Переименования после 1994 года

Со временем шум вокруг переименований утих. Может даже показаться, что на топонимической карте Минска никаких изменений не происходило. И в самом деле, центр столицы в 1993-2005 годах никто не трогал. А вот на окраинах начиная с 1997 года кое-какие названия на уличных табличках обновляются.

1997: на карте города снова появляются старинные названия Татарская (бывшая Вилейская; неясно, почему не возвращено исконное название — Большая Татарская — улице Димитрова), Брест-Литовская (бывший проезд Товарной станции). Улице Ф.Скорины, названной так в 1989-м, возвращается старое, 1930-х годов, название Академическая (понятно почему: с 1991-го в городе уже есть проспект Ф.Скорины, не считая 1-го переулка Ф.Скорины). Вполне объяснимо переименовывается Жодинская — отныне она Академика Купревича (100-летний юбилей заслуженного ученого). И напротив, необъяснимо переименование проезда Уборевича в улицу Ауэзова. Опять-таки — какое отношение к Минску имеет казахский писатель Мухтар Ауэзов, которого, боюсь, даже в Казахстане уже никто не читает?!.. Но ответ, как выясняется, существует: оказывается, на этой улице расположена школа имени М.Ауэзова, во дворе которой в мае 2005 г. был открыт памятник казахским солдатам-участникам Великой Отечественной войны... Оценивать это событие, делать выводы и просто размышлять — предоставлю читателю.

1998: Тракторная (дореволюционная Старо-Загородняя) получает имя скульптора Азгура, Центральная (до 1971 — проспект Красных Партизан) — подпольщика Ковалева, Магистральная — покойного начальника железной дороги Володько, часть Спортивной — Героев 120-й дивизии... Переименование любимой минчанами улицы Танковой (дореволюционная Ново-Красная) в ул.Максима Танка проходит без особого шума.

2000: 5-й переулок Михалово становится улицей Русановича, часть проспекта Газеты «Известия» — улицей архитектора Громова.

2004: громкое переименование — бульвар Луначарского (до 1965 — улица Деревообделочная) назван в честь «песняра» Мулявина. В августе следует переименование сразу около семидесяти улиц бывших деревень, вошедших в состав Минска. Большинство получили названия, «привязанные» к особенностям местности, некоторые были названы в честь ученых (академиков Выготского, Жебрака, Вышелесского), государственных деятелей (Бровикова, Микулича), героев войны (Ермака; генерала армии Антонова, одного из интеллигентнейших и умнейших военачальников, возглавлявших Генеральный штаб, — весьма достойное переименование!). Среди новых топонимов достойны внимания те, которые отражают культурную историю Беларуси — Павлюка Труса, Бронислава Тарашкевича, Франтишека Богушевича, Язэпа Дроздовича, Каруся Каганца, Станислава Монюшко, Владислава Сырокомли, Игната Буйницкого, Янки Лучины, Павла Шпилевского, Юзефа Гашкевича. Впрочем, отметим одно обстоятельство: эти названия появляются на карте весьма «тихо», без всякой, так сказать, «рекламы», да и расположены эти улицы очень далеко от центра.

Ну а дальше наступил богатый сюрпризами 2005-й. В целом он принес Минску около сотни новых топонимов. Но всколыхнули столицу переименования, последовавшие накануне 60-летия Победы.

7 мая 2005 года минчане были ошеломлены грянувшим как гром средь ясного неба известием о целом «букете» переименований. Причем переименовывались не просто улицы, а две главные городские магистрали, и не постановлением Мингорсовета, как положено по закону, а президентским указом (?!) Согласно этому указу, проспект Скорины превратился в проспект Независимости, а проспект Машерова — в проспект Победителей. Правда, поклонников Скорины и Машерова тут же успокоили — улицы Иерусалимская, Дрозда и Варвашени объединялись в... проспект Машерова, улицей Скорины (уже пятой, начиная с 1926 года) стал Староборисовский тракт, а их прежние названия временно «повисали в воздухе» — до того момента, пока минские депутаты не подыщут что-нибудь подходящее на окраине. Момент настал довольно скоро: уже 16 июня минчане узнали о том, что имя Дрозда будет носить Обувной переулок, Варвашени — Енисейская, а Иерусалимской станет Перекопская. Попутно Мебельный переулок получил имя секретаря коммунистического подполья минского гетто Михаила Гебелева, а проспект Газеты «Известия» (1977-2005) превратился в проспект Газеты «Звязда» (по просьбе редакции этой газеты). Эти переименования, в отличие от майских, следовали уже от имени горсовета, а не президента. Кстати, «нового» Староборисовского тракта на карте города так и не появилось... Но, учитывая тот факт, что Сторожевская и Козыревская однажды возродились совсем «не на своем» месте, вполне возможно, что и Староборисовский возникнет из небытия где-нибудь в другой точке города.

Более-менее объяснимы из этой волны июньских переименований только третье и четвертое. Новые Иерусалимская и Гебелева обозначили собой старинный «еврейский треугольник» на карте Минска — там проходили границы ныне уничтоженного еврейского кладбища. Правда, в таком случае непонятно, почему было заодно не вернуть исконное название — Еврейская — третьей стороне этого треугольника, Коллекторной улице, переименованной еще в 1934-м. (От автора. Кроме того, в Минске до сих пор не увековечена память великого Михоэлса, убитого в столице Белоруссии по приказу Абакумова в 1948-м. Нет ни улицы, ни памятного знака на месте гибели — на углу Ульяновской и Белорусской.)

У горожан ничем не обоснованные, поспешные и куда как попросту неумные переименования 2005-го не вызвали ничего, кроме вполне понятного ропота и неудовольствия. Причин тому более чем достаточно, и перечислять их все здесь не станем. Заметим только, что теперь проспект Независимости упирается в площадь Независимости, а площадь Победы зачем-то продублирована проспектом Победителей...

...И никто почему-то не вспоминал о любимом «козыре» столичных чиновников: мол, каждое переименование стоит огромных денег. На этот раз деньги нашлись.

28.11.2005
Вячеслав Бондаренко

Читайте еще