Уничтожение исторической памяти в Масюковщине. Часть 5

Бывшее кладбище немецких военнопленных
Олег Усачев: oleg.ussachoew@tut.by


За последние годы территория бывшего военного городка в Масюковщине застраивалась преимущественно вдоль улицы Тимошенко. В конце этой улицы располагается бывшее кладбище немецких военнопленных.

Кладбище немецких военнопленных в бывшем военном городке в Масюковщине, 1963
Кладбище немецких военнопленных на аэрофотоснимке, 1968

Местный житель бывшего военного городка в Масюковщине рассказал автору (2015), что от бывшего охранника (НКВД) лагеря немецких военнопленных ему приходилось слышать, что умерших пленных немцев хоронили без одежды и обуви, завернув в шинели. Предварительно с них снимали личные жетоны. Этот охранник целое ведро таких жетонов высыпал в небольшой водоем возле кладбища. Этот житель в молодости был поисковиком в Новгородской области.

Для проверки сообщения бывшего охранника этот житель нашел (уже бывший) пересохший водоем и в указанном месте обнаружил много личных жетонов немецких пленных. По немецким данным на этом кладбище было захоронено около 5 тыс. немецких военнопленных. Около 500 человек выкопали военные поисковики и перезахоронили их на сборном кладбище в Березе. Затем этот процесс перезахоронения был остановлен.

В последние годы немецкая сторона в Беларуси продолжает перезахоронение найденных немецких останков и планирует перезахоронить (в Березе) и остальные останки пленных с этого кладбища.

Раньше хорошим ориентиром для нахождения места расположения кладбища была заброшенная водонапорная башня из силикатного кирпича.

Водонапорная башня возле кладбища, 25.10.2007
В августе 2015 башню взорвали и от неё почти не осталось следов.

Кирпичи на месте взорванной водонапорной башни, 25.10.2015
Место, где раньше стояла водонапорная башня, 25.10.2015
Точка зрения автора на существующие проблемы. В настоящее время в Минске существует тенденция уплотнения существующей застройки. На чистом месте это выгодно лишь застройщикам, т.к. это уменьшает их затраты на создание инфраструктуры. Проблемы у застройщика возникают на местах, где могут находиться ранее неизвестные крупные захоронения. Известно, что в обе мировые войны, гражданскую войну большие людские потери были от эпидемий тифа. Захоронения тифозных больных и сегодня представляют большую опасность. Наиболее просто решают проблему с местами захоронения репрессированных. При обнаружении таких захоронений у нас в большинстве случаев их ликвидируют без огласки (нет захоронений — не было больших репрессий). В райисполкомах и военкоматах практически не ведут работы по предварительному обнаружению мест массовых захоронений. Обычно, райисполком выделяет застройщику место строительства без указания его предыстории. На вопрос застройщика , могут ли на этом месте быть массовые захоронения, в разных инстанциях пожимают плечами и советуют копать, а при находке захоронения сообщать об этом. 


В соответствии с действующим законодательством (Закон о погребении) запрещается строить жилье на местах массового захоронения, а вокруг этих мест должна создаваться санитарная зона. Застройщик после разработки проектной документации, её согласования и утверждения начинает рыть котлован для строящегося дома. Если на этом месте или рядом обнаруживается большое захоронение, то строительные работы останавливаются (застройщик несет убытки), на место находки приглашают представителей райисполкома, райвоенкомата, прокуратуры, РУВД. Обычно, работники прокуратуры заявляют (как на Переспе при строительстве мемориала), что их судебно-медицинские эксперты (при отсутствии сопутствующих предметов) не в состоянии отличить костные останки ПМВ от останков ВМВ. Если сопутствующие предметы обнаружены, то по ним (специалисты-археологи) приблизительно определяют время захоронения и судьбу погибших. Например, при частичной эксгумации останков на этом кладбище их принадлежность к немецким военнопленным определяли по сохранившимся крючкам на шинелях, в которые были завернуты трупы при захоронении.

Братские могилы (воинских захоронений) разрешается переносить на новое место в исключительных случаях с разрешения МО РБ. В этом случае застройщик всю работу должен начинать заново и на новом месте. Бывают и исключения. Например, ещё до строительства жилого дома возле Пушкинских казарм местные жители активно протестовали против строительства жилья на костях военнопленных, умерших во время эпидемии тифа. В ходе строительства жилого дома частично затронули большую братскую могилу, строительство было приостановлено приблизительно на месяц, а затем продолжено. На 2016 г. МО РБ запланировало проведение поисковых работ по обнаружению сохранившейся части этой большой братской могилы под окнами этого большого многоэтажного дома.

В Масюковщине в этом отношении ситуация сложная. Например, местные жители утверждают, что даже детский сад в бывшем военном городке построила на костях пленных, которые потом часто выкапывали при последующей посадке деревьев. В лучшем случае эту часть городка можно не застраивать (такого мнения был раньше районный архитектор), а превратить в зеленую зону как это было до войны. По этой причине в последние годы жилые дома здесь возводили преимущественно вблизи ул. Тимошенко, где вероятность нахождения массовых захоронений мала. Сейчас застройка на этой улице приближается к бывшему кладбищу немецких военнопленных.

Можно надеяться, что немецкая сторона получит разрешение райисполкома на очередное перезахоронение своих соотечественников на сборном кладбище в Березе
Здание довоенной казармы находится на сравнительно «чистом» месте, к которому уже подведены инженерные сети. Для потенциального застройщика это место весьма привлекательно для строительства элитной многоэтажки.

Можно полагать, что жажда получения больших денег в самое ближайшее время уничтожит здание казармы, а с ней и важный элемент исторической памяти. Что будет — покажет время. Народная мудрость утверждает, что деньги — зло, но каждый хочет их иметь. Характерно, что на территории бывшего военного городка до сих пор нет (возможно, стараниями «идеологов») даже памятной таблички с указанием границ и плана этого лагеря, его истории. Большинство жителей военного городка считает, что лагерь находился где-то в дальнем конце городка, а не на месте их проживания.

Читайте еще