несколько раз. А когда было темно, наш «инкогнитовый» кормилец стучал по трубам отопления, котелок моментально опорожнялся и уплывал наверх).

ВЫВОД:

Ведь домов в то время в военном городке Масюковщина было только два: ДОС с балконами в СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ части Шталаг 352, который Вы видите выше, да казарма в глубине Шталаг 352, которая в Шталаг была зданием лазарета, а остальное сплошь бараки.

Благодаря О.И.Усачеву, мы увидели на сайте вот этот снимок. Такое же здание, с той же приблизительно точки фотографирования. Немцы выстроились за обедом. Конечно, не на фоне лазарета,.. Но с недавних пор я не осмелюсь и уверенно написать, что стоят они на фоне того самого ДОСа, в котором проживала лагерная администрация.
Дом-то такой же, возможно и он же, но...

Если идти в этой северо-восточной части городка (пред-лагере) по дороге, которая тянется от восточных ворот в западном направлении и соединяется с главной дорогой городка, то по правую сторону стояли предположительно пять бараков, один из которых двухэтажный (предположительно, так как не знаю, все ли они были довоенной постройки, послевоенные их номера — 1, 4, 6, 7, 8 соответственно). По левую сторону дороги, слегка заглублено, стоял трехэтажный ДОС (верхний снимок, ныне это дом 71 по ул.Лынькова) и предположительно минимум три трёхподъездных барака (ближе к перекрестку с главной дорогой.
Итак, допустим, что на современном снимке ДОСа и нижнем снимке один и тот же дом. Видите первых двух немцев в очереди? За ними, на заднем плане, левая сторона улицы, где стояли пять бараков. И там действительно что-то стоит. Похоже это «что-то» на барак? Хотя бы на двухэтажный? А про одноэтажный не спрашиваю, так как та сторона лежит в низине относительно этой (Посмотрите на верхний снимок: дом, который Вы видите слева, — шестиэтажный, и его первого этажа, выкрашенного в белый цвет, почти не видно).

До этого вопроса я дошёл после общения с нынешним жителем этого ДОСа № 71 (который на верхнем снимке), сказавшим:
«Ну, видел я этот снимок (с немцами). Такого про наш дом понаписывали в Интернете. А знаете, сколько домов такого проекта по Беларуси?»

Качество семи фотографий, также являющихся приложением к справке ЦК КП (б)Б, в деле ГАРФ ещё более скверного качества. Цифровой фотоаппарат и обычный сканер их просто «не видит». Скорее всего, все семь фотографий, только значительно более лучшего качества, чем в Москве, имеются в Беларуси, но, возможно, очень немногие знают, что это именно те фотографии. Две из них хорошо известны и присутствуют как в книге Р.А.Черноглазовой, так и статьях О.И.Усачева. Вот они.

Из фотографий меня больше всего интересовало фото № 4, поскольку на нём должна быть изображена площадь перед лазаретом. Снимок в деле ГАРФ оказался очень плохого качества. На нём просматриваются два одноэтажных строения и одно трехэтажное здание, но детали на снимке видны настолько плохо, что можно сказать, что изображены два домика, деревца и широкая дорога, хотя едва видно ещё какое-то странное сооружение¬.

ПРИМЕЧАНИЕ:
Беседуя в августе 2012 года с недавно ушедшей из жизни М.И.Зарецкой, жившей в военном городке Масюковщина с 1944 года, я показал ей фотографию Восточных ворот Шталаг 352 и спросил, помнит ли она здесь такие.
-Нет, таких не помню.
Удивительного в её словах не было ничего, ведь при освобождении Минска и окрестностей ворота эти могли уничтожить.
-Не помню таких, но я, собственно, не ворота разглядываю, а дом, который за колючей проволокой справа. На фотографии именно дом, а домов здесь не было. Здесь были только бараки...
Видите, такая же история, как и с ДОСом. А ведь присмотреться к местности, на которых немецкие Восточные ворота Шталаг 352 и нынешние восточные ворота городка —ну, одно и то же. И горб на проезжей части за воротами, и небольшая возвышенность справа за воротами.
И если обоснованные сомнения возникают, когда наличие сходства снимков старых и снимков нынешних очевидно, как уж тут не предположить, что даже в серьёзных исторических книгах и статьям о каких-либо событиях или объектах могут присутствовать снимки, относимые к этим событиям или объектам, но в действительности к ним не относящиеся.
С уважением и всего доброго, С.К.

Вот такая переписка. Надеюсь, заинтересованных людей она не оставит равнодушными и поспособствует установлению истины (или приближению к ней).

Читайте еще