Наводнения

Сидели на крышах, махали флагами и звали на помощь

Печатается с небольшими сокращениями.

Так в 1931 году белорусы спасались от самого большого в истории страны потопа.

Минский потоп 24 июля 2009 года, несомненно, войдет в историю. Белорусы еще долго будут вспоминать плавающие автомобили и затопленные магазины. Но наша страна знала потопы с еще более серьезными последствиями, вызванными не дождями, а целыми наводнениями.

В первой половине XX века Свислочь, еще не укрощенная системой водохранилищ, зачастую преподносила неприятные сюрпризы. Во время паводков, особенно весенних, она затопляла низинные районы Минска, превращая город в подобие Венеции. Впрочем, с подобными проблемами сталкивались все белорусские города и населенные пункты, стоящие на реках. Но иногда эти проблемы принимали характер катастрофы.

В Государственном архиве Минской области сохранились документы, рассказывающие о самом сильном наводнении за всю историю регулярных метеонаблюдений в Беларуси. Весной 1931 года вся БССР была охвачена не бывало сильным паводком, нанесшим серьезный ущерб хозяйству страны. Снежная и морозная зима накопила большие запасы снега и льда на полях и реках, а установившаяся в апреле теплая и солнечная погода вызвала быстрое таяние снега и резкий подъем уровня воды во всех белорусских реках. В своих секретных информационных бюллетенях, направленных партийному руководству страны, ОГПУ охарактеризовало наводнение весны 1931 года как «небывалое».

Из донесений ОГПУ по Минску: «Уровень воды в р. Свислочь начал подниматься 20 апреля. 21-го с 3 часов дня вода начала выступать из берегов, заливая прилегающие кварталы в районах Ляховки, Садовой, Пролетарской, Татарской, Первомайской и др. улиц.

В 9.30 21 апреля начало заливать водой Эльвод (городская электростанция — Авт.), который спустя несколько минут выбыл из строя, лишив город света и воды.
С вечера 21 апреля жителям кварталов, которым опасность затопления угрожала непосредственно, было предложено эвакуироваться, однако часть населения, предполагая, что вода не достигнет квартир сравнительно более отдаленных, отказалась перебраться в безопасные места.
В ночь на 22 апреля вода в реке прибывала настолько быстро, что жители прилегающих кварталов просыпались среди ночи от стука дежурных пожарных в полузатопленных квартирах (Ляховка, Нижний рынок, Садово-Набережная).

К утру население указанных кварталов оказалось в домах, полузатопленных водой, и, взобравшись на крыши домов, люди кричали, вывешивали флаги, призывая на помощь. К часу дня 22 апреля уровень воды, по данным Всебелорусского гидрометеорологического института, достиг 380 см выше среднего летнего уровня».

Затопление низинных районов Минска и отсутствие электричества вызвало остановку практически всех предприятий города. Перестал ходить трамвай. Вода снесла несколько мостов через Свислочь. Сообщение между частями города было затруднено. В пригородной деревне Банцаровщина напором унесло мельницу, которую чудом удалось поймать, в противном случае она могла снести оставшиеся минские мосты. К спасению людей, оказавшихся в водном плену, привлекались армейские саперные части.

Водой размыло железнодорожные пути, в результате чего было прервано железнодорожное сообщение Минска с Борисовом и Бобруйском. Нарушилась и телефонно-телеграфная связь. Наводнение охватило всю страну.
...
Наибольший подъем уровня воды был зафиксирован в реке Западная Двина — почти 13 метров! В Свислочи максимальный подъем воды в Минске составил 385 см, а в нижнем ее течении (в районе Осиповичей) — 535 см.

В Минске вода начала спадать уже 23 апреля, в бассейне Западной Двины — 28 апреля. Правительству предстояло провести огромные работы по ликвидации ущерба, нанесенного наводнением. По всей БССР были размыты дамбы, дороги, железнодорожные пути, снесены сотни мостов, подтоплены тысячи домов, повреждены линии связи и электропередачи, системы водоснабжения, затоплены десятки баз и складов с товарами и продуктами.

Но главное, как рапортовало ОГПУ, число жертв было минимальным — всего несколько человек по всей БССР. Хотя среди населения ходили слухи о десятках погибших в одном только Минске. На самом деле чрезвычайные меры по эвакуации населения и помощь армейских частей позволили своевременно вывезти людей из наиболее опасных районов.

Василий МАТОХ, ведущий научный сотрудник Государственного архива Минской области, «Рэспублiка», 18 августа 2009 г.

Расскажите друзьям

Поделиться

Подпишитесь на рассылку

Материалы по теме

Читайте еще