"Новоделы" переименований первой половины девяностых

Рубеж десятилетий ознаменовался для Беларуси обретением независимости. Естественно, топонимика столицы нового государства не могла не откликнуться на мощный общенациональный подъем. Однако с высоты сегодняшнего дня можно смело говорить о том, что очень многие планы, подписанные и утвержденные в эйфории первых лет свободы, не нашли должного воплощения. Те, что были нанесены на карту, пробивали себе дорогу с невероятным трудом, а большинство просто тихо легло под сукно. При этом формально их никто не отменял и не запрещал. Была придумана «железная» отговорка — дескать, переименование стоит огромных денег... (От автора. А вообще полная формулировка отказа от переименования звучит так: «Несмотря на пожелания отдельных заинтересованных граждан, для переименования нет основания в связи с отсутствием средств на замену указателей, таблиц, сложностью процедуры замены документов физических и юридических лиц, а также общей нецелесообразностью».)

Самыми яркими переименованиями первых лет независимости были две центральные магистрали Минска — Ленинский проспект 9 декабря 1991 г. стал проспектом Франциска Скорины, а улица Горького, называвшаяся так с 1936 г., получила имя родившегося на ней Максима Богдановича. (Бывшая улица Скорины стала улицей Олешева — в честь генерала, первого коменданта после освобождения города, а бывшая Богдановича — улицей Затишье; переулки, носящие имена писателей с 1966-67 г.г., сохранились.) Причем если первопечатник получил центральный проспект без особых проблем, то за Богдановича депутаты горсовета голосовали целых три (!) раза. Противники нового названия объясняли свою позицию весьма просто — нельзя обижать знаменитого писателя Максима Горького...

В 1993 г. произошло еще несколько наименований. Улица Урицкого стала Городским Валом, Республиканская — Романовской Слободой, улица Опанского — Кальварийской улицей. Все эти названия — «новоделы» (если следовать исторической правде, ул. Урицкого следовало бы назвать Захарьевским переулком, каковым она была до революции, а Республиканскую — Ново-Романовской; Романовская же Слобода — это название не улицы, но целого района, куда входят, например, нынешние Коллекторная и Короля. Улица Опанского до 1927 г. была Кальварийским трактом.) Улица Островского получила древнее название — Раковская.

И это... все! Грандиозные планы по переименованию почти всех центральных улиц Минска, как уже было сказано выше, в действительность не воплотились. Хотя еще в 1995 г. на картах Минска центральная часть ул.Маркса была заранее обозначена как Купаловская, а ул.Берсона значилась как ул.Станкевича, в реальности эти преобразования осуществлены так и не были.

«Коммунистический заповедник» остался нетронутым — ни в сторону «новоделов», ни в сторону возвращения дореволюционных названий. Однако отметим, что в 1987-93 г.г. Минск отдавал предпочтение именно первым, не воссоздавая подлинные исторические топонимы, а «сочиняя» по их «мотивам» новые: Золотая Горка, Городской Вал, Романовская Слобода. Поистине уникальными являются также «новые» топонимы Козыревская, Долгобродская и Сторожевская, лишь очень приблизительно соответствующие старым (т.е. это скорее памятники подлинным историческим названиям, чем их воссоздание).

28.11.2005
Вячеслав Бондаренко

 

ф

Читайте еще