Названия минских улиц за последнее столетие: тенденции, загадки, парадоксы

«Город есть книга, в коей всякая улица занимает страницу.
Будем прибавлять новые листы, но не станем вырывать старых».
М.П.Погодин

Топонимическая ситуация, в которой находился и ныне находится Минск, поистине уникальна. Столицей независимого государства город стал только в 1991 году. До этого момента он, в сущности, всегда был подчинен какому-либо «центру» (либо Вильно, либо Варшаве, либо Петербургу, либо Москве), находился на перекрестье двух влияний — русского и польского, католического и православного или — шире — «западного» и «восточного» и волей-неволей приносил свою историческую самобытность в жертву той или иной политической конъюнктуре. Дважды в ХХ веке Минск попадал и под прямую иностранную оккупацию (польскую и германскую), но даже в мирные годы город (и страна в целом) неизбежно оказывалась жертвой геополитики, разменной монетой в большом политическом бизнесе. В этой статье мы не будем рассматривать названия, которые давались улицам Минска иностранными оккупантами: это тема для отдельной работы. Интересен другой факт: каждая приходящая в Минск власть (неважно, была ли она «своей» или «чужой») спешила оставить свой след в городской топонимике. В основе этого лежит древняя вера в то, что стоит назвать предмет по-новому, как он тут же «отряхнет пыль со своих ног» и предстанет обновленным, очистившимся от «наследия старого режима»...

Казалось бы, ситуация в корне изменится с обретением Беларуси независимости (1991). Развитие столичной топонимики могло пойти несколькими путями: Минск мог последовать примеру Одессы, попросту вернувшей себе все без исключения дореволюционные названия вне зависимости от того, архаично они выглядят сейчас или нет (ценится то, что они — подлинные); Киева, который захлестнула вакханалия «незалежных» переименований; или же пойти по третьему, наиболее приемлемому пути (назовем его «московским»), т.е. восстановить исконные (дореволюционные или древние, 17-19 веков) названия всех старых улиц, оставить некоторые советские, а для новых районов выработать свою, национальную топонимику, где будет отражена в первую очередь история древнего города и связанных с ним замечательных людей — уроженцев или жителей Минска.

Однако факты свидетельствуют об обратном: вначале робко двинувшись по «киевскому» пути, топонимика Минска в итоге словно и не стремится обретать собственное лицо... Может быть, потому, что от «настоящего», древнего Минска до наших дней дошли жалкие остатки: фактически столица Беларуси представляет собой город, «с нуля» возведенный на месте прежнего. А может, и потому, что топонимика города, а во многом и менталитет большинства его жителей словно застыли в тесных рамках, заданных еще в 1960-70-е годы.

В ходе чтения этой работы вам будут попадаться набранные курсивом «пометки на полях», которые иногда не имеют прямого отношения к теме «Минская топонимика». Тем не менее автор надеется на то, что они не испортят восприятие статьи.

28.11.2005
Вячеслав Бондаренко

Читайте еще