Городская топонимика до революции

Примерно до 1840-х годов Минск, с 1793 года входивший в состав Российской империи, оставался тем не менее типично «польским» (точнее, польско-еврейским) провинциальным городком. Отсюда и обилие «польских» (или «католических») названий улиц, отражавших старый городской уклад. Названия возникали сами собой и чаще всего весьма логично. Сторожевская улица — на ней будка сторожа, охраняющего въезд в город, Францишканская — на ней монастырь францисканцев, Доминиканская — доминиканский костел, Бернардинская — монастырь бернардинцев, Зборовая — на ней собор (збор), Лютеранская — на ней лютеранский храм, Плебанские Млыны — на ней монастырские мельницы. Подгорная — под горой. Широкая — широкая :) Торговая — место проживания торговцев. Т.е. названия связаны или с рельефом местности, на которой размещена улица, или с ближайшим храмом, или с профессией/национальностью населяющего улицу люда (Еврейская, Татарская, Немецкая, Базарная, Слесарная).

До поры до времени все эти «вольности» сходили городу с рук, однако с 1840-х годов Минск понемногу начинает приобретать очертания «русского» губернского города. Уже в 1841-м сугубо польский Высокий рынок (Wysoky Rynek) в «Минских губернских ведомостях» называется вполне по-русски — Соборной площадью. А повальная русификация начинается в 1864 году после подавления польского восстания. С улиц исчезают названия, непонятные носителю русского языка, появляются такие сугубо «русские» улицы, как Коломенская, Серпуховская, Вяземская (кстати, все три названия — в честь армейских полков, там расквартированных), Петербургская, Московская. К 1917 году топонимика центра Минска ничем не выделяется на фоне топонимики других русских губернских городов: названия типа Немиги теряются на фоне многочисленных наименований наподобие Соборной площади, Губернаторской, Преображенской, Вознесенской, Крещенской, Петропавловской, Торговой, Садовой, Офицерской, Магазинной и т.п. Такой набор можно было найти и в Твери, и в Калуге, и где угодно еще.

Однако все это касалось главным образом центра. На окраинах Минск «дышал» по-прежнему вольно, охотно «рассказывая» топонимами приезжему и о своей истории, и о составе населения. Да и вообще тогда особенного значения городской топонимике не придавалось. Куда больше значили принадлежность земли, на которой стоял дом, чисто местные приметы и т.п. Поэтому в городе хватало одинаковых названий, новые возникали по самым простым принципам (Ново-Красная, Ново-Мясницкая, Ново-Романовская, Ново-Сергиевская), были и просто безымянные улицы и переулки (некоторые так и назывались Безымянными).

Из дореволюционных тенденций отметим очень редкое наименование улиц в честь конкретных лиц (это вообще не было принято в те времена). В Минске это Пушкинская (нынешняя Физкультурная; названа в честь 100-летнего юбилея поэта, широко отмечавшегося в 1899-м), Скобелевская (нынешняя Красноармейская; названа в 1882 г. так потому, что легендарный генерал М.Д.Скобелев жил на этой улице), название центральной улицы города, проложенной в 1801 г. на месте бывшего городского вала, — Захарьевская (в честь первого минского губернатора З.Я.Корнеева (1747-1828). Улицу он, как видим, «получил» при жизни). Зато в городе существовало огромное количество улиц, названных обычными именами — Александровская, Андреевская, Ивановская, Денисовская, Григорьевская, Георгиевская, Васильевская, Ильинская, Матвеевская, Германовская, Иосифская, Романовская, Марьевская, Семеновская, Дементьевская... Иногда эти названия повторялись: так, в Минске было две Михайловских (часть нынешней Кирова и нынешняя Коммунистическая), две Сергиевских (несуществующая привокзальная улица и нынешняя Рабкоровская), две Николаевских (несуществующая привокзальная и нынешняя Кропоткина), а какое-то время — и две Юрьевских (несуществующая улица в центре и самое начало Раковской, называвшееся так до конца 19 века).

В целом же минская топонимика, пусть и целиком подчиненная «православной» и «русской» установке, абсолютно аполитична, по-настоящему интернациональна (в городе мирно соседствуют Еврейская, Татарская, Лютеранская) и во многом уходит корнями в старые, народные наименования улиц, тесно привязанные к местности. Об этом говорит и тот факт, что названия дореволюционных улиц были «плавающими», часто менялись: таковы Зыбицкая (она же с 1864 г. Болотная, а с 1882 г. по сей день — Торговая).

Нужно заметить, что со временем в Минске появились «новоделы», повторяющие старинные названия. Так, сейчас в городе есть и Широкая, и Магазинная, и Садовая, и Болотная. Но увы, находятся они далеко не в центре и к своим почтенным «тезкам» никакого отношения не имеют. Да и появлялись они, конечно, не с целью «почтить память» славных предшественников.

В 1852 г. в Минске насчитывалось 42 улицы, к 1911-му их число возросло до 305. Приведем названия топонимов центральных минских улиц образца 1843 г. (приведены в том виде, в котором запечатлены на карте, составленной в этом году): Александровская, Францишканская, Зборова, Юревская, Воложская, Койдановская, Романовская, Полицейская, Фелицианская, Зыбицкая, Резницкая, Раковская, Виленско-Набережная, Троецкая, Плебанская, Слесарская, Замковая, Воскресенская, Немигская.

28.11.2005
Вячеслав Бондаренко

 

Читайте еще