Улицы города и его архитектура

Административным центром Минска в XIX столетии являлась площадь Высокого рынка. Она представляла собой большой прямоугольник, по периметру которого размещались культовые здания и дома зажиточных горожан, а в центре — ратуша и большой гостиный двор. В здании бывшей иезуитской школы (теперь в этом перестроенном до неузнаваемости здании — Музыкальный лицей) разместилась резиденция губернатора. Рядом, в стенах бывшего иезуитского коллегиума, находились присутственные места — «офис» губернских чиновников, а в помещениях ратуши — городская управа и полиция. В перестроенном в стиле классицизма здании мужского Базилианского монастыря (Дом профсоюзов Минской области) помещалась дворянская школа, которая в 1803 году получила статус губернской гимназии.

В конце XVIII — первой половине XIX столетия в архитектуре Минска господствовал классицизм. По проектам губернского архитектора Т. Крамера в этом стиле были перестроены здания ратуши, большого гостиного двора, Базилианского монастыря, возведен малый гостиный двор. Новый губернский архитектор М. Чеховский (1805 — 1825) продолжал традиции своего предшественника. При нем на площади Высокого рынка вместо деревянных были построены каменные торговые ряды «Виленчуки», или Побернардинские лавки. Большой след в развитии архитектуры города оставил губернский архитектор К. Хрищенович (1825 — 1863). По его проектам, выдержанным в классическом стиле, в середине столетия были возведены военный госпиталь (сейчас — корпус Национального музея истории и культуры Беларуси), духовная семинария (теперь — суворовское училище), губернская гимназия. Гимназия на Высоком рынке была перестроена под присутственные места, а Троицкий униатский монастырь — под губернскую больницу.

В 1800 году в Минске было только 39 каменных и 993 деревянных жилых дома. После пожара 1835 года, когда был уничтожен почти весь город, власти приняли решение в центральной его части деревянные дома больше не строить. В 1917 году в Минске насчитывалось более 3.000 каменных зданий, из которых сегодня сохранилось менее 200.

В центре города второй половины XIX века преобладали двух-трехэтажные каменные здания, которые приносили своим хозяевам доход в виде квартплаты. Много доходных домов было построено в самом популярном в конце XIX — начале ХХ столетия стиле модерн. Некоторые из них сохранились: два дома на площади Независимости, на улице Маркса, 30 и другие. На современной улице Кирова находится доходный дом Костровицкой (напротив касс стадиона «Динамо»), в котором на первом этаже размещалось управление Либаво-Роменской железной дороги. На окраинах Минска строились деревянные здания, в которых можно было снять квартиру за меньшую плату.

На бывшей Новомейской площади в 1872 году был открыт Александровский (Театральный) сквер, а чуть позже, в 1874 году, там в честь постройки водопровода возвели первый фонтан — «Амур с лебедем». Рядом со сквером находилась лютеранская кирха (1846) и Архиерейское подворье, а в самом сквере в 1890 году был возведен Городской театр (теперь театр Я. Купалы).
Характерным отличием архитектуры Минска XIX столетия стало строительство православных церквей в ретроспективно-русском стиле. Многие местные храмы перестраивались. Например, Свято-Духовскую униатскую церковь на протяжении одного столетия перестраивали дважды. Изменила свой внешний вид и православная Петропавловская церковь, над которой надстроили звонницу в псевдорусском стиле. В 1857 году была снесена минская ратуша, которая напоминала жителям Минска о былом самоуправлении по Магдебургскому праву. Вместе с ратушей был уничтожен и сквер из пирамидальных тополей. Правда, в конце столетия его восстановили и поставили там в 1900 году памятник Александру II. Изменялись и названия улиц: Франтишканская (Ленина) стала Губернаторской, наверное, потому, что на ней находился дом губернатора, Фелициановская (Комсомольская) — Богадельной, ибо там находилась городская богадельня, Сборовая (западная часть Интернациональной) — Тюремной, потому что соединяла город с тюремным замком. В народе этот замок называли Пищаловским, потому что построил его помещик Пищалло по проекту М. Чеховского в предместье Романово. Старые названия Минска медленно, но неуклонно уступали место новым, хотя еще в конце XIX века сами чиновники путались в названиях улиц — что уж тут говорить о простых жителях.

Некоторые из улиц имели по несколько названий: Раковскую называли и Юровской и Новофрантишканской, Троицкую (Богдановича) — Новоалександровской, Госпитальной, а с середины XIX столетия — Александровской. Некоторые улицы за короткое время сумели последовательно сменить ряд имен: Лошицкая (Маркса) с 1866 года стала Базарной, а с 1870-х, когда рынок перенесли на другое место, получила название Подгорной. Современная улица Берсона, которая застраивалась в 80-х годах XIX века деревянными домиками, первоначально называлась Затюремным переулком, ибо находилась за тюрьмой. В конце XIX — начале ХХ столетия это уже Трубная улица. Термин «труба» ранее означал русло небольшой речки. И здесь (теперь улица Берсона), видимо, когда-то протекал ручей, впадавший в Немигу. Старую Койдановскую дорогу (улица Мясникова) в первой половине XIX века называли также «Королевским шляхом», позже — улицей Романовской, Койданово-Романовской, Московской, а с конца века — Ново-Московской.

С 1852 по 1911 год количество улиц и переулков выросло с 42 до 305. Новые улицы часто получали имена тех местностей, где они проходили — Брилевская (теперь на месте фольварка Брилевичи улица Дружбы), Долгобродская (Козлова), Игуменский тракт (Маяковского); по наименованиям предместий, в которых находились — Золотогорская (Краснозвездная), Плещанская (Люксембург), Верхне- и Нижне-Ляховская (Белорусская и Октябрьская); по названиям профессий их жителей — Бондаревская (Гикало), Шорная. Нередко улицы назывались именами объектов, которые на них находились — Вокзальная, Госпитальная (Фрунзе). Во времена Российской империи улицы Минска только дважды назывались в честь конкретных личностей. В 1882 году городские власти переименовали улицу Батальонную (до 1866 — Кошарская, сейчас — Красноармейская) в Скобелевскую в честь героя русско-турецкой войны генерала Скобелева, а в начале ХХ столетия новую улицу Железнодорожного поселка назвали Пушкинской (теперь Физкультурная).

Новых улиц было много, потому что город быстро рос. Поэтому неизбежно появлялись десятки однотипных, бессмысленных названий, таких как Андреевская, Вяземская, Ивановская, Загородная, Самарская, Сергеевская, Уфимская. Казалось, что у служащих городской управы иногда не хватало фантазии. В 1911 году было две Безымянные улицы и даже 19 Безымянных переулков! Система нумерации домов приживалась тяжело. Обычно люди сообщали домашний адрес следующим образом: «Живу в Добрых Мыслях, на Московской улице в доме (фамилия владельца)». Таблички на минских улицах появились только в начале ХХ века, поэтому в поисках нужного дома где-нибудь в Уборках можно было проблуждать не один день.

Иван Сацукевич

Читайте еще